Главная / Страх и смех / ЛЁГКАЯ РАБОТА БЕЗ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

ЛЁГКАЯ РАБОТА БЕЗ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ

лёгкая работа без высшего образования я учился на третьем курсе факультета романо-германской филологии в местном университете. считая себя взрослым и самостоятельным, не хотел сидеть на шее у

Я учился на третьем курсе факультета романо-германской филологии в местном университете. Считая себя взрослым и самостоятельным, не хотел сидеть на шее у родителей, а стипендии не хватало – нужно было срочно найти источник дополнительного дохода.

Это объявление сразу бросилось в глаза. “ЛЁГКАЯ РАБОТА БЕЗ ВЫСШЕГО ОБРАЗОВАНИЯ” – как раз то, что требовалось. Немного смутило обязательное условие при визите на собеседование – не мыться и не бриться минимум три дня, – но я счёл это шуткой или опечаткой. Хорошенько намарафетившись, пошёл по указанному в объявлении адресу.

Сидевшая в приёмной девушка внимательно рассматривала меня на протяжении нескольких невероятно долгих минут. Просто смотрела, не говоря ни слова, и от этого становилось очень не по себе. Перспектива получить лёгкую работу без высшего образования перестала казаться заманчивой, и я уже взялся за подлокотники кресла, намереваясь встать и уйти, и тут девушка заговорила.

“Очень хороший типаж, который может нам подойти, но почему Вы не выполнили поставленное в объявлении условие”

Напечатанное в газете требование казалось таким нелепым, что я напрочь забыл о нём, и потому не сразу понял, о чём говорила девушка.

“Какое условие Там говорилось лишь о том, что высшее образование не требуется. И адрес”

“Не принимать душ и не бриться минимум три дня, а Вы явно сделали это. Не позднее чем сегодня утром”

“Я испугался гнева Мойдодыра”

Я попытался сгладить сверлящий взгляд девушки шуткой, но ничего не вышло – её лицо напротив стало ещё более каменным.

“Мой, и, возможно, в будущем Ваш, начальник – очень серьёзный человек, так что подобные шутки тут неуместны”

Пришлось стереть улыбку и сделать такое же невозмутимое лицо.

“Давайте сделаем так: пока мы с Вами прощаемся, но где-то через неделю встретимся вновь, только обязательно выполните указанное условие”

Ошарашенный таким собеседованием, я на автомате попрощался и вышел.

Произошедшее насторожило, и возвращаться в офис, где предлагали лёгкую работу без высшего образования, не особенно хотелось, но спустя несколько дней я понял, что не принимал ванну с момента того странного собеседования. Как будто само подсознание, неощутимо управляющее телом, всей жизнью, планировало дать подозрительному заведению ещё один шанс. Что ж, я решил не перечить и, доведя свою неопрятность до уровня недели, пришёл на повторное собеседование.

У девушки в приёмной аж перехватило дыхание.

“Я не ошиблась – Вы подходите идеально!”

Вслед за этим без лишних слов она отвела меня к начальнику. Им оказался бритоголовый мужчина с золотой цепью толщиной с запястье и перстнем размером с кулак. Когда мы вошли, он с кем-то разговаривал по телефону. Ну как разговаривал – на повышенных тонах сыпал сдобренными крепкими ругательствами угрозами, которые в исполнении этого человека не казались просто словами; за неимением волос пульсирующая на голове вена была хорошо видна и внушала ужас.

По окончании нервного разговора вена перестала пульсировать, возвращая мужчине хоть и немного пугающий, но вполне цивилизованный образ, а улыбка, пусть и неискренняя, подкрепила эффект. Времени на пустую болтовню потенциальный босс не терял.

“Вау, отличный кандидат! Хочешь работать на меня, парень”

На самом деле я не хотел, но голова кивнула сама собой.

“Ну что ж, ты мне подходишь. Предупреждаю сразу: никаких отчислений ни в какие фонды я не делаю, больничные и отпуска только за свой счёт, и да, забудь о пенсии. Хотя, с новым законодательством о ней и так можно забыть. Если всё устраивает, считай, что ты принят. Подробности тебе расскажут в приёмной”

Подробностей было не так уж и много. Не мыться, не бриться, приходить в одну из заранее обговоренных людных точек и делать как можно более жалобное выражение лица. Как вы, наверняка, уже догадались, речь шла о “должности” бродяги-попрошайки.

Работа действительно была лёгкой, а приносила вполне приличный доход (работник получал долю от собранного за день), но вскоре между двумя моими ипостасями – студентом и псевдо-бродягой – возник конфликт. Когда я приводил себя в порядок, доходы за день сокращались, что злило бритоголового босса, если не мылся несколько дней подряд – преподаватели и одногруппники демонстративно и недвусмысленно открывали окна аудитории или брызгали освежителем воздуха поблизости от моего стола.

Нужно было делать выбор, и так как бритоголовый «начальник» вызывал больше страха, чем весь деканат во главе с деканом, он склонился в сторону образа псевдо-бродяги.

Казалось, что в этом были одни только плюсы – минимум заморочек, максимум пользы, – пока вдруг неожиданно и сокрушительно не вылез один минус: я катастрофически отстал от учёбы и очутился на грани отчисления. Пришлось в срочном порядке отмывать многодневную грязь, сбривать щетину аналогичной давности и, используя всё имеющееся обаяние, слёзно просить преподавателей дать мне шанс получить допуск к зачётам и экзаменам.

Дела в университете, кажется, пошли на поправку, но зато на работе скатились ниже всех допустимых пределов. Озвученную причину босс не счёл уважительной, заставлял работать, ну а на опрятного парня прохожие не велись.

Когда я в очередной раз пришёл в офис, встречающая девушка была белее мела. На дрожавших ногах она проводила меня к боссу, и причина этого страха – нет, даже ужаса – стала ясна.

Бритоголовый начальник стоял около своего стола (чего никогда прежде не было – обычно он всегда сидел) и буквально сотрясался от гнева. Красные, выпученные глаза залила не только кровь, но и, казалось, безумие, которое маленькими мутными каплями проступало по всей поверхности белка. Вена на лысине пульсировала так страшно, как никогда прежде.

“Твои доходы сократились в пять раз!!! В ПЯТЬ, ТВОЮ МАТЬ, РАЗ!!!!!!”

Я мог бы всё объяснить. Сказать, что это временно, что для университета нужна ещё буквально пара недель, а после можно будет вернуться к образу бродяги, и доходы вновь поднимутся до прежнего уровня.

Я собирался всё объяснить, но бритоголовый босс не слушал. Не хотел слушать – он просто смотрел на меня своими выпученными, залитыми кровью, гневом и безумием глазами. Словно удав на кролика; как будто гипнотизировал, и шагов за спиной я не услышал. О том, что кто-то подошёл сзади, узнал лишь тогда, когда в шею вонзилась игла, но было уже слишком поздно. До затухающего сознания донеслась лишь фраза босса, который начал остывать.

“Ничего, образ безногого бродяги в пять раз их увеличит…”

Наркоз подействовал хорошо – сознание вернулось быстро, но боль вместе с ним не явилась. Только пренеприятные ощущения будто кожа, плоть на моих ногах рвётся. Вскоре, когда хирургическая пила для ампутации дошла до кости, к ним присоединился отвратительный скрип. От этого звука сознание снова отключилось.

Очнулся я от жгучего желания почесать левое колено. Фантомные ощущения, которое, наверное, будут преследовать до конца жизни, – на самом деле мои колени, как и продолжение ног под ними, перестали существовать. Бритоголовый босс сказал, что накормил ими бродячих псов на местной помойке, но хотелось верить, что он пошутил, что на самом деле ампутированные ноги сожгли и развеяли по ветру. Сути это, конечно, не меняло, но думать о том, что часть меня стала экскрементами в брюхе бродячего пса, было мерзко.

Я лишился обеих ног, но вопросов это не вызвало. Они возникли только по отношению ко мне. У бритоголового начальника всё было схвачено – в местном отделении ГИБДД вдруг появилось дело о вождении без прав и в нетрезвом состоянии, главным фигурантом в котором выступал я. В качестве обвиняемого, разумеется. Имелся и пострадавший – человек, которого я в жизни не видел, и который теперь якобы находился на грани между жизнью и смертью из-за полученных в аварии травм.

Состряпавший это дело босс тут же выступил в качестве моего “защитника”. Больше было некому: с родственниками я разругался ранее – причиной стала новая “работа” и необходимый для неё “дресс код”, – ну а липовая авария поставила в наших отношениях последнюю жирную точку.

Бритоголовый начальник якобы “отмазал” меня, взял на себя расходы по лечению пострадавшего, но за это выставил счёт – в качестве расплаты я стал обязан работать на него в течение неопределённого срока.

Хотя и без этих “обязательств” выбора особо не оставалось. Сидя в инвалидном кресле, будучи не в состоянии даже полноценно себя помыть, я мог забыть и о дальнейшем обучении в ВУЗе, и о строительстве карьеры по выбранной специальности. Единственное, что оставалось – и зимой, и летом сидеть на людях в своём кресле и делать лёгкую работу без высшего образования.

— — — — — — — — — — — — —

© Scolopendra Psychopath,
15 ноября 2018 года

Читать еще:

Медный крест

Об этом случаи народная молва помнит до сих пор. А началось всё в 90-ые, банальная …

Добавить комментарий