Странница

Странница За эту историю я заплатила разбитыми пятками. Все вы знаете, что я скрупулёзно собираю и изучаю все мистические истории. Поэтому, весть о том, что под Волгоградом появилась некая

За эту историю я заплатила разбитыми пятками. Все вы знаете, что я скрупулёзно собираю и изучаю все мистические истории. Поэтому, весть о том, что под Волгоградом появилась некая загадочная странница, которая пешком путешествует по нашим дорогам, с какой-то таинственной миссией во мне пробудила дикое желание её увидеть. Интуиция подсказала мне, что это не очередной фейк душевнобольной женщины, а именно то, ради чего стоит ехать в другой регион. Не буду рассказывать как, но я её нашла, женщина шла по трассе одна и отказывалась от всякого общения. Как мне рассказали друзья, она отказывается от какой-либо помощи, кроме еды и ночлежки, и порой ночует прямо на дороге, и никогда не садится в машину, в её миссии принципиально то, чтобы она прошла весь путь своими ногами. Я умоляла эту женщину рассказать мне про свою миссию так, что она сдалась, но поставила жесткие условия. Пока она рассказывает мне свою историю, я должно идти рядом с ней с босыми ногами. Что ж, мои мучения этого стоили. Я пообещала, что рассказывая её историю, изменю не только имена, но и опубликую её только тогда, когда странница закончить свою миссию. Далее рассказ идёт от её имени:
— Зовут меня Анфиса, родом я из глухой деревни. Моя прабабка была настоящей ведьмой, за услугами которой съезжались со всего края. Умирала она, как и полагается таким людям, в страшных мучениях. Но свое обещание сдержала, дар никому не передала, хотела сберечь свой женский род от этой бесовщины. Мне было тогда пять лет, а я до сих пор помню, как вчера, её смерть, — шесть дней лютовала погода, крыши сносило по всей деревне, скотина с ума сходила. Но, в конце концов, бабка умерла. Едва только она перестала дышать, как тут же покрылась трупными пятнами, отчего вся почернела, казалось, что её трупу неделя, не меньше. Когда заколоченный гроб спускали в могилу, оттуда послышались звериные выкрики непохожие ни на что другое, как будто что-то там сатанинское хотело вырваться наружу. Бабка завещала нам никаким лукавым делом не заниматься, не гадать даже на святки, а уж тем более, что-то похлеще. Очень, говорила она, бесы наш женский род любят, всегда рады выполнить любое поручение, чтобы после всю душу высосать. Так получилось, что со всей женской линии я осталась одна. Едва окончив школу, сразу выскочила замуж за Аркадия, он увез меня в небольшой городок, который все называли большой деревней, где мы нажили двоих детей, Аню и Семёна, с разницей три года. Жили ровно, но и не без проблем. Муж мой нравом жесткий, вспыльчивый, холодный. Мать его была женщиной гулящей, била сына люто, оттого он и стал таким. И как назло моя Аня родилась копией своей бабушки по отцу. Этого Аркадий ей так и не простил. Уж как дочь к нему не тянулась, да всё бесполезно. Была она обычной симпатичной девочкой, в школе подружилась с одноклассницей Ленкой, которая с первого класса сохла по старшему Шварцману. Жила у нас семья с немецкой фамилией, что по написанному и не выговоришь, мы их все коверкали Шварцманами. Были у них два сына погодки, Толик и Вовик, на год старше учились, вот Анькина подружка и влюбилась в старшенького. А потом был выпускной класс, который дети решили справить по-взрослому, со спиртными напитками, и моя Аня тоже решила не отбиваться от коллектива. Видимо, не рассчитали, спиртное в голову ударило, повздорили они с Ленкой, что за волосы друг друга потаскали, в дело вмешались Шварцманы, типа разняли, а мою Аню решили отвезти домой. А потом она позвонила мне с РОВД и плача попросила приехать и защитить её. Как мне сказали в полиции, постовые увидели недалеко от дороги машину, подъехали, а там моя Анька голая и два Шварцмана. Дочь заявила, что они её избили и надругались, Шварцманы, как и полагается, нараспев утверждали, что всё было по обоюдному желанию. Я встала на сторону дочери и поклялась ей, что буду на её стороне, чтобы ни случилось. А были два месяца ада. Шварцманы активно распускали грязные слухи про мою дочь, которые с удовольствием смаковал весь городок. Синяки и ушибы взяла на себя Ленка, сказав, что это именно она их нанесла, так как Аня хотела отбить у неё Толика. А Толик якобы хотел уговорить Аню не писать заявление на Лену. На что Аня стала шантажировать его, что, дескать, если он не изменит с ней своей любимой Ленке, то завтра заявление будет в полиции. И бедный Толик, морщась, согласился переспать с Аней, только ради того, чтобы спасти любимую. А потом моей Ане стало маловата Толика, она захотела ещё и Вовика, а когда увидела, полицейских не захотела становиться в их глазах блудницей, а решила состроить из себя жертву. Так они красиво преподнесли свою версию. А одноклассники, которые сперва заявляли, что, да, Лена с Аней подрались, но не до синяков, вдруг стали давать один за другим показания в пользу обвиняемых. Как мне потом передали, родители Шварцманов ездили к каждому однокласснику домой с рыдающей Ленкой и с богатыми гостинцами. И говорили, что Аньку, конечно, жалко, но она сама давала повод думать, что она такая, да и к тому же по женскому делу, разве сотрётся, да и сама виновата, пьяная была, неслыханное дело! Сама в машину села, так зачем же из-за её глупостей их мальчикам жизни ломать, ведь завтра на их месте может оказаться любой другой. И дело стали не только разваливать, но и активно натравливать на нас общество, припомнили также гуляющую бабулю, больное место нашего папы. Даже Семен влепил Ане пощечину, потому что его стали дразнить братом известно кого. Когда Аркадий накинулся на дочь с кулаками, я, конечно, вставала между ними, и сама сильно получила. Но в какой то момент в моей голове стала рождаться мысль, что лучше бы было Ани это всё забыть и не давать на огласку, обошлось бы малой кровью, а то ведь выходит и правды не добьёшься, и вся семья теперь страдает. И я как-то сказала с упреком Ане о том, что думала. До сих пор не могу забыть её глаза. Так смотрят на того, кто вырывает свою руку из ладони срывающего в пропасть. В тот же вечер Аня повесилась. Все, и Аркадий тоже, решили похоронить нашу девочку на старом кладбище, которое давно никто не посещает. Все хотели скрыть из своих глаз этот немой укор. Я не имела сил протестовать. Два года я жила, как во сне. И однажды очнулась, шла мимо местного ресторана, где справляли свадьбу, и увидела Толика Шварцмана с Ленкой. Это была их свадьба. Я остановилась, как вкопанная, и смотрела на них, счастливых, выходящих из машины. Все поспешили зайти внутрь и сделать вид, что меня не заметили. А я стояла на улице и смотрела, пока не вышла мать Шварцманов, не помню, что мы друг другу говорили, но помню отчетливо, как она с презрением вытащила со своего кармана монеты и швырнула в меня со словами: «На, кинь на могилу своей дочери, вы же денег от нас хотели, хоть копейки возьмите. А моим сыновьям все равно ничего не будет, не виноваты они в том, что твоя дочь дурой гулящей была. И что-то во мне переклинило, я стала прямо перед ней собирать эти монеты, знала, что предметы хранят энергетику своих хозяев. В тот день я пошла на могилу дочери и оставила монеты там со словами, что Шварцманы сами передали, и пусть Аня теперь на них им гостиницы накупит.
А потом сгорел в летней кухне младший сын Шварцманов, как так получилось, никто не понял. Старший сын от горя стал пить, и вскоре в пьяном угаре накинулся на жену с кулаками, она, убегая от него, увидела на земле перочинный нож, видимо хотела пригрозить им, а получилось, что зарезала. За месяц Шварцманы похоронили всех своих сыновей. Я себя убеждала, что это совпадение, стечение обстоятельств. Только Аня стала сниться, будто стоит она возле местного магазинчика, что на окраине, и говорит мне с укором: « Мама, ты меня разбудила, помоги заснуть обратно». Не ходила в тот магазин, но решила туда сходить, тем более, он находился возле того старого кладбища. Его держала моя знакомая, едва я только зашла, она мне стала рассказывать про один непонятный случай. В ночную смену в магазине торгует приезжая женщина, и как-то однажды ночью пришла молодая девушка в синем бархатном платье и купила на ржавые монеты спички. А через две недели на такие же ржавые монеты взяла перочинный ножик. А когда уходила, обернулась и сказала продавщице, чтобы она оставила семь пар галошей для её мамы Анфисы Федоровой, что ей они теперь пригодятся. Наутро продавщица всё передала хозяйке, да та перекрестилась, знала ведь, что дочь моя давно в могиле, видимо кто-то из недругов решил зло подшутить. А я шла обратно на ватных ногах, мы действительно похоронили Аню в синем бархатном платье, да только об этом никто почти не знал, с морга сразу привезли закрытый гроб, так распорядился муж. Да и даты покупок спичек и ножа совпадали с несчастными случаями, произошедшими со Шварцманами, хорошо, что хозяйка магазина не сопоставила факты, и я избежала огласки. И я с того самого дня я покинула свою семью, чтобы выполнить свою покаянную миссию, должна я пешком сама обойти семь церквей, в каждой покаяться и помолиться о загубленной душе моей дочери, дабы она там успокоилась и заснула обратно вечным сном. А за свою душу я после пройду, столько, сколько будет мне сказано позже.
Автор Галинадар

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *