Главная / Страх и смех / В момент публикации I части о продолжении я не думал, поэтому не сделал для этой истории отдельный хэштег. Для того, чтобы найти начало, необходимо воспользоваться общим хэштегом автора и пролистать немного вниз.

В момент публикации I части о продолжении я не думал, поэтому не сделал для этой истории отдельный хэштег. Для того, чтобы найти начало, необходимо воспользоваться общим хэштегом автора и пролистать немного вниз.

в момент публикации i части о продолжении я не думал, поэтому не сделал для этой истории отдельный хэштег. для того, чтобы найти начало, необходимо воспользоваться общим хэштегом автора и

Надеюсь, это не вызовет неудобства…

НА НОЧНОМ ПЛЯЖЕ, ЧАСТЬ II: ДВЕРЬ

Казалось, я бежал целую вечность, однако дыхание не сбивалось, силы оставались на прежнем уровне. Увы, чёртов пляж не заканчивался тоже. Не было и намёка на выход отсюда, и вдруг, обо что-то споткнувшись, я растянулся во весь рост.

Падение в рыхлый влажный песок спровоцировало, пожалуй, первое чёткое воспоминание о прежнем мире. Там тоже случилось нечто подобное. Похожее влажное прикосновение, только не рыхлое, а скорее склизкое. А сразу после него – тяжесть, будто кто-то прыгнул сверху.

Возможно, сосредоточенность на этих ощущениях помогла бы вспомнить больше, но вдруг я кое-что увидел. Как будто выход.

Дверь.

Ни к чему не прикреплённое деревянное полотно просто торчало из песка, но при достаточно сильном нажатии на него рукой даже не шелохнулось. Какая-то невидимая сила держало его крепче бетонной стены.

Эта дверь, на верхнем наличнике которой блестела табличка с надписью «ПЛЯЖ», показалась до боли знакомой. Ещё одно пугливое воспоминание, которое тут же отбегало на безопасное расстояние, стоило только приблизиться к нему.

Пытаться поймать воспоминание казалось бессмысленной тратой времени; вместо этого я подошёл к двери вплотную и повернул ручку. Разумеется, заперто. Я огляделся, надеясь найти на ослепительной желтизне песка чёрную точку – ключ от этой двери, но его не было. Возможно, он появится чуть позже, как бутылка с чистым листом или приплывшая по морю школьная газета, но момент ещё не наступил.

Желая сделать хоть что-нибудь, я обошёл дверь – хотел посмотреть на полотно с другой стороны, где, возможно, кто-то сведующий нацарапал хоть какую-нибудь подсказку, – но ничего не увидел. Не только неаккуратно вырезанные на дереве слова, но и саму дверь. Она исчезла, уступив место пейзажу, от которого уже тошнило – безбрежное море и такой же бескрайний пляж.

Возможно единственный выход с этого пляжа пропал из-за глупого, бесполезного любопытства!

С трудом сдерживая крик отчаяния, я сделал вокруг исчезнувшего полотна полный круг, вернувшись на первоначальную точку, и вновь увидел его. Дверь никуда и не исчезала, просто у неё не было внутренней стороны, только наружная, и это вселяло надежду. Если на пляже присутствовала только одна половина полотна, значит, вторая располагалась в другой реальности. Возможно, в моём прежнем мире.

От мыслей о разных измерениях голова пошла кругом; избавиться от них удалось, но успокоение не пришло. Даже если дверь и была выходом, вела в старый мир, какой в этом прок Запертый замок не позволит воспользоваться ею, а пытаться найти ключ в песке бесконечного пляжа ещё более гиблое дело, чем поиск иглы в стоге сена.

Желание заорать и начать биться головой о дверь было нестерпимым; ударять и ударять, пока что-нибудь – или деревянное полотно, или череп – не сломается, и вдруг я понял, что это и есть путь к спасению. Удариться головой о дверь. Почему – объяснение осталось за гранью понимания; возникшая идея была чем-то вроде озарения, знака свыше, которому нужно следовать без лишних вопросов.

Я подошёл к двери и ударился о неё лбом. Несильно, щадя голову, и ничего не добился. Следующий удар был сильнее, но опять не принёс пользы.

Вновь нашедшее озарение указало на ошибку. Нужно биться не лбом, а затылком.

Жалость к собственной голове не позволила сделать сильный удар, но и слабого тоже хватило. Я почувствовал, что кожа на затылке прорвалась, и кровь потекла по шее, неприятно закатываясь за шиворот, а вместе с этим появившееся ранее воспоминание стало чётким и полным.

Тяжесть навалившегося сверху тела, не позволяющая встать или хотя бы повернуться лицом к напавшим. Дурманящая вонь пропитанного алкоголем дыхания. Обрывочные слова, сказанные на неизвестном мне, грубом языке. И град ударов, сыплющихся на затылок – сначала кулаками, потом чем-то острым. Должно быть, каким-то строительным инструментом.

И что самое обидное – ценой моей жизни стали триста помятых рублей и дешёвый мобильник.

Сам того не заметив, я дотронулся до кровоточащего затылка, но вдруг тёплое, вязкое прикосновение крови стало прохладным, приятным. Теперь на раскрытой ладони лежал ключ красного цвета, и не возникло ни тени сомнения, что именно он открывал.

В замочную скважину ключ входил с чавканьем и сопротивлением, словно вонзаемое в плоть лезвие, но подошёл. Дважды щёлкнул, и дверь со скрипом открылась.

Это был не выход, а лишь напоминание о принятом решении, изменить которое уже невозможно.

По ту сторону двери раскинулась больничная палата. На койке лежало моё потрёпанное нападением трёх непойманных личностей тело, поддерживаемое лишь приборами жизнеобеспечения, а рядом стояла полупрозрачная душа в компании с существом в белом балахоне. Слова как будто с трудом пробивались оттуда сюда, но необходимости расслышать каждое не было. Я и так знал содержание этого разговора, ведь незадолго до попадания на пляж участвовал в нём.

***

“Почему ты пришла Я ведь ещё не мёртв!”

Смерть отрицательно мотнула головой.

“Фактически мёртв. Все эти ваши приборы и оборудование вмешиваются в естественный процесс вещей, но без них твоё сердце уже не стучало бы. Именно поэтому я пришла сейчас. Именно поэтому у тебя есть лишь один шанс выбрать свою дверь”

“Но так нечестно! Почему я должен уходить раньше времени Вдруг я ещё очнусь”

“Не очнёшься. И это – вполне честно. Ты умер, поэтому я пришла. Когда приборы отключат, это будет уже вторая смерть, и тебя убьют твои родители, а так как они не являются моими слугами, открыть двери они не смогут. Я ни в коем случае не настаиваю, но если откажешься сделать выбор сейчас, единственным шансом попасть в потусторонний мир будет автобус ЕСЗП…”

“Автобус ЕСЗП Что это”

Смерть пропустила мой вопрос мимо ушей.

“… Но на конечной у тебя будет лишь два варианта: либо Ад, либо Рай, и в последний люди отправляются крайне редко. А иногда он вообще не приезжает, так что ты рискуешь остаться навсегда в мире людей сгустком невидимой энергии. Эта участь похуже Чистилища”

Возможно, Смерть блефовала, не желая приходить в мою палату дважды, ну а если нет Взвесив все “за” и “против” я решил выбрать свою дверь.

***

Две стандартные двери уже открылись, почти всегда запертая третья таковой и осталась, ну а первым индивидуальным вариантом был пляж, и Смерть дала подробный комментарий.

«Также вечность ты можешь проводить на пляже, ведь с ним связано многое. Взять хотя бы сон, который снится тебе последнее время. Более того, именно на пляже ты выпил свою первую бутылку пива; именно на пляже во время выпускного после девятого класса случился твой первый секс. Но должна тебя предупредить, пляж потустороннего мира может быть не таким романтичным. Ни секса, ни полураздетых девушек там точно не будет»

Полупрозрачный я с той стороны кивнул.

«Я это понимаю, но такой вариант меня вполне устраивает. Остальные можешь даже не озвучивать»

Ещё две индивидуальные двери оставались закрытыми.

«Уверен Прежде, чем принять решение, ты вправе узнать все варианты»

«В этом нет необходимости. Я уверен, что пляж – лучший из них»

«Нет!!! Этот пляж – хуже Преисподней!!!!!!»

Эти два события происходили в разное время, но для двери, просто торчавшей из песка и имевшей только внешнюю сторону, не было ничего невозможного. Она смогла соединить два разных временных фрагмента в один, и брошенный мной с этой стороны деревянного полотна вопль смог проникнуть туда. Полупрозрачная душа как будто услышала его и остановилась.

Я затаил дыхание. Неужели это сможет изменить прошлое, даст возможность покинуть чёртов пляж Конечно, я окажусь в другом варианте загробного мира, но хотя бы не тут. Однако радость оказалась преждевременной. Полупрозрачный двойник ненадолго замер, задумался, но в итоге вновь кивнул смерти.

«Да, я уверен. Пляж»

«Нет! Стой!!!»

Этот крик заставил полупрозрачного двойника вновь замешкаться, но лишь на секунду, а после он сделал шаг через порог двери с подписью «ПЛЯЖ».

Я по эту сторону двери тоже переступил порог. Против воли – нога сделала это сама, – но очутился не в палате, где писк кардиомонитора стал сплошным и оглушительно громким, а в иссиня-чёрной тьме. На вид густая темнота оказалась неосязаемее воздуха, и я неизбежно полетел вниз.

Препятствие, в которое врезался, не увидел – тьма скрыла его от меня, а после накинулась и на сознание, отключив.

Очнулся я от бьющего всё тело озноба. Неожиданно для самого себя я очутился на пляже. На одну секунду возникло ощущение, что это случилось не в первый раз, и если немного напрячь память, получится вспомнить всё, что будет дальше, но уже через миг это чувство прошло. Его целиком вытеснили мысли о другом. Странно, подобной поездки не было даже в планах, а воплощения её в жизнь – тем более, но факт оставался фактом: я сидел на морском берегу…

— — — — — — — — — — — — —

© Scolopendra Psychopath,
30 октября 2018 года

Прим. автора: с уважения уважаемой Администрации чуть позже выложу историю «Коридорный убийца», в которой более подробно рассказывается о выборе двери в потусторонний мир, а также произведение, у которого в данный момент нет названия, основным объектом которого станет автобус ЕСЗП.

Читать еще:

Испорченный пикник

Гена, абсолютно счастливый, шёл по лесу. Настроение подогревало то, что наконец-то удалось собраться с друзьями …

Добавить комментарий