Свеча

свеча было начало декабря 1994 года. я была беременна, на последнем сроке, и жутко боялась не успеть сдать экзамены, закрыть этот шестой семестр перед тем, как уйти в академический отпуск. жалко

Было начало декабря 1994 года. Я была беременна, на последнем сроке, и жутко боялась не успеть сдать экзамены, закрыть этот шестой семестр перед тем, как уйти в академический отпуск. Жалко было полгода терять, и со своим пузом я карабкалась в вахтовки, эти огромные чудовища, с диаметром колеса аккурат в мой рост. Почему вахтовки, а не автобус, спросите вы Да время такое было, Союз развалился, и Северный Казахстан превратился в сплошное «поле чудес»: автобусы ходили крайне редко по причине отсутствия бензина, но, к счастью, рано утром на нашей конечной остановке забирала счастливчиков вахтовка с рабочими. Меня пропускали в первую очередь, попутно ругая всеми словами, что дома мне не сидится, и в тридцатиградусный мороз в семь утра нормальные беременные женщины дома спят в тёплой кроватке. Каждое утро, увидев меня карабкающуюся к заветной двери чудо-техники, рабочие в один голос вздыхали: «Блин, ещё не родила!» А мне надо было любой ценой добираться до места учёбы в соседний городок.
Больше всего меня беспокоила примерная дата родов, и, очередной раз посетив гинеколога, я спросила:
— Лидия Петровна, так когда примерно ожидать Мне ж сессию сдать надо успеть, чтоб семестр не пропал.
— Да успокойся ты! Рано ещё. Во второй декаде января рожать тебе, так что и Новый год с пузом отмечать придётся.
Лидия Петровна была не только замечательный врач, но и человек, ей я доверяла беспрекословно.
Услышав про январь, я окончательно успокоилась. Только вот приснился мне один сон…
Сны мне снятся редко, но метко, и самое интересное, что в них я вижу то, что будет, что-то важное для меня. Сны зашифрованы, но проснувшись, мне приходит мгновенно понимание того, о чём мне хотели сказать. Так было и в этот раз.
Снится мне, что хожу по базару, свечку выбираю. И столько там свечей продают — ужас, стоят люди разные в ряд и у всех свечи. Подхожу я к каждому и спрашиваю:
— Сколько свечка стоит
У всех одна цена — 19 тенге, лишь в одном месте мне сказали, что свеча стоит 20 тенге.
— Почему так дорого, — спрашиваю я.
— Так ты внимательней посмотри, у нас свечи белые, ровные, поэтому и по двадцать.
Стою я и думаю, какую же купить, за девятнадцать или за двадцать И денег жалко, дорого уж очень. Всегда свечка стоила 3 тенге, а тут — на тебе!
Хотела свечку подешевле приобрести, но тут как сила какая-то меня потащила, и сунула я бумажку в двадцать тенге человеку, что свечи дороже всех продавал.
Иду я с этой свечкой в руках и сокрушаюсь, что так лоханулась, переплатила. Тут голос откуда-то как рявкнет в самое ухо:
— Не жалей! Двадцать!
Тут я и проснулась. Сон я моментально поняла и понеслась к Лидии Петровне:
— Вы можете мне дать список всех необходимых принадлежностей для роддома
— Дать могу, так рано ещё, чего ты прибежала-то
— Я знаю, что схватки у меня начнутся 19-го декабря поздно вечером, а рожу я 20-го рано утром. И в карте моей можете сроки изменить
У Лидии Петровны рот как открылся, так и не закрылся. Потом она начала смеяться, сказала, что это перед родами что-то там с гормонами происходит и выпроводила меня за дверь.
Я же не теряла времени даром: все последние экзамены и зачёты договорилась сдать пораньше, преподаватели пошли навстречу, учитывая моё интересное положение.
Вечер 19-го декабря. Я вернулась с занятий, сделала все свои дела и завалилась на диван смотреть любимый сериал, вернее, два сериала. Тогда было коммерческое кабельное телевидение, там и крутили, даже помню название — «Моя вторая мама», а название второго забыла. Помню только, что показ начинался где-то в восемь вечера.
Когда заканчивалась очередная серия первого сериала, я почувствовала, что начал побаливать живот. На середине второго сериала боли участились, и моя мама развела панику, собираясь вызвать «Скорую помощь», на что я сказала:
— Пока серию не досмотрю — никуда не поеду. Родителям пришлось смиренно ждать.
В «скорую» меня погрузили в одиннадцатом часу вечера и повезли. По дороге поступил очередной вызов. Врач скорой отказывалась ехать, боялась, что в машине рожать начну. Но я её успокоила, сказав, что ещё пока терпимо.
В двенадцать ночи я уже лежала в предродовой совершенно одна. Мне велели спать, сказав, что роды начнутся часов через семь-восемь. Только мне не спалось, я бродила по коридору, где меня и подстерёг самый важный момент в жизни женщины — роды. Меня еле на каталке успели довезти до операционной. Как говорили врачи — стремительные роды.
В 3.45 утра я стала мамой. Как и говорила, 20-го декабря.

Всё у меня было нормально, ждала выписки, как однажды прибежала ко мне в палату Лидия Петровна, её на дежурство поставили, и в списке родивших она узрела моё имя и фамилию. Не поверив своим глазам, Лидия Петровна пошла меня искать, чтоб спросить откуда я узнала заранее дату родов. На что я ответила:
— Просто увидела во сне.
Лидия Петровна больше не смеялась и, задумавшись на минутку, тихо прошептала:
— А может, ты и про меня сон когда-нибудь увидишь Обещай, что расскажешь.

Читать еще:

Страшный случай

Одна молодая женщина только-только устроилась на работу в большом офисном здании. В один прекрасный день …

Добавить комментарий