Мама

Этой ночью за окном разыгралась нешуточная метель, заметая все тропинки, ведущие к дороге. За пару часов всё превратилось в белоснежное полотно. За окном завывал ветер. Деревья размахивали ветвями, склоняя верхушки.

Связав несколько украденных из прачечной сероватых простынок между собой, мальчишка, на вид — лет тринадцати, бодро начал спускаться со второго этажа детского приюта, пока его не спохватились. Сверху доносились приглушённые голоса. Растерявшись и на мгновение, потеряв равновесие, он полетел вниз, плюхнувшись прямо на пятую точку в огромный сугроб, полностью утонув в нём. Ноги сразу же превратились в ледышки, лёгкие ботиночки не давали нужного тепла, так же как шорты до колен и куртка, которую затёрли до дыр прошлые «хозяева».

Подняв голову вверх и посмотрев в окно, где только что загорелся свет, парнишка быстро поднялся и, обтряхнув себя, рванул прочь.

— Пусть я замёрзну, пусть окоченею от холода, но в это богом забытое место не вернусь никогда! — глотая слёзы, твердил он про себя, утопая то по колено, то по щиколотку в свежевыпавшем снегу.

Лёгкие как пух снежинки падали на землю, сплетая необычные узоры, покрывая всё больше и больше белоснежным одеялом растения вокруг, и заметая следы. После полутора часов блужданий по лесу, наконец-то показались огоньки. В ночной темноте этот свет казался ярким, словно лучи прожекторов.

У замёрзшего, обессиленного и еле живого парнишки появилась та самая искорка в душе, от которой появились силы — не сдаваться и дойти до конца. Добравшись до населённого пункта на худеньких, стеклянных ножках, которые были испещрены глубокими шрамами от хлыстов, он стучал в каждую дверь, прося приютить у себя или хотя бы угостить чашечкой горячего чая, но люди его сторонились как чумы, попросту не открывая дверь. Никому не нужен был ещё один лишний рот. Они все были словно окутаны туманом безразличия.

Никому не нужный с самого рождения, он чувствовал себя изгоем, балластом, отбросом общества, закрываясь всё больше в своей скорлупе. Он был раздавлен, опустошён и испытывал самое тоскливое чувство во всей своей короткой жизни. Подпирая стену ледяного сооружения, он не спеша скользил вниз, пока не оказался сидящим на корточках.

— Ты слышишь меня — послышался откуда-то сахарный женский голосок, заставивший быстро отвлечься от своих мыслей.

Еле как, встав на ноги, он оглядел местность уставшими и просящими о смерти глазами. Прямо через дорогу показалась девушка, примерно его возраста, одетая в лиловую пижаму и выглядывающая из окна, занавески которой колыхались на ветру, превращаясь в паруса.

— Чего ты там сидишь Холодно ведь! Иди скорее, пока родители не заметили, — говорила она, постоянно оглядываясь по сторонам, — скорее же!

Вот оно — то ключевое слово, которое он так жаждал услышать.
Не став возмущаться, тот побрёл прямо к дому, потирая околевшие ладони. Приятный запах выпечки усилился, как только он подошёл вплотную. Этот запах ни с чем не сравнить – это запах дома, который он слышал всего лишь один раз, когда несколько человек из приюта ездили в пожилой паре помочь по хозяйству. Запах, к которому все дети, выросшие в кругу родных, будут помнить всегда и стремится вернуться к нему.

— Ты весь синий, — простонала от жалости светловолосая красавица, — давай, залезай, — она протянула руку.

Парень колебался.

— Ты уверена, что тебя потом не накажут

— Не замерзать же тебе. Это уже мои проблемы будут.

Не вдаваясь дальше в подробности, парень не стал ничего отвечать, и лишь перебирая ватными ногами, залез в окно. Особого труда это не составило, так как комната девушки находилась на первом этаже.

— Вот, держи, — укутав в одеяло нежданного гостя, девушка подошла к двери и, развернувшись, жестом показала, чтобы тот сидел тихо.

Парень кивнув.

Не прошло и пяти минут, как она так же тихо, как и вышла, — зашла, протянув чашку с чаем и какими-то печеньками. Опустошив всё с невероятной скоростью, наконец, смог выдавить из себя что-то, его голос звучал глухо и еле слышно:

— Спасибо, — потрескавшиеся губы расплылись в улыбке, а большие живые глаза выражали надежду, что не всё потеряно в этом несправедливом мире.

Девушка ничего не ответила, лишь заботливо поправила одеяло.

— Меня Майк зовут.

— Анжелина.

Её голубые глаза внимательно изучали гостя.

