Главная / Страх и смех / Ночное зло

Ночное зло

Мы шли по ночной Москве. Вечером город затихает, притворяясь, будто спит. Мирно колышится листва, дует прохладный ветер, приятно журчит вода. Но москвич знает, что это спокойствие лицемерно. Ночью в Москве просыпается зло. Оно потягивается, издаёт рёв и выходит на охоту. Люди знают, что ночью можно гулять только большими компаниями. А нас было двое.
Двое. Против всей ночной Москвы — двое. Мы шли, сжав руки и твёрдо бросали вызов ночному злу. Наверное, мы слишком пьяны и не чувствуем страха,хотя в нашей крови нет ни капли алкоголя. Ха! Мы не чувствуем страха! Нееет… Нам очень страшно… Мы знаем что погибнем, но мы идём навстречу злу, имея вместо бурлящей молодой крови ледяную прозрачную жидкость.
Но ночь берёт своё. Первые позывы зла ждали нас в открытую, на лавочках у реки. Это была компания подвыпивших молодых людей. Они громко болтали, смеясь над нами. Виктор. ни слова не говоря выстрелил в одного из них. Мы убедились, что это не люди. Их лица не вытянулись, они не чувствовали страха. Они раскрыли рты, обнажив клыки. Виктор стрелял в них, не реагируя на это никак. Наконец, они все лежали на земле, смотря на небо пустыми глазами. Пришла моя очередь. Я вытащила из сумочки тяжёлый пистолет и направилась к трупам. Проверив всех, я не удержалась и открыла одному рот. Обычные, человеческие зубы. Страшные когти тоже втянулись в кожу. Следствие ничего не заметит, разве что полоумный врач будет что-то там говорить про дополнительные зубы и слишком длинные ногти, но кто его будет слушать…
Это оболочки. Они не очень часто нам попадаются. Их легко убить, т.к. это вовсе не их тела. Те молодые люди уже давно умерли, отдав свои тела этим тварям. Они наращивают клыки и когти, иногда ещё и дополнительные глаза. Они порождены злом, но являются лишь насмешкой, мелкой пакостью, ловушкой для смертных. Об них даже руки марать не охота, но они сильные, сволочи, до жути. Разорвут за секунды. Вот мы их и стреляем.
Виктор молча протянул мне руку. Я взяла её. Рука была очень холодной. Да, Виктору было страшно. И причина — не оболочки, а ожидание. Мы ждали своей смерти, своей участи. И это было жутко.
Мы шли дальше. Другие оболочки к нам не цеплялись, но сверлили нас глазами. Нам было абсолютно всё равно. Всё равно сдохнем. Но не от их рук (лап).
Я видела, как умирают люди, как рушится Москва. Это была лишь иллюзия, хотя и очень реалистичная. Когда я стала Охотницей, мои близкие погибли. Теперь я окружила своё сердце стеной, и смерть других не трогает меня. Особенно, если она не настоящая. Странно, да Я должна спасать людей от зла, что живёт здесь, а их проблемы меня совершенно не волнуют. Ну что же, сердцу не прикажешь. Пути назад тоже нет. Так и живём.
Вдруг, из двери магазина выскочили оборотни. Виктор даже не дёрнулся. Он знал, что это моё дело. И он не ошибся. Я стреляла, я крушила оборотней одного за другим. Я снайперски стреляю, всегда попадаю в глаз ( иначе их ничто не берёт, всё тело покрыто бронёй), хотя за всю «мокруху» отвечает Виктор. Но тут дело особенное. У меня с оборотнями свои счёты.
Знаете, я всегда знала про зло. Но как и все другие горожане, я закрывалась от зла. Я оправдывала себя, я закрывала глаза. До одного случая.
Я и мои родители шли по Москве. Я чувствовала, что зло рядом, но они не слушали меня. Инстинкт Охотницы заставил меня идти с ними, чтобы защитить. Я, 10-ти летняя девчонка, шла защищать двоих взрослых людей. Я не смогла их защитить. Оборотни убили их.Разорвали. А потом они пошли на меня. Я хотела умереть. Но я должна была отомстить за родителей. Я убила их охотничьим ножом. Их было 7. Мне было десять.
Это моя боль. Моя, личная. Я не хочу ни с кем ею делится. Я должна претерпеть её. Я должна сражаться за людей. Я должна убить этих тварей.
Все оборотни были мертвы. Ничего, мы не должны прятать трупы. Утром они сами испарятся. У нас другая цель.
Мы пришли. Больше не хочется добавлять комментариев. Мы пришли ко злу. И сейчас мы должны справится с ним. Мы должны уничтожить его. Мы должны спасти Москву.
Мы вошли в дом.

Боже, как я устала. Я хочу умереть. Тут нет времени. Зато тут есть боль. Страдания. Страх. Всё это взвалилось на наши плечи. Нет, нам это сражение не по силам. Но мы должны попытаться. Мы должны что-то сделать. Из моей руки бьёт кровь. Но нет времени её перевязать. Скоро я умру. Скоро всё кончится.
Но всё прекратилось. Вся та мелочь, с которой мы сражались, ушла. Зачем Не легче ли убить нас. И тут я замечаю, что мы убили всех. Когда сражаешься, число противников кажется бесконечным. И мы их всех убили. Всех.
Зло вышло к нам. Оно обволокло нас чёрной пеленой. Оно поглотило нас. Я не могу это описать, но нам было страшно до жути. Нам хотелось бежать. Но я помнила о Викторе. Он помнил обо мне.
Нет, мы не просто напарники. Да, мы любим друг друга. Но это любовь без слов, без романтики. Нам просто всё ясно. И сейчас, я так остро понимаю, что люблю его и не могу его потерять. Я отдам жизнь, но спасу его…
Зло рассеялось. Оно умерло. Я не знаю, как это произошло. Но это не важно. Мы всё равно умираем. Мы кладём наши судьбы в фундамент вашего счастья, люди. Мы никогда не были вместе. Но мы заслужили смерть. Две усталые души, поборовшие зло. Мы ждём лучшей жизни там. Мы устали, безумно устали. Но наши губы смыкаются в последнем поцелуе. И есть ещё силы прошептать: я люблю тебя…

Читать еще:

Тук-тук

Как-то ночью я проснулся от стука во входную дверь. На часах было 2:37 и очень …

Добавить комментарий