Главная / Где культура / Петр I в исполнении Михаила Шемякина

Петр I в исполнении Михаила Шемякина

Памятник Петру Первому Шемякин подарил Петербургу. Причём, как говорят, предлагал по очереди разным музеям, но везде отказывались под разнообразными предлогами. Никто не хотел связываться с таким неоднозначным памятником великому императору. В итоге Шемякин буквально всучил скульптуру Петропавловской крепости, где она в итоге и прижилась. Повторяюсь: поначалу установка этого памятника вызвала бурю возмущения. Однако не все отнеслись к нему так критично. Сам Шемякин утверждал, что идею памятника подарил ему его близкий друг Владимир Высоцкий. Действительно, Шемякин с Высоцким дружили. А у последнего есть даже песня, посвящённая художнику, а в ней – такие строки: «…а то, что друг мой сотворил – от Бога, не от беса. Он крупного помола был, крутого был замеса…» К Шемякину можно относиться по-разному. Но вряд ли кто-то откажется признать талант и художественное чутьё Владимира Высоцкого. То, что он ценил творчество Шемякина, уже, на мой взгляд, о многом говорит.

А ещё в Петербурге рассказывают, что этот памятник Петру спас город от другого, гораздо более неоднозначного памятника. Дело в том, что в своё время, как гласит народная молва, Церетели пытался подарить городу свой гигантский памятник Петру Первому, который сейчас находится в Москве. С этой идеей он пришёл к Анатолию Собчаку. А Собчак, выслушав Церетели и вспомнив, сколько критики обрушилось на его голову за установку памятника Петру в Петропавловке (памятника, казалось бы, небольшого), подумал: а что же будет, если в Петербурге появится гигант Церетели «Нет, — решил мэр, — ну его от греха подальше» – и дара церетелевского не принял.

Нужно понимать, что творчество Шемякина – творчество сложное и интеллектуальное. В молодости Шемякин, отдав дань увлечения написанию разнообразных манифестов и созданию «измов», стал автором манифеста «Метафизического синтетизма» — так сам он называл своё направление. К его теоретическим потугам многие относились с иронией. У Довлатова, в одной из повестей сборника «Чемодан», скульптор, создающий сомнительных достоинств памятник Ломоносову, кричит: «Вы ничего не понимаете! Моя скульптура – последний писк метафизического синтетизма!» Но всё-таки Шемякин глубок и сложен – это нужно признать. Все его произведения – это игра с образами. Шемякин берёт памятник, скульптуру или другой арт-объект, который давно уже стал частью культурного текста, видоизменяет его, добавляет новые смыслы, модернизирует, осовременивает. И таким образом, получает произведения, которые как бы вплетаются в ткань культуры, подобно ещё одной нити, вплетённой в сложный узор ковра.

Именно так он работал и над памятником Петру. У Шемякина было как минимум два предмета, которые вдохновляли его на создание этой вещи. Во-первых, это прижизненная восковая маска Петра. Копия с этой маски до сих пор хранится в Петербурге, в Русском музее. Маска эта даёт точное представление о том, как выглядел наш император в зрелом возрасте. И лицо Петра Первого, созданное Шемякиным, в точности повторяет реальные черты государя. Действительно, человек перед нами уже немолодой, потрёпанный жизнью и откровенно некрасивый. А таким он был и в действительности. Единственное отличие памятника от Петра реального заключается в том, что Пётр никогда не был лысым. Но лысина Петра бронзового тоже вполне объяснима. Ведь Шемякин старался создать свой образ Петра максимально близким к тому оригиналу, к той маске, которая у него была. А ведь восковая маска, как вы понимаете, волос не отражает, воск накладывается как раз до верхней границы лба. Именно поэтому Пётр Шемякина обзавёлся лысиной.

Второй источник вдохновения для Шемякина – так называемая «восковая персона». В Европе в то время возник странный обычай, который, как и многие другие европейские новинки, при Петре перекочевал в Россию: после смерти человека создавать его «восковую персону» — куклу, которая одевалась в настоящую одежду, для которой делался парик из настоящих человеческих волос – своеобразный посмертный памятник, максимально похожий на модель. Ведь, согласитесь, фигура из воска, который по цвету и фактуре ближе к человеческой коже, смотрится гораздо реалистичней, чем памятник из бронзы или камня. После смерти Петра такая «восковая персона» была создана. Она до сих пор хранится в одном из залов Эрмитажа. Кстати, если пойдете в Эрмитаж, не забудьте захватить мой авторский путеводитель по Эрмитажу; скачать его можно бесплатно. Интересно, что восковой Пётр сидит на стуле в точно таком же положении, какое Шемякин придал своему Петру.

Судя по всем описаниям Петра Первого, а также по сохранившимся его личным вещам, мы можем с уверенностью сказать, что человек этот был некрасивый и непропорциональный. Пётр высок: два метра четыре сантиметра. При этом у него малюсенькая голова. В Петергофе, во дворце Монплезир, до сих пор хранится ночной спальный колпак Петра – совсем маленький в диаметре. Пётр высок, но худощав и узок в плечах. Несколько лет назад в Эрмитаже была большая выставка старинных костюмов. У Петра при этом маленькая нога (38-й размер), но большая рука (сохранились отпечатки его громадных ладоней). Пётр, судя по описаниям, силён: может пальцами согнуть металлическую монету. Вот таким был наш император в действительности: рослый, худощавый, крепко сбитый, но очень неуклюжий и совсем не Аполлон.

Читать еще:

BIG cтpoит «извилиcтую cтeну» дocтупнoгo жилья в Κoпeнгaгeнe

Дaтcкoe apхитeктуpнoe бюpo BIG зaвepшилo Dorthеavеj Rеsidеncе (peзидeнция Дopтэйeйдж), дocтупнoe жильe в Κoпeнгaгeнe, cocтoящee из …

Добавить комментарий