Главная / За углом истории / ТАМОЖНЯ БЕРЁТ ДОБРО!

ТАМОЖНЯ БЕРЁТ ДОБРО!

ТАМОЖНЯ БЕРЁТ ДОБРО! Около въезда в бывшую таможенную крепость Цонс мирно пасется стадо бронзовых поросят. Они напоминают о победе жителей города в конфликте с кельнским архиепископом в 1577

Около въезда в бывшую таможенную крепость Цонс мирно пасется стадо бронзовых поросят. Они напоминают о победе жителей города в конфликте с кельнским архиепископом в 1577 году

В Средние века корабли и баржи вверх по течению тянули на канатах, поэтому пройти мимо таможенных постов, не заплатив пошлину, было невозможно, чем и пользовались правители, владевшие территориями вдоль Рейна. Количество таможенных постов на его берегах исчислялось десятками. По значению для казны средневековые рейнские пошлины можно было сравнить с нынешними налогами на добычу нефти и газа. Кельнские архиепископы входили в число германских католических иерархов, считавших сбор рейнского налога (Rheinzoll) исключительной привилегией церкви

Фридрих III фон Саарверден был не только духовным иерархом, но и правителем собственного Кельнского курфюршества (uröln) — одного из семи изначальных курфюршеств Священной Римской империи германской нации.
Именно курфюрсты, согласно Золотой булле, принятой в Нюрнберге в 1356 году, избрали германского короля, который затем становился императором. Другими словами, архиепископы Кельна были в средневековой Европе очень влиятельны. Власть в таких церковных курфюршествах переходила к новому архиепископу в результате выборов после смерти прежнего правителя. Часто новыми властителями становились младшие сыновья из знатных немецких династий. Они не могли, как старшие, наследовать отцовские владения, поэтому шли по церковной линии.
Фридрих III фон Саарверден происходил из очень влиятельной семьи, а свой пост занял даже прежде, чем достиг минимального для таких церковных должностей 30-летнего возраста. Его родственники добились от Папы Римского специального разрешения.

На землях своего курфюршества князь-архиепископ обладал не только духовной, но и светской властью, в том числе правом назначать и собирать налоги. Курфюршество росло постепенно. Сначала оно состояло из разрозненных территорий, но в итоге заняло примерно стокилометровую полосу земли шириной около 25 километров вдоль Рейна. В свою очередь, Кельнское архиепископство (Erzbistum öln) по территории не было тождественно курфюршеству, а значительно превышало его. За пределами собственных земель архиепископ обладал лишь духовной властью. Например, город Кельн в курфюршество не входил.
Жители Кельна, обладавшего городской самостоятельностью в империи, пустили своего нового верховного пастыря в его собственный Кафедральный собор только после того, как тот письменно подтвердил независимость города и отказался от претензий на светскую власть на территории Кельна. Правда, такие заверения и обещания не всегда были гарантией от возникновения конфликтов.

До 1372 года архиепископский налоговый пост находился в Нойсе (Neuss), ближе к Дюссельдорфу, но русло Рейна постепенно менялось, он удалялся от стен города, да и жители Нойса начали заявлять дополнительные претензии на часть таможенных сборов.
Назревал конфликт.
Чтобы избавиться от этих проблем и гарантировать собираемость налога, столь важного для хронически пустых касс, архиепископ фон Саарверден решил перенести таможенный пост в одну из своих собственных деревень — Цонс. Таких архиепископских хозяйств — барских дворов (Fronhof) — на территории курфюршества было более десятка. Они не только поставляли продукты в резиденции феодала, но и являлись центрами административного управления, в том числе местом судопроизводства.

В первом веке нашей эры на месте Цонса очень недолго, около 30 лет, существовал римский военный пост. Об этом свидетельствуют обнаруженные археологами остатки погребальных костров и урны. Рядом проходила мощеная камнем дорога. Точные причины ликвидации поста в Цонсе неизвестны. Предполагают, что его гарнизон перевели в соседний лагерь Durnomagus — на территории нынешнего Дормагена (Dormagren).
Долгое время поселение в Цонсе административно было связано с бывшим римским укреплением Бюргель (Römerastell Haus Bürgel). Еще во времена правления в Священной Римской империи германской нации династии Каролингов, где-то в IX веке, бывшую древнеримскую крепость в Бюргеле лишили оборонительных функций (Entfestigung). Стены и башни разобрали, а в оставшихся постройках разместили крестьянское подворье, дошедшее до наших дней (сейчас в его помещениях находится небольшой исторический музей, рассказывающий о римском периоде в истории Рейнской области).

