Главная / Страх и смех / МАНЕКЕНЫ СМЕРТИ

МАНЕКЕНЫ СМЕРТИ

манекены смерти пожалуй, у каждого есть некто, кого он ненавидит всеми фибрами души. у меня таким человеком была ирина степановна удочкина – наш классный руководитель. она бесила всегда, но в

Пожалуй, у каждого есть некто, кого он ненавидит всеми фибрами души. У меня таким человеком была Ирина Степановна Удочкина – наш классный руководитель. Она бесила всегда, но в десятом классе стала особенно стервозна. Однажды, уже ближе к окончанию учёбы, я еле сдержался – очень хотелось взять указку и засунуть её прямо в ухо этой твари. Так сильно, чтобы палка с острым концом пробила всё содержимое головы и вылезла из другого уха. Понятия не имею, возможно ли сделать такое, а проверить это, к её и моему счастью, так и не получилось – учёба закончилась прежде, чем чаша терпения наполнилась до краёв (хотя оставалось совсем чуть-чуть).

Школа отпустила всех учеников на свободу на целых три летних месяца, но мы могли – не дай Бог! – встретиться на улице; нужно было выплеснуть всю свою ненависть. И так, чтобы без последствий.

Окончание десятого класса мы с друзьями решили отметить походом – это было как раз то, что нужно.

Когда мы приехали на место и обосновались, я добровольно (обычно это решал жребий) вызвался нарубить сухих веток для костра. Ушёл подальше в чащу, но не спешил начать выполнение поставленной задачи. Вместо этого нашёл погибшее дерево, по высоте похожее на ненавистную учительницу, и начал вырезать на омертвевшей коре её имя.

Всего пять букв (а если быть точным – шесть: приписал ещё первую букву фамилии), но на их написание ушло более тридцати минут. Каждый штрих я выводил очень аккуратно, как будто с нежностью. Словно влюблённый безумец, вырезающий имя своей пассии. Так увлёкся, что едва не нарисовал сердце вокруг вырезанного имени. Ведь правильно говорят – от любви до ненависти один шаг. Но если бы я сделал этот шаг, пути назад уже не было бы, поэтому поспешно отбросил нож, которым вырезал надпись, в сторону и схватился за топор.

В неистовстве я избивал дерево остриём топора, представляя, что вижу перед собой ненавистную стерву, но вскоре фантазии пришёл конец. Я слишком увлёкся. Это было уже не представление – вера, что передо мной стоит не дерево, а Ирина У.. Топор опускался вниз, и во все стороны разлетались не труха и щепки, а куски плоти и крупные капли крови. Не треск древесины разносился по лесу, а крики и мольбы о пощаде.

«Какого чёрта ты творишь»

Голос друга отвлёк меня, заставил остановиться. Ненависть, которая, вроде бы, начала проходить, вспыхнула вновь. Только теперь её объект стал другим.

Когда я обернулся на звук его голоса, друг не мог не перепугаться. На него смотрел некто, кто перестал быть его одноклассником, некто с безумным взглядом, с ног до головы перепачканный в крови (на самом деле, разумеется, был лишь безумный взгляд, но и его хватило сполна). Друг сделал несколько шаркающих, неуверенных шагов назад, но они не смогли спасти его от меня, в два резвых прыжка преодолевшего расстояние между нами.

В плоть одноклассника топор вошёл легко. Легче, чем в ненавистную учительницу минуту назад. Ещё одна серия ударов – ещё одна порция крови. Но останавливаться на этом я не собирался. Уже не мог остановиться. Перекинув топор через плечо, пошёл обратно в лагерь – к ничего не подозревающим друзьям.

Шок превратил их в неподвижные статуи, но звук не отключил. Ребята орали так же истошно, как совсем недавно это делала Ирина У.. Но это не останавливало меня, наоборот – только подстёгивало. Снова и снова я наносил удары, чувствуя, как тёплая вязкая кровь орошает лицо, всё тело.

И вдруг кровавая бойня исчезла. Не понимая, что происходит, я огляделся и увидел, что стою посреди пустой, заваленной щепками и кусками коры поляны, голый и с топором в руках. Почему голый Разделся, чтобы кровь не испачкала одежду, хотя это было не логично – если первые два убийства случились бы в действительности, уже тогда я был бы пропитан красным с ног до головы.

К счастью, друзья меня в таком виде не увидели, и я не стал ничего им рассказывать. Как, впрочем, и кому бы то ни было ещё. Хотя, пожалуй, к специалисту обратиться стоит, ведь тем разом галлюцинации, превращающие деревья в кровавые манекены смерти, не закончились. После похода стало ясно, что моя ненависть распространялась не только классную руководительницу, но и на всех людей. Даже на друзей. Даже на родственников. Пару раз «манекены смерти» являлись во время поездок на дачу. Однажды я чуть не напал на дерево во дворе собственного дома, увидев в нём свою возлюбленную.

Не исключено, что когда-нибудь грань между фантазиями и реальностью сотрётся, и я очнусь не посреди заваленной щепками поляны, а перед расчленённым телом, кровь которого будет на моих руках. И не только на них.

Да, мне однозначно следует обратиться к специалисту.

Читать еще:

Морган

У нас с мужем очень доверительные отношения, мы можем поговорить о чем угодно. Хотя к …

Добавить комментарий