Главная / Страх и смех / ПИВНАЯ «BEERМУДСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК», ЧАСТЬ 1

ПИВНАЯ «BEERМУДСКИЙ ТРЕУГОЛЬНИК», ЧАСТЬ 1

пивная beerмудский треугольник, часть 1 в один прекрасный (только не для владельца) день пивная beerмудский треугольник сгорела. в считанные секунды – никто из зевак не успел даже достать из

В один прекрасный (только не для владельца) день пивная «BEERмудский треугольник» сгорела. В считанные секунды – никто из зевак не успел даже достать из кармана телефон, чтобы вызвать пожарных. Несколько человек, находившихся внутри, исчезли без следа. Суеверные поговаривали, что прямо перед вспышкой туда зашёл сам Сатана.

Меня это никак не затронуло – я был завсегдатаем другой пивной неподалёку, но когда «BEERмудский треугольник» вдруг возобновил свою работу (так же неожиданно, как и сгорел), решил разок сделать покупку там. В первую очередь в знак уважения к колоссальному труду владельца, который не только не пал духом после понесённых убытков, но ещё и смог восстановиться в столь короткий срок.

Как и в любой пятничный вечер, я взял два литра пшеничного. Всегда считал этот сорт самым вкусным, а пиво из «BEERмудского треугольника» оказалось лучшим из лучших. Даже заграничные производители не могли похвастаться таким богатым вкусом и ароматом.

Два литра ушли совершенно незаметно, буквально за сорок минут, – пришлось сходить за добавкой. С тех пор я стал покупать пиво только в «BEERмудском треугольнике».

В течение месяца пятничные визиты плавно превратились в ежедневные, а когда количество выпитого пива приблизилось к пятидесяти литрам, вдруг появилось непреодолимое желание распить стакан прямо тут, заняв один из свободных столиков.

Как назло ни одного такого в зале не обнаружилось, а под ложечкой неприятно засосало. Не из-за отсутствия возможности выполнить вдруг возникшее желание – дело было в посетителях: все они словно застыли с повёрнутыми к окну головами; на лицах читалось удивление, граничащее с ужасом, а пиво из бокалов, которые они словно на автомате подносили к губам, будто и не исчезало.

Лично я не увидел за окном ничего странного или пугающего. Только знакомую улицу, по которой теперь ходил каждый день.

Взгляд вернулся в зал, и под ложечкой засосало ещё сильнее. Никогда прежде посетителей я не рассматривал, но выхваченные ранее краем глаза “кадры” наложились один на другой и открыли ещё одну странность: люди в зале менялись, но те, кто был тут ранее, сидели всё на том же месте, всё в той же позе. Будто и не уходили.

«Как всегда – два литра пшеничного с собой»

Голос бармена отвлёк от странных, гипнотизирующих мыслей, но они мигом вернулись. Я вдруг понял, что каждый вечер за прилавком стоял один и тот же человек. В другой пивной работали двое, сменяющие друг друга по установленному графику, а тут – какой-то рабский труд. И одежда на бармене была всё та же, будто и он не уходил домой.

Однако вдруг возникшее желание оказалось сильнее появляющегося на фоне этой чертовщины страха.

«Да хотел выпить стаканчик прямо тут, но у вас сегодня аншлаг»

Во взгляде бармена проскользнуло сочувствие и, как будто, предупреждение, но вслух последнее он не высказал, только лишь кивнул.

«Ничего страшного, место мы сейчас освободим»

Набрав для меня стакан, бармен вышел в зал. Жертвой на «выгон» стал мужчина лет сорока, сидевший около окна.

Когда бармен склонился над столиком и что-то тихо сказал, клиент вздрогнул и оторвал от окна свой взгляд, но появилось в нём не недовольство, а ужас, который может возникнуть только перед лицом смерти. Мужчина начал всхлипывать, умоляя дать ему ещё немного времени, но бармен был непреклонен. Сказал что-то вроде
«Прости, друг, но таковы правила… Такова расплата…»
после чего чуть ли не силком потащил посетителя к выходу. Я невольно покосился на «Книгу отзывов и предложений» – неужели, работник не боялся негативного отзыва

Но его и не последовало – всхлипывая, мужчина плёлся к выходу, на «Книгу» он даже не взглянул. Как и в мою сторону, а когда проходил мимо, бесцеремонно пихнул плечом. Как будто случайно, но, скорее всего, сделал это намеренно – ведь было понятно, из-за кого он потерял место.

«Всё, проблема решена. Прошу за мной»

Бармен был по-прежнему учтив, но его улыбке я больше не верил. Не после такого обращения с клиентом. Ведь такая же участь могла постичь любого из сидевших тут. Даже меня. Не смертельно, конечно (хотя, судя по выражению глаз изгнанного, это было хуже смерти), но крайне неприятно.

После увиденного пропало всякое желание связываться с этим хамом – не только проигнорировать текущее приглашение, но и вообще перестать делать тут покупки, – однако тяга поскорее выпить уже налитый стакан оказалась сильнее. Я проследовал за барменом.

Должно быть, влияние оказало подпорченное настроение – в этот раз пиво казалось не таким, как прежде. Вкусным, но не божественным. И была ещё одна странность – оно как будто не заканчивалось. Я делал глоток за глотком, а напиток продолжал пениться у самого края стакана. Словно бармен стоял рядом и постоянно подливал, но это было невозможно – он скучал за стойкой в ожидании новых клиентов.

Хотя вскоре эта странность перестала беспокоить – аккурат в тот момент, когда голова, следуя стадному чувству, повернулась в сторону окна.

Не так давно пивная «BEERмудский треугольник» вспыхнула адским пламенем, но теперь эта участь как будто постигла весь мир. За окном лежала всё та же улица, по которой я пришёл сюда, но словно после апокалипсиса. Полуразрушенное здание напротив смотрело зевом разбитых окон, рядом с ним горел мусорный бак; на парковке рядом стояли три машины, давным-давно превратившиеся в металлолом; и ни одного живого человека на улице – лишь едва заметные тени как будто в ужасе пролетали мимо.

Картина за окном завораживала. Стакан застыл на полпути ко рту, счёт минутам потерялся, ну а провести параллель между мелькающими тенями и раздававшимися в зале всхлипываниями я даже и не подумал.

Казалось, в этом нелепом наблюдении за рухнувшим миром через окно пивняка прошла целая вечность (а может, так оно и было), и вдруг над моим столом навис бармен.

«Очень жаль, приятель, но нам пора проститься. Нужно уступить место другому постоянному клиенту»

Об изгнанном ради меня мужчине я даже не вспомнил. Ужас перед перспективой выйти отсюда – из как будто единственного светлого места в обречённом мире, – заставил забыть обо всём на свете. Он напрочь лишил сил – их не осталось ни для сопротивления, ни хотя бы для пререканий. Я мог лишь всхлипывать и слёзно просить не выгонять во тьму рухнувшей реальности. Бармен хранил ледяное безразличие.

“Прости, друг, таковы правила… Такова расплата…”

Он говорил что-то ещё, но я не слышал – ужас поглотил меня целиком.

Около стойки как будто никого не было, но, проходя мимо, я почувствовал некое присутствие. Постоянный клиент, решивший распить стакан в зале, – очередной бедолага, который очень скоро попадёт в этот же кошмар. Взглянуть можно было только из того мира сюда, но не наоборот; я не видел стоявшего около стойки человека и, кажется, зацепил его локтем. Прямо как тот мужчина меня. Извиняться перед пустотой я не собирался.

Мыслей ни о хамстве бармена, ни о жалобе в «Книге отзывов и предложений» не возникло, а после дверь пивной с шумом закрылась, оставив меня в пережившем апокалипсис мире.

Воздух тут был тяжёлый, но свежий. Он прочистил ум, позволил мыслить трезво. Если я каким-то образом смог попасть сюда, то и путь назад тоже должен быть. Неизбежной бывает только смерть, а она ещё не пришла. Ну разве что только я подавился пивом и не смог продышаться, но такое предположение казалось нелепым.

Сам того не заметив, я прошёл вглубь тёмного, мрачного мира. Ну как вглубь – отошёл метров на пятьсот, обернулся и увидел, что пивная «BEERмудский треугольник» была единственным местом, ярко выделявшимся среди окружавшей разрухи. Последняя ниточка, связывающая с миром людей, и ответы могли находиться только там. Тем более каждой “жертве” бармен говорил:

«Прости, друг, таковы правила…»

Возможно, он знал правила. Или даже придумал их. Так или иначе, но ответы, скорее всего, находились в “BEERмудском треугольнике”, и я направился туда, но до цели так и не дошёл.

С расстояния примерно метров в сто я увидел подходящего к яркому зданию человека, который, должно быть, тоже решил найти там ответы, и вдруг из-за угла вылетело облако тумана цвета свежей кружки пива. Оно мерцало, то принимая форму существа, похожего на нас, но с двумя большими изогнутыми рогами и длинным хвостом, то вновь становясь аморфным, и с невероятной скоростью бросилось на человека.

Тот перешёл на бег, как будто яркое нутро пивной могло спасти от появившегося облака, но всё же не успел. Буквально два-три шага. Облако настигло жертву и, став существом с рогами и хвостом, схватило за шею. Рука казалась зыбкой, как туман, но смогла поднять крупного мужчину над землёй, будто тряпичную куклу. Существо поднесло человека ближе к себе, принюхалось и, одобрительно кивнув самому себе и вновь превратившись в облако, вошло в жертву. Через секунду из всех отверстий на теле человека брызнула кровь.

Это продлилось примерно полминуты, после чего оставшиеся от человека кожа и облачавшая её одежда упали на землю. Словно резиновый комбинезон. “Комбинезон”, который “сняло” жёлтое облако. На пару секунд оно приняло форму человека, которого только что сожрало – то же лицо и телосложение, – и в его жёлтых глазах читался голод, желание полакомиться кем-нибудь ещё
Кем-кем – конечно, мной!
но на самом деле это было не так – пивной демон съедал одного человека за раз. Всё, кроме одежды и кожи. От них у исчадия Ада пучило живот.

Принявшее форму съеденной жертвы облако аппетитно отрыгнуло, вновь стало аморфной субстанцией и полетело прочь.

Меня оно оставило на потом.

— — — — — — — — — — — — —

© Scolopendra Psychopath,
18 октября 2018 года

Читать еще:

Медный крест

Об этом случаи народная молва помнит до сих пор. А началось всё в 90-ые, банальная …

Добавить комментарий