Мировая история знает имена женщин, которые для блага своей родины были готовы пожертвовать жизнью и даже более дорогим — честью.

Фамилия Валевска у многих российских женщин среднего возраста ассоциируется с красивым профилем на коробочках и флаконах фирмы «Miraculum ».

Женщина, в честь которой были названы духи, была польской дворянкой и возлюбленной Наполеона. И еще она была редкой красавицей.
Мария Лещинская принадлежала к старинному, но обедневшему польскому роду. После смерти отца она, младшая из шести детей этого семейства, была больше озабочена судьбой своей страны, чем нарядами. Учитель Николай Шопен (отец великого композитора) писал на полях ее учебной тетради: «К чему такой чрезмерный восторг Как приложить ваши причитания о бедной Польше к истории Пунических войн»

Марыне, как звали ее близкие, предлагал руку и сердце красивый, богатый молодой человек. И хотя симпатии девушки ни у кого не вызывали сомнения, она нашла в себе силы отказать жениху: он был сыном русского генерала, «притеснителя» ее несчастной родины. По некоторым сведениям, Марыня сделала это не по своей воле и даже собиралась бежать с возлюбленным, но все-таки не решилась.

В восемнадцать (по некоторым источникам – в шестнадцать) лет Мария стала супругой 70-летнего вдовца Колонна-Валевского, женившегося третий раз. Долги ее семьи были уплачены, родовое поместье восстановлено, а брат отправлен учиться во Францию. И не только это… В свете шептались, что этим браком спасалась честь семьи Лещинских: Мария шла под венец, будучи беременной. Достоверно одно: сына она родила спустя шесть месяцев после свадьбы, и отцом его вряд ли можно считать Валевского. В это легко верится – ведь и спустя годы престарелый муж польской красавицы с легкостью дал свою фамилию ее ребенку от Наполеона!

«1 января 1807 года Наполеон, направляясь в Варшаву, остановился для смены лошадей возле городка Блонь, – пишет французский историк Ги Бретон. – Его карету немедленно окружила восторженная толпа. Внезапно она расступилась, давая дорогу двум элегантным женщинам. Самая красивая из них, блондинка с нежными голубыми глазами, в национальном головном уборе, сказала по-французски: «О, мсье, я умоляю вас, проведите нас к Императору и сделайте так, чтобы я смогла поговорить с ним несколько минут с глазу на глаз».

Это оказалась Мария Валевская, наивно и искренне приветствовавшая победителя. На другой день «неистовый корсиканец» приказал разыскать приглянувшуюся ему красавицу. И 18 января Дюрок, генерал по особым поручениям, приехал пригласить ее на бал.
Вторая встреча Бонапарта и Марии произошла уже в польской столице. До этого старый граф держал молодую супругу в строгости, почти в затворничестве. Юная пленница всегда казалась грустной, и Наполеон тотчас заметил это. Он мгновенно выделил ее из блестящей толпы остальных дам.

По воспоминаниям одной из них, император вошел в зал, как на поле битвы или на военный парад. Увидев целый ряд красавиц, ожидающих своей очереди быть ему представленными, громко воскликнул: «Сколько же в Варшаве прекрасных женщин!» И – задержался перед пани Валевской. На следующий день шумел весь город. Подумать только, на балу Наполеон пригласил танцевать какую-то действительно очаровательную, но в аристократических кругах почти неизвестную даму из окрестностей Ловича. Валевская сразу же стала центральной фигурой всех балов и приемов: вокруг нее толпились французские генералы, польские вельможи и немецкие князья.
«Очаровательная, она являла тип красоты Греза, – живописала ее словесный портрет мемуаристка Анна Потоцкая. – У нее были чудесные глаза, рот, зубы. Улыбка ее была такой свежей, взгляд таким мягким, лицо создавало столь привлекательное целое, что недостатки, которые мешали назвать ее черты классическими, ускользали от внимания».

Любвеобильный Бонапарт принялся завоевывать Марию на следующее же утро после бала. Но победы добился не сразу. Два его любовных письма остались без ответа. Вот одно из них:
«Я никого не видел, кроме вас; я никем не восхищался, кроме вас; я никого не хочу, кроме вас. Поскорее ответьте мне и утолите нетерпеливую страсть. Н.».

Мария ничего не ответила на столь откровенный призыв. Лишь третье послание императора достигло своей цели. В нем, наряду с пылкими клятвами и трогательными мольбами о свидании, упоминалось слово, столь значимое для Марии, – Отечество:
«О! Придите, придите! Малейшее желание Ваше будет исполнено. Ваша родина станет для меня еще дороже, если Вы сжалитесь над моим бедным сердцем. Н.».

Мария сдалась на милость судьбы. Кто знает, каких мук, какой внутренней борьбы стоил ей, замужней женщине и истовой католичке, подобный шаг…

В объятия Наполеона Валевскую толкнуло еще и обращение к ней самых известных людей Польши. От имени двенадцати миллионов поляков они умоляли Марию посетить Наполеона.
Кем вошла пани Валевская в историю Слепой игрушкой в руках политических интриганов или любящей и преданной женщиной тирана Решать вам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *