Главная / Страх и смех / БЕЗГОЛОВЫЕ

БЕЗГОЛОВЫЕ

безголовые володя водил машину всю свою жизнь. нигде больше не работал. как получил права – так и уселся за нелегкую работу водителя. ездил на грузовых машинах, и на тракторе, и в такси и

Володя водил машину всю свою жизнь. Нигде больше не работал. Как получил права – так и уселся за нелегкую работу водителя. Ездил на грузовых машинах, и на тракторе, и в такси и шофером местного совхоза. Дорога – стала его спутницей по жизни. И вот сейчас, в свои сорок три года, он держался за баранку старенького камаза. Возил летом ягоды в областные холодильники, а зимой – доски с пилорамы. Случалось в пути всякое. Не раз «железный агрегат» ломался, тогда приходилось чинить его, несмотря на жару или морозы. Были в пути и аварии и болезни, но желание и любовь к дорогам, снова и снова усаживали его за руль и устремляли в путь. За долгое время работы дальнобойщиком Владимир сформировал несколько неотъемлемых законов, которых четко придерживался. Первый закон – не брать голосующих на дорогах. Всякий народ попадался на пути, много историй по этому поводу было услышано и увидено, поэтому лишний раз мужчина предпочитал не рисковать. Как можно усаживать незнакомца в свою кабину, не зная, что у него в голове. Убьет, покалечит. А ведь дома жена и два сына. И кормить их, кроме Володьки особо некому. Поэтому этот закон, мужчина чтил, как ничто. Второй постулат, которого придерживался он – не ездить в ночь. Плохо видно дорогу, наваливающийся сон в пути. Опять же, сколько он наслушался и насмотрелся о засыпающих или пропадающих ночью водителях, различных байках и странных происшествиях. Поэтому перед поездкой, Володя всегда тщательно просчитывал время в пути, где заночевать, учитывая все возможные задержки в пути и возможные варианты их урегулирования.

В этот раз, Володя отвозил доски в Карелию, после чего его ждала новая погрузка и очередная дорога в областной центр, но по пути случилась досадная поломка, отнявшая на свой ремонт почти целый день, которая и заставила нарушить мужчину свой принцип, а именно – ехать рейс в ночь. По-другому, он просто бы не успевал забрать товар и привезти на место в срок. Пришлось загружаться вечером и тут же отправляться в путь, так как время на нормальный ночлег он истратил из-за починки автомобиля. Утешало лишь то, что дорога, по которой предстоит ехать, знакома ему очень хорошо. Он знал каждую кочку, каждую ямку на этой трассе, которая даже днем была не особо оживленная.