— Что ты здесь делаешь Один и в таком виде Ты бездомный

— Можно считать и так, потому что приют «Святого Лазаря» никак не назовёшь домом. Дом – это где тебя любят и ждут, поддерживают, направляют на правильный путь, где чувствуешь себя защищённым и счастливым, где иногда наказывают за какие-либо провинности, тем самым учат, что нужно делать, а что нет. В «Святом Лазаре» же морально и физически убивают, поэтому я решил, что лучше умру свободным человеком, чем под чьими-нибудь хлыстами или ногами, унижаясь при этом: целуя грязные ботинки или того хуже… — парня трясло, но уже не от холода, а от злобы.

— Почему ты не ушёл раньше Весной или летом — недоумённо воскликнула девушка и тут же притихла, попятившись назад, — наши зимы ведь очень холодные, ты умрёшь! Не от холода, так дикие звери разорвут, — намного тише продолжила она.

— Ты не жила там! Ты не чувствовала то, что чувствовал я! Легко философствовать и давать советы, имея близких людей и крышу над головой. Сомневаюсь, что ты хоть раз не доедала, мёрзла или дралась с другими, чтобы доказать, что ты тоже живой человек, а не мусор под ногами, от которого никак не могут избавиться!

Девушка затихла, опустив голову.

Около десяти минут они мило общались. У Майка оказалось отличное чувство юмора, он сразу же покорил юную девушку.

— Анжелина, — послышался мужской голос из-за двери, — с кем ты там разговариваешь

За вопросом последовала шаги, приближающихся к комнате.

— Это отец! Скорее, спрячься пока на улице! Обещаю, как уйдет — открою.

Ручка стала нервно дёргаться в разные стороны. Достав запасной ключ и просунув его в щель, дверь со скрипом открылась. На пороге комнаты появился рослый мужчина.

— С кем ты разговаривала — недовольно нахмурился он и обвёл взглядом комнату.

Кроме девочки никого в комнате не находилось.

— Я играла, — ответила та, держа в руках миниатюрных куколок, сделанных из фарфора.

— Но я отчётливо слышал несколько голосов, — не унимался мужчина.

Пройдя к большому деревянному шкафу, он открыл его, и внимательно осмотрев, ничего не нашёл.

— Тебе показалось, папочка. Я здесь одна. Да и кто в такую погоду решиться выйти из дома Сумасшедший, да и только.

Мужчина недовольно шмыгнул носом и удалился из комнаты.

Анжелина подскочила с кровати и, открыв окно, выглянула на улицу.
Холодный ветер обжигала её лицо.

— Майки, — шепотом звала она нового знакомого, но никто так и не ответил.

Где-то вдалеке взвыли волки. Сам парень бесследно исчез, словно растворился во времени и пространстве. Закрыв окно, Анжелина всматривалась вдаль, и нервно дыша, через пару минут заметила на стекле надпись: «спасибо, что приютила».

***

Блуждая по тёмному переулку, где через каждую минуту мигали фонари, парень нашёл небольшую коробку, в которой и уснул в позе эмбриона. Ему снилось, что тёплая, нежная женская рука дотрагивается до его холодной щеки, тем самым обжигая. От неожиданности Майк подскочил.

— Бедняга, ты здесь совсем один — перед ним стояла женщина, лет сорока пяти с тёмными, как ночь волосами и светлыми глазами, которые в ночи светились как у кошки, — у тебя есть родные

На последнем издыхании, Майк отрицательно покачал головой. Не было уже ни слёз, ни желания что-либо говорить.

— Хочешь жить вместе со мной — спросила женщина и так по-детски улыбнулась, — у меня есть дочь, Сара, ей десять лет. Уверена, вы подружитесь.

— Вы шутите — с долей насмешки произнёс парень, — кому я такой нужен — его глаза потухли, а ресницы упали на щёки.

— Знаешь, я, так же как и ты росла без родителей, но в один прекрасный день, когда казалось, что всё, это конец – это оказалось новое начало. Меня взяла к себе добродушная старушка, которая вырастила и воспитала как родную дочь, но так же она взяла с меня обещание, что как только кому-то, как и мне потребуется помощь, я должна из кожи вон вылезти, но помочь.

Женщина протянула руку Майку.

— Как мне Вас называть

После нескольких минут молчания, она тихим, нежным голосом, приобняв мальчика, посмотрела на оледеневшую статую молодой девушки и произнесла:

— Мама.

***

В ту холодную, ветреную ночь покинули свои тела три души: женщина с ребёнком, заплутавшая в лесу, и никому не нужный мальчишка, сбежавший из приюта. Но, действительно ли он был ненужный Когда нашли тело, такое синее, с глазами стекляшками, на губах была улыбка, которой не было за всю его прожитую жизнь. Такая лёгкая, беззаботная и по настоящему счастливая.

Читать еще:

Я работаю охранником, ночным сторожем. Работа такая, что предполагает частые ночные пешие прогулки по малолюдным местам. Металлобаза наша примыкает вплотную к реке, кладбище в прямой видимости, цыганская слободка рядом, что комфорта не добавляет. Со смены

Вот и в тот день закончил я в десять вечера, смену сдал и пошел. Трезвый …

Добавить комментарий