«Здесь будет город-крепость!» — возможно, такую или похожую фразу произнес фон Саарверден в 1372 году. И уже вскоре между Кельном и Дюссельдорфом появился новый таможенный пост для взимания сборов с купцов, перевозивших товары по Рейну.
Сначала в Цонсе у самого берега Рейна построили таможенный замок Фридестром (Friedestrom), названный так в честь самого Фридриха III фон Саарвердена, а потом обнесли высокой стеной 310 на 260 метров со сторожевыми башнями и рвом и всю деревню. Замок оказался интегрирован в крепостное окружение и занимает примерно 1/6 часть городской территории. На ночь ключи от городских ворот сдавались на хранение в замок.
В 1373 году архиепископ подарил своей деревне, превращенной в крепость, статус города со всеми привилегиями, включая право на проведение ежегодной многодневной торговой ярмарки, приуроченной к одному из религиозных праздников, а также однодневного рынка каждую неделю.

Одна из городских сторожевых башен — круглая «толстушка» Крётшентурм (rötschenturm). В городских хрониках есть свидетельства о том, что ее использовали в качестве изолятора для заразных больных во время эпидемий, а их в многовековой истории Цонса было достаточно. На местном диалекте выражение «en al rötsch» означает что-то вроде «вечного больного», «мимозы».
Чума опустошала город в 1623, 1635, 1666 годах. Не реже страдал Цонс и от разрушительных пожаров, но его очень быстро восстанавливали, чтобы как снова приступить к сбору таможенных пошлин. Во время Тридцатилетней войны в 1646 году Цонс выдержал двухнедельную осаду гессенских войск, хотя и сильно пострадал от нее.

Количество домов в Цонсе не превышает двух сотен. До прошлого века он так и не выходил за пределы крепостных стен, то есть город не расширялся. Уютные узкие улочки можно по пальцам пересчитать. По большому счету, Цонс на протяжении столетий оставался деревней, хотя и обнесенной крепостной стеной.
Большинство его коренных жителей были крестьяне. Вокруг до сих пор — обширные поля, а многие дома построены с характерными высокими воротами, то есть так, чтобы во внутренние дворы могли въезжать повозки и сельскохозяйственная техника. В Цонсе развивались некоторые ремесла, например, гончарное дело. В начале XVI века здесь даже разрешили чеканить собственные монеты, но уже через несколько лет это право вновь отобрали. Промышленных производств в Цонсе не возникло. Индустриализация обошла его стороной.

Таможенники же составляли особую категорию жителей Цонса. На них официально не распространялись обязанности горожан. Дома таможенных служащих были самыми роскошными.
(В некоторых сейчас расположены ресторанчики. Их в этом крошечном городе много. Можно предположить, что в таком количестве они появились уже в наше время вместе с развитием туризма, но это не так).
По сложившейся традиции, во время ожидания таможенного оформления или после него купцы и капитаны судов отправлялись выпить и закусить со служивыми людьми. Спрос классически определял предложение

Но вот финансовые дела Кельнского курфюршества (uröln) велись из рук вон плохо — оно не вылезало из долгов. Иногда условием для избрания нового архиепископа являлось обещание не начинать новых дорогостоящих проектов, но, как правило, вскоре о них забывали.
В 1463 году тогдашний князь-архиепископ кельнский Дитрих фон Мёрс (Dietrich II. von Moers) из-за огромных долгов был вынужден заложить Цонс, но тот остался при этом в собственности католической церкви.
Новым владельцем таможенного города-крепости стал Кельнский соборный капитул (Domapitel) — самостоятельный с точки зрения церковного права совещательный орган, своего рода правительство Кельнского архиепископства.Помимо обеспечения служб в Кафедральном соборе, основной задачей членов капитула является управление делами во время так называемой седисваканции (Sedisvaanz) — периодов между смертью прежнего и избранием нового архиепископа.

Интересы капитула и курфюршества не всегда совпадали, что регулярно приводило к конфликтам. Об одном из них напоминает памятник у въезда в город, где на площади пасутся пять бронзовых свиней.
В 1577 году тогдашний архиепископ кельнский Залентин фон Изенбург (Salentin von Isenburg) решил обложить жителей Цонса дополнительным налогом на содержание свиней. Это привело к так называемому свиному спору (Zonser Schweinefehde) между архиепископом и капитулом, которому принадлежал Цонс. В один прекрасный день — правда, под покровом ночи — солдаты архиепископа за долги похитили полсотни городских поросят.
В ответ жители города-крепости стали мешать сбору таможенных пошлин, что больно ударило по архиепископскому карману. Через два года ему пришлось пойти на попятный. Похищенных свиней к этому времени давно уже съели, поэтому жители Цонса получили материальную компенсацию и право до сих пор гордиться тем, что успешно выиграли спор с таким могущественным противником.

