Главная / Страх и смех / Мир одиноких зеркал

Мир одиноких зеркал

мир одиноких зеркал этим утром мое сердце забилось чаще обычного впервые в моей жизни. это дало мне некоторую надежду, за которую я всегда стараюсь цепляться всеми силами. вот уже целую

Этим утром мое сердце забилось чаще обычного впервые в моей жизни. Это дало мне некоторую надежду, за которую я всегда стараюсь цепляться всеми силами. Вот уже целую вечность, живя в бесконечном лабиринте из зеркал, питаю нестерпимую ненависть только к одному существу. Мой осточертевший силуэт вижу всегда, куда бы ни посмотрел. Даже во мраке закрытых век вместо своих фантазий – я. Неведомое чувство, поиск названия для которого превратился для меня в вечную работу, всё так же продолжало сжимать мой разум, наводя тяжелую тоску и грусть. Привыкнуть к бесконечности можно. Привыкнуть к своим тягостям – нельзя.

Ещё очень давно я получил проклятие. Когда это было Не знаю. Помню лишь, что как только мои глаза впервые озарил свет, то первым предо мной предстало моё отражение, явившееся тысячами копий в вечности зеркал, и Он. Чтобы описать его, нужно иметь что-то большее, чем обычный человеческий разум. Но одно можно сказать точно – его взгляд тогда поразил меня своей…пустотой и в то же время таинственной бесконечностью, от одного вида которой я чуть не потерял сознание.

— Никто не может взглянуть мне в глаза. Они наблюдают. – Раздался у меня в голове голос существа.

— За…кем – Спросил было я, но неведомый бестелесный силуэт продолжил, не обращая на мои слова никакого внимания.

— Теперь ты тоже наблюдатель. – Проговорил Он и мгновенно растворился в зеркалах, оставляя меня наедине с ними.

Осознание произошедшего пришло ко мне чуть позже, словно с самого начала существовало далеко в глубинах моего разума – я мог умереть тогда, но по неведомой мне причине Наблюдатель наделил меня своей силой, чем спас меня от гибели. Так сказал его голос позже. Но я считаю это проклятием.

Когда Он исчез, я остался наедине со своими бесконечными копиями. Куда бы я ни смотрел, они всегда устремлялись вперед, превращая меня одного в сотни, тысячи, десятки тысяч наблюдателей. Но это меня совершенно не волновало в данный момент. Я не чувствовал ничего, кроме зеркального пола под ногами. Я не видел цели. А самое страшное заключалось в другом. Если есть дорога, то цель рано или поздно появится сама. Но я не видел пути – лишь себя, куда бы ни посмотрел.

Мне ничего не оставалось делать, кроме как пробовать идти вперед. Я сделал неуверенный шаг. Затем второй. Затем третий. Шаг за шагом я передвигался вперед, видя себя всё ближе и ближе. Мой триумф оборвался так же быстро, как и начался – от удара всего моего тела о зеркало. Оно не разбилось, но разрушило мой настрой основательно.

С тех пор я бродил аккуратно по бесконечному лабиринту, прижавшись к стене. Со стороны это выглядело как вальс двух братьев-близнецов, разница лишь в том, что я старался не смотреть своему отражению в глаза, и оно – тоже. Мои скитания – самая долгая часть этой истории. Бесцельное хождение вперемешку со сном стали моей единственной целью, превращаясь в безумную тавтологию. До одного момента.

В очередной раз я всё же пересилил свой страх и решил посмотреть, что сделал Он с моими глазами. Подойдя вплотную к стене я уставился в своё отражение. Вначале собственные глаза показались мне обычными человеческими, но позже я стал замечать нечто странное в них. Как оказалось, мои зрачки, как и всё вокруг, являются зеркалами, создавая в себе бесконечный туннель из копий. Он мне показался таким завораживающим, тайным, словно вечность. Что произошло дальше, я так и не смог объяснить в дальнейшем. Словно какой-то необъяснимый механизм пришел в действие после вечной спячки. Мгновенный импульс боли прокатился по моим глазам и тут же утих. Резко обернувшись, я обомлел – теперь мне были отчетливо видны контуры стен, поворотов, все ребра этого бесконечного лабиринта. А также впервые появился странный звук.

Я сразу поспешил на его источник, будучи в этот раз куда увереннее, зная и видя все повороты, словно стены были просто белыми – не зеркальными. С каждой секундой звук становился все отчетливее, наводя на меня положительные чувства вкупе с тревожным ожиданием неизвестного. Тем временем, пока я представлял всевозможные угрозы для меня, впереди показалась моя цель. Это было зеркало, от которого исходило странное свечение, открыв для меня новое чувство – тепло. Оно излучало его безмерным потоком, отчего на щеках стал проступать румянец, а руки перестали быть смертельно бледными.

