Главная / Страх и смех / ДЕТСКАЯ ПЛОЩАДКА, ЧАСТЬ 1

ДЕТСКАЯ ПЛОЩАДКА, ЧАСТЬ 1

детская площадка, часть 1 офис находился в шаговой доступности, и каждый день, добираясь до работы пешком, я проходил мимо этой детской площадки, но обратил на неё внимание только сейчас.

Офис находился в шаговой доступности, и каждый день, добираясь до работы пешком, я проходил мимо этой детской площадки, но обратил на неё внимание только сейчас. Совершенно случайно. Подошёл ближе – и понял: она была идеальным местом для проведения обеденного перерыва. Работал я с людьми, и в отведённый для личных дел час хотел от них отдохнуть, побыть наедине со своими мыслями. Площадка подходила для этого идеально. Минимум прохожих и проезжающих мимо машин, максимум тишины и уединения. И, как ни странно, ни одного гуляющего ребёнка.

В этот же день я с удовольствием (а также с сэндвичем и бутылкой газировки) провёл обеденный перерыв на площадке, а вечером, вернувшись домой, узнал, почему на ней не гуляют дети. Интернет сообщил, что дом около площадки (а также и вся придомовая территория) – единственное строение в нашем городе, сохранившее свой первоначальный облик ещё со времён Второй Мировой. Должно быть, в этой низенькой трёхэтажке, затерявшейся среди построенных вокруг высоток, доживают свой век ветераны и пенсионеры, у которых не может быть маленьких детей. Разве что только внуки или даже правнуки, которые заходят в гости на выходных.

Поход на детскую площадку во время обеденного перерыва стал приятной традицией, но только лишь до тех пор, пока я не попал туда вместе с дочкой.

По пути в магазин девочка стала капризничать – хотела вылезти из коляски, в которой не очень любила ездить, и размять ножки. Мы как раз проезжали мимо облюбованного местечка, необходимости в спешке не было, и поэтому я решил дать девочке минут пятнадцать-двадцать отдыха – вытащил её из коляски и пустил погулять по площадке.

Прошла половина отведённого на перерыв времени, и вдруг на площадке появились дети. Я не заметил того, как они пришли – отвлёкся на присланное супругой сообщение, в котором она просила купить кое-какие не попавшие в первоначальный список продукты. Появилось неприятное чувство, что дети и не пришли вовсе – они действительно появились на площадке.

Не только такое внезапное появление вызвало неприятный озноб – было кое-что ещё. Детишки гуляли одни, без сопровождения взрослых, и их наряды выглядели странно. Лишь потом, когда дети исчезли так же внезапно, как и появились, я понял, что видел такую одежду на старых семейных фотографиях, запечатлевших молодость моей уже давно ушедшей из жизни бабушки.

Но, несмотря на все странности, детишки были настроены дружелюбно. Да и дочка без смущений и стеснений начала с ними играть. Я расслабился. Не важно, как одеты дети, главное – опасности они не представляют, а дочке с ними интересно.

Мы остались гулять на площадке, и вдруг совсем рядом – не представляю, откуда – завыла сирена, и громоподобный голос произнёс:

“ВНИМАНИЕ! ВНИМАНИЕ! ОЖИДАЕТСЯ НЕМЕЦКАЯ БОМБОРДИРОВКА! ВСЕМ СРОЧНО ПОКИНУТЬ УЛИЦУ!”

Вся малышня, кроме моей дочурки, бросилась прочь с площадки, но убежали они не далеко. Дети просто исчезли, словно в воздухе растворились. Как и наша игрушечная коляска, которую одна из девочек не успела выпустить из рук.

Дочка в недоумении посмотрела на меня. Она была слишком мала, чтобы понять произошедшее, а удивило девочку исчезновение коляски с пупсом. Она разочарованно развела ручками.

«Ма»

Собственный ответ я услышал словно со стороны сквозь едва проницаемую вату шока.

«Да, ма. Не расстраивайся, девочка забрала твою коляску по ошибке и в следующий раз вернёт её. А если нет – мы купим новую»

Такой вариант дочку устроил. Она довольно агакнула и направилась к коляске, показывая этим, что без любимой игрушки ей тут делать нечего, и нам пора идти дальше.

Когда мы уезжали, я увидел нашу игрушечную коляску с пупсом, и почувствовал, как по спине пробежал холодок. Она была здесь всегда. Каждый раз, приходя сюда на обеденный перерыв, я видел нашу коляску, просто не обращал на неё внимания. Теперь обратил. Коляска с уже вросшими в землю колёсами пристроилась под двумя высокими деревьями немного в стороне, и выглядела она так, будто простояла тут под солнцем и дождём лет семьдесят.

***

Обеденные перерывы на детской площадке продолжились, но теперь это был не отдых, а попытка во всём разобраться. Каждый день я ждал странных детей, но они всё никак не появлялись.

Порой возникала мысль, что я сошёл с ума, и растворившиеся в воздухе дети в старинной одежде – не более чем плод свихнувшегося воображения, но выцветшая коляска с пупсом, которая уже как будто пустила корни, говорила об обратном. Каждый раз, когда возникали сомнения в собственном здравомыслии, я подходил к ней, дотрагивался – коляска не исчезала. И это однозначно, на сто процентов была игрушка дочки – та самая, которая исчезла вместе с растворившейся в воздухе девочкой.

Две недели наблюдений не дали результата, и тогда в голову пришла логичная мысль. Странные дети появились тогда, когда я пришёл на площадку с дочкой. Чтобы “вызвать” их снова, нужен ребёнок. Не осознавая всей опасности этой затеи, я решил прийти сюда с девочкой ещё раз.

Теперь мы пошли на площадку втроём; супруге я не стал ничего рассказывать – хотел, чтобы она увидела всё собственными глазами и стала свидетелем того, что странные дети реальны, а не вымысел моего свихнувшегося рассудка.

Я оказался прав. Как только мы пришли на площадку с дочкой, странные дети появились вновь. В этот раз я ни на что не отвлекался, и поэтому увидел их внезапное появление.

Шёпотом, который услышал только я, супруга подтвердила, что видит то же самое.

«Что это за чертовщина»

Боясь спугнуть «эту чертовщину», я тоже шептал.

«Не знаю, но хочу в этом разобраться»

И тут я понял, что ждал этого момента две недели, но совершенно к нему не подготовился – не продумал, как, собственно, буду во всём разбираться. Пришлось сочинять на ходу. Я решил попробовать повторить фокус с коляской, только наоборот – взять за руку одного странного ребёнка и таким образом оставить его тут, в нашем времени. А дальше – этот момент нужно ещё продумать. План был слишком сырой.

Но я не успел. В этот раз сирена завыла раньше, чем в прошлый (словно площадка догадалась о моих планах и решила попрепятствовать им), и все дети кинулись врассыпную. Одна из девочек обняла нашу дочь за плечи.

«Не бойся, у нас есть бомбоубежище под домом. Я тебя защищу»

Я бросился за ними.

«Нет! Отпусти мою дочурку!!!»

Но вырвать дочку из рук странной девочки не успел. Прежде, чем сделал это, все дети исчезли, и наш ребёнок – вместе с ними.

Ко мне, вставшему в полном бессилии, подбежала супруга, и говорила она уже не шёпотом.

«Что это за чертовщина! Где наша дочь!!!»

В горле пересохло – ответить я не смог. Только лишь пожал плечами. Я правда не знал.

Супругу такой ответ не устроил.

«Ну и что ты стоишь! Быстро звони в полицию! Заявляй о похищении ребёнка!!!»

Я достал свой мобильник, но в полицию так и не позвонил – кое-что отвлекло. Изъеденная морщинами и артритом рука, лёгшая на плечо. Обернувшись, я увидел старушку лет семидесяти.

Я видел её и раньше. Каждый раз, когда приходил на площадку во время обеденного перерыва. Она сидела неподалёку и смотрела в мою сторону. Как будто хотела подойти, что-то сказать, но не решалась. Через полминуты стало ясно почему – до этого момента её слова показались бы полным бредом.

Я видел эту старушку много раз, но, разумеется, её лицо показалось до боли любимым, до боли родным отнюдь не поэтому. Родитель ведь всегда узнает своего ребёнка, а слова, сказанные скрипучим старческим голосом, только подтвердили выходящее за грань разумного предположение.

«Мама, папа, ну наконец-то! Я боялась, что не доживу до этого дня…»

— — — — — — — — — — — — —

©Scolopendra Psychopath,
06 августа 2017 года

Читать еще:

В какой час скажешь

Шел 2000 год. Была у меня в то время подруга Ленка. Очень энергичная, добрая, веселая …

Добавить комментарий