Подъезжая к заправке, перед ним неожиданно вырулила черная мазда, подрезав так, что Володе пришлось резко тормозить, чтобы не врезаться в этого наглеца. Мазда с блатным номером «555» сделала лихой вираж около колонки, издавая пронзительный визг шин, и остановилась около входа. Из водительской двери машины выскочил лысый молодой парень в красном спортивном костюме с белыми лампасами и исчез за дверью заправочного магазинчика. Бензин его явно не интересовал. Володя подъехал к колонке и остановился. Когда он открыл двери, в уши моментально ударили мощные басы из багажника мазды. Музыка дубасила так, что, казалось, водитель «ц-икс-5» хотел слушать свои треки и в самом магазине. Володя вставил пистолет в бак и направился к кассе. Проходя мимо тонированных стекол, он увидел, что на пассажирском переднем сидении находилась молоденькая деваха в коротком черном платье. Она посмотрела на Володю, и стало ясно, что она уже далеко не трезвая. Яркий вульгарный макияж по симпатичному личику был похож на боевую раскраску. Девушка качала головой совершенно не в такт музыке, но и этого хватало, чтобы чувствовать себя «кайфово». Отвлекшись на нее, Володя не заметил, как двери магазинчика открылись, и из нее выбежал лысый водитель мазды. Они столкнулись. Из рук парня выпала пачка презервативов, в другой руке юноша держал сигареты.
— Ой, простите… — начал было Володя, который еще несколько минут назад хотел высказать этому наглецу все, что о нем и его умении водить автомобиль он думает, но не успел.
«Лысый» поднял пачку, нагло ухмыльнулся.
— Смотри куда прешь, папаша! – хриплым голосом проговорил парень, пахнуло спиртным. Он шагнул вперед, вываливая вперед плечо, сдвигая удивленного Володю в сторону.
Раздался дикий визг и, взметая клубы дыма из под шин и выхлопной трубы, мазда рванула по трассе за город. Володя нервно сплюнул, провожая «три пятерки» раздосадованным взглядом. «И откуда такие берутся» — отметил он про себя.
Заправившись, Володя заехал в придорожное кафе, где плотно покушал и, наконец, выехал в путь. Ночь была особенно темна сегодня. Огромными россыпями на небе высыпали звезды, луна ярко освещала все вокруг, отчего казалось, что на улице вечер, а не глубокая ночь. Володя крепко держался за руль, включив в магнитолу флэшку, так как радио уже тут не ловило. Настроение было хорошее. Ехать менее пятиста километров, а это часов 8 езды. На дорогах было пустынно, и старенький оранжевый камаз мчался по трассе, оглушая своим ревом засыпающий лес. В кабине звучали любимые песни Владимира, отчего и поездка становилась приятней. Проехав последние городские постройки, предстояло почти двести километров абсолютной лесной глуши, в которой максимум на что можно было рассчитывать – это деревянные скамьи и навесы для остановок туристов, несколько маленьких глухих деревень и небольших стоянок. За все время, что мужчина проехал, на пути ему встретились лишь пару машин, видимо возвращавшихся в город из своих приусадебных участков. Камаз проехал небольшой мостик, и дорога потянулась вдоль большого красивого озера. Сегодня легкий туман стоял над водой, который стал вылезать и на трассу, окутывая асфальт белой пеленой. Пришлось скинуть скорость из-за плохой видимости дороги. Володя ехал, наслаждаясь красивыми загадочными пейзажами ночного леса. И тут сквозь туман на асфальте, фары осветили номер «555» на заднем бампере припаркованного на обочине черной мазды. Та самая мазда. Двери были приоткрыты. Владимир скинул скорость и внимательно осмотрел припаркованный автомобиль. Света в машине не было, приборы на рулевой панели были выключены. «Неужели, они тут спать легли А чего двери не закрыли Ну да, мало ли, откуда едут. Может устали. Спят» — подумал про себя Владимир. — «Ни в лес же пошли на ночь глядя».
Он уже хотел прибавить газа, как вдруг краем глаза заметил, что на дороге кто—то стоит. Благодаря хорошей реакции, он чудом успел остановить камаз. На дороге с корзинкой в руке стояла какая-то старушка и ладонью укрывала глаза от яркого света фар машины. Володя приоткрыл дверь и выглянул.
— Ты что же старая, под колеса лезешь Это хорошо, что я скорость сбросил, а то бы…
— Подвези, милок, — проговорила старушка. — Машина то вишь у меня сдохла совсем, — бабка указала на припаркованный на обочине автомобиль.
— Чего — удивился Володя. — Какая машина Ты, что старая
— Да вот эта машина, — кивнула бабка. — Не выключила фары пока по ягоды бродила. Аккумулятор, видать, разрядился. Связь тут не ловит — позвонить никак. Подвези, милок. Очень тебя прошу. Тут деревня моя недалеко!
— Я не беру попутчиков, бабка, извини! Может, кто за мной едет— подбросит! Только ты под колеса так не бросайся, а то точно собьют! Ночь ведь! — ответил Володя, захлопывая дверь, но старуха сделала несколько шагов вперед, преграждая дальнейший путь камазу. Пришлось снова открывать дверь.
— Да ты чего, бабка Жить надоело! Уйди с дороги!
— Неужто ты бросишь меня тут одну, милок Я ж в мамки тебе гожусь! Что ж я тебе на горб прошусь что ли Машина меня даже не почувствует! Тут до деревни-то около 20 километров. А там зятек у меня, с ним съездим, прикурим, да в деревню отгоним машину. Ну Что тебе стоит Не съем же я тебя! —бабка улыбнулась какой—то слегка надменной и наглой улыбкой. В освещении фар это выглядело даже как-то зловеще.
— Ладно, залазь! — недовольно сплюнув, сказал Володя.
Дверь открылась и старуха, тяжело дыша и кряхтя, влезла на пассажирское сидение в кабину. Пахнуло костром, лесом и травами. Теперь Володя смог разглядеть старуху как следует. На вид ей было около семидесяти, зеленый платок с васильками на голове, из-под которого пучками торчали пепельные волосы. Морщинистый глубокий лоб и пронизывающий взгляд темных глаз, один из которых был словно заволочен тонкой пленкой, то ли уже ничего не видел, то ли помутнел от старости или из-за болезни. Старуха скривила рот в какой-то странной улыбке.
— Спасибо, тебе, добрый человек. Спасибо…
— Да сиди уж! — сказал Володя и, переключив передачу, тронулся с места, вновь наматывая на колеса густой стелющийся по земле туман с озера.
Некоторое время они ехали молча. Володя все думал про машину у обочины, про слова бабки, что это ее машина. Это никак не выходило из его головы. Почему и для чего бабка соврала Ведь он же видел, кто сидел за рулем автомобиля. Наконец, собравшись духом, Володя все же решил узнать правду.
— Ты б хоть про машину—то не брехала, — сказал он, когда они проехали очередной поворот. — Видел я хозяина этого авто, лысый парень с девахой какой—то. На заправке мне попался. Противный такой.
Бабка задумалась, словно бы думая, что ответить на это разоблачение. Она сидела полу боком к Володе, делая вид, что не поняла, в чем ее подозревают.
— Что Не взялись тебя подвезти Да Оно и понятно — там такой крендель сидел. У него видимо, дела поважнее, чем тебя до деревни отвозить. — Володя усмехнулся, словно стараясь разбавить эту внезапно нахлынувшую тревожность в кабине.
— Да почто ж мне врать Вот! — бабка достала из корзинки ключи со значком BMW. — Моя эта машина. Уж три года почтись. Езжу я, конечно, не особо. Ну да мне ж не в город на ней мотаться. А про парня лысого —так то поди ж Колька Марков! У него такая ж машина и номер как у меня, вот только буквы у него на номере УВ, а у меня УК. Все и отличия! Нас часто путают! Я могу тебе и документы показать на машину! Показать
— Не надо мне твоих документов, —отрицательно закивал Володя. — Ну, ничего себе у вас схожесть! Удивительное дело. Еще и с одной деревни. Бывает же так‚- Володя усмехнулся. После ответа бабки, тревожность как-то сразу ушла, ведь оказалось, что все намного проще, чем он себе надумал в голове. — И давно ты тут караулишь
— Давно. Часов с 6 вечера.
— Так этот твой Колька тут не проезжал что ли Он умчался вперед меня с заправки. А там я был как раз около шести.
— Не было никого. Глухо у нас тут. Может на озеро зарулил с какой кралей. Пьяница он. Доездится когда-нибудь до кладбищенской оградки. Меня кстати, Марья Васильевна зовут. Лящихина я. — вдруг представилась старушка.
— Очень приятно. А я Володя, — Фамилию свою он решил не называть. — Что ж ты Марья Васильевна в лесу собирала
— Знамо что. Ягодки. Тут лужайки такие интересные есть, на них земляника крупная, сладкая! Давай, я тебя угощу
— Спасибо, — улыбнулся Володя. — Не надо.
— Да нет же, отведай! Вкусные ягодки! — бабка немного стянула платок с корзинки, под которым была полная корзина земляники. Ягоды и в самом деле были очень крупные, словно это была не лесная земляника, а маленькая клубника. Бабка достала небольшой носовой платок из своей синей курточки, зачерпнула горсть ягод и, уложив их на платочек, положила его на приборную панель около руля перед Володей. —Угощайся, милок! Правда, вкусные ягодки!
— Спасибо, Марья Васильевна! — Володя черпанул несколько ягод и сунул их в рот. — На продажу небось набрала Корзинка-то поди литров на 15 потянет
— Да нет. Внучкам своим, Их у меня много. Любят они это угощение, а сами добывать не хотят, вот я и хожу, чтобы внуков порадовать.

— Ого Ну и внуки, бабулю заставляют по лесу мотаться! Нехорошо это! — сказал Володя. — А как название твоей деревни, бабуся
— Ермилово! Знамо как. Тут уж недалече!
— Что-то я, сколько езжу, не видал ни разу такого названия…
— Так там такой заворот крутой, что и поставить некуда указатель. На поворотах ставили — так постоянно сбивают его. Чуть подальше, так не туда сворачивать начнут. У нас там несколько отвороток. На пастбище, к реке, на сенокос и на самом повороте — в деревню. В итоге администрация района плюнула и перестала ставить. Кому надо, говорят, найдут и так.
— Я-то хоть не проеду мимо
— Не проедешь, милок. Я тебе скажу, где остановить…
— Договорились! —улыбнулся Володя и закинул еще несколько ягод земляники в рот.
Бабка все с интересом наблюдала, как водитель камаза уплетает ее угощение и улыбалась при этом так, словно ждала какого—то эффекта от этого.
— Я ведь Марья Васильевна никого не подбираю обычно. Всякие люди попадаются на дорогах, да и тут всякие небылицы ходят про ваш район, мол людей без голов находят Не слыхала ли чего такого
— Да как же, слыхала. Только люди то те, плохие были. Хорошим-то ничего не грозит.
— Даже так —улыбнулся Володя, такой интерпретации слухов он еще не слышал.
— Так. Так. Плохим людям на эту дорогу нельзя ночью. К ним нечисть всякая сразу прилипает, и не проехать им туг безнаказанно. Источники у нас тут святые повсюду, места намоленые, вот и страдают они за свои деяния.
— А головы-то кто ж им отрезает Тоже нечистая Тут поди ж мясник у вас какой завелся, не иначе.
— Головы их злой сущностью наполнены, вот и забирает их нечисть, чтобы силы свои поддерживать.
— Много ты знаешь, Марья Васильевна! Говоришь так, будто бы знакома с этим «головорезом». — улыбнулся Володя. — Только вот не соглашусь я с тобой, что только плохим достается. Мать с дочкой в чем провинились Почти месяц назад их нашли…Слышал я про них. Соседи у друга моего с Щипачихи.
— Ну, видимо запятнал их кто перед дорогой. Черная сущность, она знаешь, как долго выходит из телесного обличия. Вот заденет тебя за руку злой человек, а ты еще часов шесть с этой заразой бродишь, которая провоцирует тебя на нехороший поступок. Поддашься, завладеет тобой сущность, а нет— погибнет в тебе. Вот только все это время с тобой она, и нечисть ее чует, привлекает она ее, будто бы ты и сам злой человек. Вот тут-то тогда и нельзя ночью в лес соваться и самому быть чистым и со злыми людьми не сталкиваться… — тут бабка вгляделась в темноту в окне и, показывая вперед на дорогу корявым пальцем, вдруг крикнула. — Вот! Тут! Приехали — тормози! Здесь моя остановка!
Володя немного даже вздрогнул от этого, так как не ожидал этого вскрика бабки. Он остановил камаз и вновь обратился к старушке.
— Ну-ну. Складно ты, Марья Васильевна слагаешь. Откуда ж столько ведаешь
— Так оттуда и ведаю, — вдруг как-то заговорчески сказала бабушка. — Сама охочусь за такими недобрыми путниками, — она зловеще улыбнулась, глядя на шофера. Глаза ее вдруг стали какие-то черные, а кожа серой и сморщенной. Повеяло запахом прелой земли и гнилого мяса. — Вкусна земляничка-то кладбищенская — бабка страшно засмеялась. Володя посмотрел на платок, на котором лежали ягоды и увидел, что вместо них, ползают черви и опарыши.
Бабка тем временем открыла дверь и громко свистнула в темноту, будто бы зазывая кого-то.
— Эй, касатики! Я вам кушать привезла! — закричала старуха, поворачиваясь к Володе.
В тусклом свете задних фонарей, отражающих дорогу в зеркале заднего вида, Володя вдруг увидел идущие по дороге к его машине человеческие тела в белых одеяниях. Голов у них не было.
На одних инстинктах, он, не медля, ударил бабку ногой, выпинывая из машины. Даже не закрывая за ней дверь, мужик переключил передачу. По крыше, по бортам машины, по кузову послышались звонкие удары, словно нечто вцеплялось костяшками в само железо, Одна нога выжила сцепление почти бросая его на полпути, а вторая втопипа педаль газа в пол. Впереди на дороге свет фар осветил бабку, широко расставившую руки.
— Стой, бес! Сам отдайся иначе весь род прокляну!
Но Володя и не думал останавливаться, наезжая на бабку. Камаз немного подбросило, как на кочке, звуки по крыше и бортам усилились. Володя увидел, как безголовые люди бегут рядом с машиной. Отвлекшись на преследующие его тела, мужчина не заметил, как машина съехала с дороги в какие-то кусты. Пока он что-то успел понять, камаз уперся в большое дерево. Несколько тварей прыгнуло на подножку кабины стараясь выбить окно. Раздался звон стекла, и холодные пальцы тварей схватили мужчину за горло. Спасло то, что Володя уже включил заднюю передачу и стал выезжать назад на трассу. Ломая кусты и бортами цепляя деревья, безголовых удалось сбить с подножки, но и открытая пассажирская дверь предательски уперлась в дерево и с мясом выдралась под скоростью автомобиля. Камаз выехал на трассу и устремился прочь от проклятого места. Твари по-прежнему преследовали машину

Читать еще:

Медный крест

Об этом случаи народная молва помнит до сих пор. А началось всё в 90-ые, банальная …

Добавить комментарий