На этом посягательства не закончились. В 1741 году тогдашний архиепископ Клеменс Август (Clemens August) силой отобрал Цонс у капитула, но через два года образумился и вернул собственность. Клеменс Август был типичным правителем барочной эпохи, жившим на широкую ногу, а роскошь надо было финансировать (построенные им под Кельном дворцы Аугустусбург и Фалькенлуст сегодня включены в список памятников Всемирного наследия ЮНЕСКО)
Во владении соборного капитула Цонс находился до оккупации Рейнской области французскими революционными войсками в 1794 году. О французском периоде городской истории сейчас напоминают номерные знаки на некоторых домах, выполненные типичным витиеватым шрифтом, широко известным по этикетке «Кельнской воды» («ölnisch Wasser»).

В начале XIX века политическая карта Европы и Германии менялась. В 1815 году, после разгрома наполеоновских войск, согласно решениям Венского конгресса, Цонс вместе с другими рейнскими территориями перешел к Пруссии. К этому времени многочисленные церковные княжества исчезли, а сама католическая церковь в результате секуляризации потеряла значительную часть своих владений. Прусские власти в ходе административной реформы лишили Цонс городского статуса, он стал частью нового окружного управления в Нойсе (Neuss).

Сейчас формально Цонс не является городом, но еще в 1904 году ему вернули почетное право использовать старый городской герб. Связано это было с развитием рейнского туризма. Для туристов здесь выпускали почтовые открытки с видами города, украшенные этим гербом.
Немалый вклад в популяризацию Цонса в начале ХХ века внесли художники так называемой Дюссельдорфской школы (Düsseldorfer Malerschule), облюбовавшие его для написания картин с романтическими средневековыми башнями на фоне рейнского пейзажа. Между 1819 и 1918 годами к этому направлению в изобразительном искусстве принадлежало, в общей сложности, около двух тысяч художников.
В 1992 году земельные власти федеральной земли Северный Рейн-Вестфалия, чтобы подчеркнуть значение Цонса в немецкой истории, официально разрешили называть его городом — Stadt Zons.
https://www.dw.com/ru/цонс-на-рейне-1/a-5258883

ТАМОЖНЯ БЕРЁТ ДОБРО! Около въезда в бывшую таможенную крепость Цонс мирно пасется стадо бронзовых поросят. Они напоминают о победе жителей города в конфликте с кельнским архиепископом в 1577

ТАМОЖНЯ БЕРЁТ ДОБРО! Около въезда в бывшую таможенную крепость Цонс мирно пасется стадо бронзовых поросят. Они напоминают о победе жителей города в конфликте с кельнским архиепископом в 1577

ТАМОЖНЯ БЕРЁТ ДОБРО! Около въезда в бывшую таможенную крепость Цонс мирно пасется стадо бронзовых поросят. Они напоминают о победе жителей города в конфликте с кельнским архиепископом в 1577

ТАМОЖНЯ БЕРЁТ ДОБРО! Около въезда в бывшую таможенную крепость Цонс мирно пасется стадо бронзовых поросят. Они напоминают о победе жителей города в конфликте с кельнским архиепископом в 1577

ТАМОЖНЯ БЕРЁТ ДОБРО! Около въезда в бывшую таможенную крепость Цонс мирно пасется стадо бронзовых поросят. Они напоминают о победе жителей города в конфликте с кельнским архиепископом в 1577

ТАМОЖНЯ БЕРЁТ ДОБРО! Около въезда в бывшую таможенную крепость Цонс мирно пасется стадо бронзовых поросят. Они напоминают о победе жителей города в конфликте с кельнским архиепископом в 1577

ТАМОЖНЯ БЕРЁТ ДОБРО! Около въезда в бывшую таможенную крепость Цонс мирно пасется стадо бронзовых поросят. Они напоминают о победе жителей города в конфликте с кельнским архиепископом в 1577

ТАМОЖНЯ БЕРЁТ ДОБРО! Около въезда в бывшую таможенную крепость Цонс мирно пасется стадо бронзовых поросят. Они напоминают о победе жителей города в конфликте с кельнским архиепископом в 1577

ТАМОЖНЯ БЕРЁТ ДОБРО! Около въезда в бывшую таможенную крепость Цонс мирно пасется стадо бронзовых поросят. Они напоминают о победе жителей города в конфликте с кельнским архиепископом в 1577

Источник

Читать еще:

Писатель как экономическое явление.

Вальтер Скотт принадлежал к небогатому, хотя и древнему шотландскому роду. Его прадед добывал себе пропитание …

Добавить комментарий