Я шагнул вперед, ожидая всего что угодно, с опаской глядя на свое отражение. Когда до него оставалось меньше, чем полметра, наши взгляды соприкоснулись, раскрывая для меня совершенно другой мир. За зеркалом теперь не было моего отражения. Там расположилась комната. Она была довольно уютной, но не отличалась ничем необычным – кровать у стены, письменный стол, плакаты некой музыкальной рок-группы. На секунду я подловил себя на мысли, что я не мог знать названия всем этим предметам, но тут же её откинул, ибо мой интерес ко всему был куда важнее.

Вдруг дверь в комнату открылась и внутрь зашел парень лет 16-ти, тощий и высокий брюнет, в домашних шортах и футболке. Мое дыхание перехватило, ибо я никогда раньше не видел другого человека! Из моих уст одно за другим начали вырываться различные слова, которыми только можно привлечь к себе внимание, но парень меня не слышал. «Теперь ты тоже наблюдатель» — прозвучала уже забытая мной фраза.

— Но я хочу поговорить хотя бы с одним человеком! Я хочу! – Крикнул я и от отчаяния ударил кулаком по зеркалу, разразив пространство однотонным и протяжным гулом. Внезапно для меня парень на той стороне резко обернулся. Он с легкой тревогой в глазах посмотрел на мое местоположение так, будто не видел меня самого, а потом снова принялся заниматься своими делами. Не собираясь сдаваться, я начал безостановочно бить кулаком в зеркало перед собой. Парень обернулся и направился ко мне. Оставалось надеяться, что он увидит меня. Когда юноша оказался совсем рядом, я взглянул ему в глаза. Внезапно, словно увидев меня, он испуганно отпрянул назад. Как только наши взгляды соприкоснулись, озаряя меня надеждой, он внезапно вскрикнул, словно от боли, и за мгновение превратился в зеркальную статую, отражающую все предметы в комнате.

Что-то ужасное сотрясло фундамент в моем сознании. Теперь я понял, что так давило на меня всё это время. И это понимание не обрадовало меня, ибо слово, всплывшее в моих мыслях, больно ударило прямо в сердце. Одиночество.

Внезапно светящееся зеркало превратилось в обычное, прервав издаваемый собой звук. Но теперь ещё одно такое же появилось где-то вдалеке, открывая вид на другую комнату. После такого открытия я долгое время переходил между «вратами», как стал называть их далее, просто наблюдая за разными людьми. Мне нравилось просто наблюдать за ними – так я на время избавлялся от этого ужасного чувства – одиночества. Позже я начал даже разговаривать с жителями зазеркалья, только вот многим это не нравилось — они начинали испытывать безумную панику и страх. Только дети с интересом общались со мной, пока не приходили их родители.

С тех пор я стал ненавидеть не сколько себя, сколько свои ужасные глаза. Они несли зло и начали мне казаться отвратительными. Это из-за них я был нежеланным гостем в мире людей. Из-за них я проклят и нахожусь в заточении в этой зеркальной вечности. Из-за них я одинок.

И вот я без какой-либо надежды подошел к очередным «вратам» и заглянул в них. Там, в обычной комнате, сидела девушка. Она была младше меня на вид, но всё же что-то изменилось во мне. Именно на этом начинается моя история. Моё сердце впервые забилось быстрыми ударами, создавая в моих мыслях ранее чуждое чувство.

Она невысокого роста, её красивые каштановые волосы сплетены в красивую косу. Её лицо вызвало во мне огромный спектр эмоций – с одной стороны такое простое, но с другой – такое прекрасное, покрытое мелкими конопушками. Но больше всего меня поразил её взгляд – такой уверенный, жизнерадостный и добрый – словно у неё вся жизнь полна только прекрасными моментами. Но больше всего я хотел бы посмотреть ей в глаза, соприкоснуться взглядами, утонуть всеми своими мыслями в ней и забыться в вечности, надеясь получить самый заветный, но недосягаемый для меня приз – прикосновение к живому человеку. Пробыв в этих мечтах ещё минуту, мне пришлось сделать самое болезненное, что только может быть в такие моменты – осознать, что все эти мечты чужды, и что могу увидеть их только в своем сознании.

Я прильнул к стене напротив и тихо заплакал – тоже первый раз. Мне неведомо было это чувство – слезы сами потекли из моих глаз. Немного погодя ко мне в голову неожиданно пришла маленькая песенка, которую я тут же пропел вслух:

Одинокий смотритель зеркал,
Что-то долго, усердно искал.
Только он не учел одного –
Что никто не полюбит его.

Девушка по ту сторону услышала это, но вовсе не испугалась. Она лишь подошла к зеркалу, смотря на меня, а я лишь прикрыл ладонью глаза. Жительница зазеркалья ещё некоторое время смотрела на меня, а потом произнесла фразу, поразившую меня до глубины души:

— Красивая песенка, только грустная. Ты всегда грустишь – С полным спокойствием в голосе произнесла она.

— Нет…разве что в последнее время.

— А почему

— Я…у меня нет друзей. Я одинок.

— Теперь уже есть. – С радостью в голосе произнесла она. – Как тебя зовут

— Я…я не знаю точно, но я называю себя Наблюдателем.

— Наблюдателем А почему же ты тогда прячешь глаза – Поразив ещё одним вопросом, произнесла девушка.

— Я не могу тебе сказать. А как тебя зовут

— Кристина. Очень приятно. – С довольным выражением сказала она. Внезапно сзади неё послышался какой-то шум.
– Извини, родители пришли. Им может показаться немного странным, что я общаюсь с зеркалом, так что давай встретимся завтра вечером. Хорошо

— Ладно. – Сказал я, улыбнувшись, как вдруг она побежала к двери. — Только я не знаю, что такое вечер! – Хотел было крикнуть я ей, но она уже скрылась за поворотом.

С тех пор я общался с ней долгое время, узнавая о её жизни и жизни людей всё больше и больше. С ней мне было очень хорошо, тепло и ярко, словно всё плохое осталось где-то позади за бесконечными поворотами из зеркал. И вот однажды, когда она в очередной раз попросила меня показать свои глаза, я рассказал ей о моем проклятии.

— И ты даже на секунду не можешь взглянуть на меня

— Нет…извини.

— А я бы отдала всё на свете за это, даже свою жизнь.

Её слова поразили меня. Ещё никто и никогда не хотел этого, тем более так сильно. Мне хотелось сделать ей хорошо, но я безумно сильно боялся её потерять, сделать ей хоть как-нибудь плохо.

— Если ты превратишься в зеркальную статую, я больше не смогу жить на этом свете, понимаешь

— В любом случае я когда-нибудь умру, а ты будешь жить вечно. Пожалуйста, взгляни на меня. Пусть это стоит моей жизни, но я все же смогу тебя увидеть.

— Нет. Я не могу этого сделать. Ни за что.

Эти слова прозвучали как гром среди ясного неба. Я произнес их гораздо тверже и увереннее, чем хотел. Кристина в мгновение расплакалась и ушла, оставляя меня наедине с собой. Следующие дни она уже не подходила к зеркалу, и я снова остался один, как и раньше. Я ждал каждый день, постепенно теряя надежду увидеть её снова. И, всё же не вытерпев, я подошел к «вратам» и ударил по ним:

— Я покажу тебе свои глаза, только поговори со мной, пожалуйста!

Скрип кровати, и уже через несколько секунд Кристина стояла напротив, будто никуда и не уходила. Она молча смотрела на меня, прикрывающего глаза ладонью, ожидая желанного. Я медленно начал отводить ладонь, раздираемый собственным желанием взглянуть в её глаза. И вот на секунду мы соприкоснулись взглядами. Этот момент я запомнил на всю свою жизнь, ибо ничего более прекрасного не испытывал никогда. Мгновение – и она превратилась в зеркальную статую, оставляя на моем сердце огромную рану.

***

Я не знаю, сколько я сидел возле места, где были «врата». С тех самых пор что-то замкнулось во мне, бесконечно воспроизводя один и тот же роковой момент перед глазами. Я потерял свою цель, потерял Кристину, но с горечью для себя нашел название этому чувству, что раздирает меня изнутри – любовь. Мне было чуждо всё окружающее, все остальные люди. Мне нужна была только она – такая красивая, такая яркая, такая…зеркальная. На последнем слове по моим щекам второй раз за всё существование потекли слезы.

— Смотря на неё, я хочу видеть Кристину, а не свое чертово отражение! – Раздался по лабиринту мой крик, уходя всё дальше и дальше в бесконечность.

Впервые мне стало холодно – «врата» перестали излучать тепло. Мое сердце постепенно замерзало, будто переставая биться и превращаясь в такое же, как и всё вокруг, зеркало. Вдруг я снова услышал звук. Только он был немного…другим. И он сам приближался ко мне! Я резко подскочил и начал смотреть по сторонам. Этот звук ласкал мой слух, он вызывал огромный спектр ярких эмоций, путающихся в моей голове и затуманивая плохие мысли.

— Спасибо, что исполнил мою мечту. – Прозвучал голос из-за спины.

Обернувшись, я увидел Кристину. Медленно и осторожно я всё же направил свой взгляд ей в глаза и увидел огромное множество своих отражений в её зрачках. Теперь мы вместе. Вдвоем. Навсегда. Такие одинаковые, но такие необычные для всех людей в своём собственном мире зеркал.

Читать еще:

Испорченный пикник

Гена, абсолютно счастливый, шёл по лесу. Настроение подогревало то, что наконец-то удалось собраться с друзьями …

Добавить комментарий