Я видела Ад

Я видела Ад Я не хочу рассказывать вам какие гнусности творила в своей жизни, мне просто хотелось быть сильной, той которой «палец в рот не клади», укусить, отомстить. Той, которая нападает

Я не хочу рассказывать вам какие гнусности творила в своей жизни, мне просто хотелось быть сильной, той которой «палец в рот не клади», укусить, отомстить. Той, которая нападает первая и добивает лежачего, чтобы все видели, какая я опасная, и боялись связываться. Это все от трусости и слабости. Но однажды резкий визг тормозов, удар и темнота. Нет, за мной не пришла любимая бабушка, которую я в последнее время поливала грязью, ведь она, вот тварь такая, недостаточно сильно меня любила, и в последний раз купила мне всего лишь носочки, а двоюродной сестре колготки. Нет, за мной не пришел любимый парень, которого я дождалась с армии, но его мать нас разлучила. После я нещадно поливала грязью эту женщину, и мусолила на весь край подробности её молодой грешной жизни. И как же я радовалась, когда он погиб, ведь главное, что его матери было особенно больно. За мной никто не пришел, наверное, обиделись, что ж, имели на это право, зато пришел он, мой покойный сосед дядя Петя. Наверное, единственный человек, про которого я плохо не говорила потому, что во многом мне было на него все равно. Он в ранней молодости по глупости убил своего друга, отсидел весь срок, но ему все равно не простили, после посадили за чужой грешок, а потом понеслись отсидки, и никто уже не мог понять где он сидел за себя, а где за «того парня». Так и сгнил дядя Петя в тюрьме, не дожив до пятидесяти лет.
— Привет, Катюша, поздравляю, ты умираешь. Я сам попросился проводником, мне разрешили, хоть какое-то разнообразие, отвлекает
— А можно не умирать
— Наверное, можно, но подумай о загробной жизни, она совсем не такая, как мы себе её представляем. Знаешь, здесь соблюдается баланс и гармония, не то, что в том мире людей. Мы оба с тобой обделенные, наши желания никогда не исполнялись, нас били, а мы не всегда могли ответить. Здесь нет понятия зла и добра, здесь мы сами творим свою реальность. Нам возмещают то, что мы недополучили в земной жизни. Можно лежать под фруктовым деревом и наслаждаться райскими плодами, а можно выбрать другой, но рай. Там где находятся наши обидчики и тебе разрешат их помучить Там много наших общих знакомых, помнишь того опера, который подкинул твоему брату, да и мне тоже, наркотики, он там, чуть внизу. Лежит связанный, сколько раз я его сжигал заживо и вырывал сердце, язык А через сутки он вновь восстанавливался, и я продолжал снова Да не только с ним, я выбрал свой рай, рай для обиженных, мстящих. И ты теперь выбирай.
— Хорошо, я хочу спуститься вниз, там наверняка эта тварь в белом халате, которая при рождении повредила мне ногу, из-за чего я хромаю всю свою жизнь.
Дядя Петя взял меня за руку, и мы словно провалились вниз. Это было что-то огромное, очень огромное, что не было видно потолка и стен. Только темнота, освященная факелами и истошные крики и стоны людей. И страшная догадка проникла в мою голову:
— Это Ад!
— Нет. Посмотри, здесь нет чертей, ни одного, одни люди. Такие же, как и мы с тобой, их били, унижали, продавали, насиловали, обманывали, мучили А теперь они мучают тех, кто их обижал Они просто построили свой, другой рай, и он получился вот таким, каким ты его видишь.
Чем дальше мы шли, тем сильнее я сомневалась в правильности своего выбора. Это было ужасно, людей жгли, разрывали щипцами на части, насиловали. Я остановилась, посмотрела на дядю Петю и сказала:
— Я передумала, я не хочу, никого мучить.
-Даже ту, которая сделала тебя инвалидом и не понесла за это наказание
— Даже её, просто ради этого нужно остаться здесь, а я здесь не хочу.
— Но в раю другом, ты не сможешь жить, там никого нельзя обижать, мстить
— А можно обратно в мир людей
— Хорошо, я верну тебя обратно, но тебе будет тяжело восстанавливаться.
— Дядя Петя, а вы здесь навечно И есть ли Бог
— У нас мало времени, я должен успеть тебя вернуть. Но ты сделала правильный выбор. Райский ад, подчиняется законом баланса и гармонии, шесть дней мы мучаем тех, кто потом другие шесть дней мучает нас. И это продолжается вечность. Единственное, что может вырвать душу из этих адских потуг, это отказ от мщения А это так тяжело, не набросится на того, кто шесть дней издевался над тобой Сейчас я на пути освобождения, пока научился сдерживать свою ярость настолько, что никого не убиваю, просто бью или связываю. Поэтому мне разрешили отвлечься на проводника.
— Дядя Петя, почему Вы мне сразу не сказали, что адский рай, после превращает мучителей в жертв
— Я не имел право, ты должна была поверить в безнаказанность за свои деяния и выбрать, только когда человеку можно всё, он показывает себя истинного, все остальное обдуманный расчет и рисовка. Здесь каждый творит то, что хочет, и получает от таких же и также. Но людям нужна сказка, что кто-то здесь решает, милует, наказывает, тот, кого заранее можно замаслить свечками или подношениями. А на самом деле, все просто, мы выбираем то, что мы заслуживаем.
Вскоре все исчезло, и я испытала такую сильную боль каждым своим суставом и клеткой организма, что закричала, и яркий свет ударил в глаза. Я очнулась от трехдневной комы, хотя мне казалось, прошло от силы три часа, как я потеряла сознание.
Автор Галинадар

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *