Перезагрузка

Перезагрузка Я стал дальнобойщиком, когда мне едва исполнилось восемнадцать лет. Свой КамАЗ мне в аренду отдал дядя по матери. Конечно, он прочитал мне ряд наставлений и рассказал, почему бросил

Я стал дальнобойщиком, когда мне едва исполнилось восемнадцать лет. Свой КамАЗ мне в аренду отдал дядя по матери. Конечно, он прочитал мне ряд наставлений и рассказал, почему бросил любимую работу, которой отдал много лет жизни:
— Мой друг Тимофеевич, попросил меня быть его вторым водителем. Он был со своими странностями, интроверт, как бы сказали начитанные люди. Ехали мы в полном молчании уже долго, так любил Тимофеевич. Как вдруг я стал замечать, что с ним что-то не так, лицо покраснело, отдышка началась, а глаза прямо бегают судорожно туда-сюда. Посмотрел на дорогу — вроде бы ничего. Я спросил у него, что не так, что он так занервничал Как он мне ответил хриплым голосом: «Люди, люди на трассе стоят, посмотри на них.» И действительно, смотрю, прохожие через каждые десять метров, просто стоят, смотрят на нас, провожают взглядом, но не голосуют. Обычные такие люди, где подросток, где ребёнок, женщина, старик. Но не страшные, что так пугаться Ну, я и опять к Тимофеевичу: да, стоят и что А он мне опять хрипло полушепотом: присмотрись к ним, это не люди, одеты не по сезону, теней от них нет, и как будто нас ждут. Я, честно говоря, подумал Тимофеевич того Но присмотрелся и действительно, на улице почти зима, а они кто в летнем, а кто слегка приодет и никто даже от холода не жмется И меня это насторожило. И все на нас смотрят, как звери, словно ждут чьей-то команды… И мне так неприятно стало. Тимофеевич заехал в первый буфет, даже не поел, просто выпил кружку воды. Потом позвал меня и сказал, чтобы я садился в машину Руслана, так как эти люди предвестники, и ничего хорошего не обещают. А ему меня за собой тянуть, не хочется. Так он меня и отшил. А через километр, Тимофеевич опрокинулся в кювет, насмерть. В общем, будь внимателен к тем, кто на обочине стоит, присматривайся. Правда, я точно не знаю, что делать в таких ситуациях, но бабка мне посоветовала сменить работу, от греха подальше.
Я быстро забыл данную байку, так как на наших дорогах больше всего боишься не этого. Это был ещё один рейс, весна только заявляла о своих правах, и было необычно солнечно, хоть и ветрено. Я ехал под весёлую музыку, как увидел её. Девочка лет семи идет одна по трассе, шарик красный в руках держит и на меня смотрит. Я проехал мимо, на одинокую девочку не удивился, поблизости был населенный пункт. Этот момент я хотел выбросить из своей головы, но образ девочки с шариком настойчиво возвращался и крутился в мыслях, что-то было не так, а что не так понять не мог. Но через двадцать минут я понял, и пот прошелся по спине. Шарик, он висел ровно над её головой, словно нимб, а на улице сильный ветер Как только я это понял на дороге появилась девушка в белом платье. Просто стояла и смотрела на меня. Длинное платье, густые волосы даже не развевались на ветру Словно она просто рисунок, мираж. Хотя и провела мою машину пристальным взглядом.
Я понял это мои предвестники. И стал судорожно думать, как быть Как спастись! Неужели всё, конец А ведь ещё не пожил. Но я не знал, как действовать в таких ситуациях, и, тем более, никогда не сталкивался с потусторонним миром. Но в чрезвычайных ситуациях хватаешься за соломинку И я стал вспоминать, кто бы мог мне что посоветовать. И вспомнил лишь одну Наташу. Вспомнил и даже усмехнулся. Именно так мы к ней и относились. Сестра моего одноклассника увлекалась эзотерикой и даже пробовала гадать. Но её всерьез мало кто воспринимал и уж тем более я. Вот только номер телефона одноклассника у меня не было, а её тем более. Я стал звонить искать их, но так и не нашел. Но я смог вспомнить, что говорила Наташа про роковую судьбу и неминуемую смерть, то, что это возможно исправить. Правда нужна перезагрузка полная и беспощадная. Чтобы судьба человека полностью изменилась, он должен абсолютно измениться сам. А в критических случаях, когда счет идет даже на дни, надо начать делать то, что данному человеку совсем несвойственно. Это словно сделать крутой поворот, для нового отсчета времени, и именно так можно избежать уже предначертанного смертельного пункта назначения. И я решил попробовать, ведь другого выхода у меня не было. Держа крепко руль, стал усиленно думать, что бы такое сделать, чего бы я никогда и ни за что не сделал бы. Причем в таких стесненных условиях и быстро. И я вспомнил отца
Моя жизнь не была безоблачной. Когда мне исполнилось пятнадцать лет, отец ушел к другой семье. Но материально, мы ещё зависели от него, и поэтому нам приходилось считаться с его условиями. Особенно мне. Отец хотел, чтобы я подружился с его второй женой и их совместной дочкой. Мать плакала, но покорно отправляла меня на выходные к ним. Потому что отец продолжал выплачивать ссуду, взятую на мамино лечение, и полностью меня обеспечивать. Ведь мама сильно болела и была рада тому, что он меня не забрал у неё, а ведь мог. Я сильно не сорился с отцом и был вежлив с его второй семьей только ради мамы, потому что мой бунт мог привести к неблагоприятным последствиям. Но я считал, что меня принуждают и морально насилуют. Я ненавидел его вторую семью, а отца считал предателем. Когда мне исполнилось восемнадцать, я бросил учебу и стал работать, чтобы больше не зависеть от отца и полностью содержать маму. С того дня я больше с отцом не общался. И поклялся ему, что больше он меня никогда не увидеть, что даже не приду на его похороны. Вот такой юношеский максимализм. Я позвонил нашему общему знакомому и взял номер отца. Остановил фуру и набрал отцовский номер Мы проболтали час, обо всем. Мне вначале было неловко, я даже злился на себя, потом больно, обидно, горько. И вдруг стало так легко и свободно, словно освободился от пут. Как оказалось, отец рыбачил поблизости и даже снял с другом домик на ночь. Такое совпадение даже не казалось совпадением, а скорее всего, знаком судьбы, и папа, конечно, предложил мне переночевать у него. Мы встретились, и я позвонил заказчику и предупредил, что немного задерживаюсь. Утром взволнованный заказчик мне перезвонил. Оказалось в ту ночь, в кафе, где обычно останавливаются наши водители произошла резня с местными головорезами. В горячке наших четверых порезали, двоих насмерть, и подожгли один КамАЗ. Двое погибших были моими самыми близкими друзьями, за которых бы я всегда подписался и в драке бы не бросил.
Вскоре я бросил данную работу поступил на заочку и устроился на СТО отца. Я смог сделать полную перезагрузку своей жизни. Иногда мне снится та самая девочка с красным шариком, она уходит куда-то вдаль и все время на меня оборачивается. Словно ещё надеется меня забрать.
Автор Галинадар

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *