Продлила

Продлила Это был промозглый ветреный день, погода была из тех, про которую говорят - хороший хозяин собаку на улицу не выгонит. Я уже добегала до дома, как услышала жалобный писк со стороны

Это был промозглый ветреный день, погода была из тех, про которую говорят — хороший хозяин собаку на улицу не выгонит. Я уже добегала до дома, как услышала жалобный писк со стороны соседской тропинки и, наверное, не обернулась бы, но мне послышался где-то рядом голос отца. Оказалось, обозналась, но там, на тропинке уже свалился на бок маленький рыжий котёнок. Я досадно закусила губы, конечно, я не из тех, которые несут каждую живность домой, но и не из чёрствых. Одно дело видеть бездомное животное на улице и пройти мимо, успокаивая свою совесть тем, что его обязательно спасет кто-то другой, людей же вокруг много. А другое дело уже знать, что если ты сейчас не поможешь, то скорее всего животное погибнет, потому что остальные пройдут мимо, посчитав за труп. И я подошла к котёнку, он жалобно пищал, завалившись на бок, даже не видя и не слыша меня. Казалось, он уже смирился, но продолжал по инерции из последних сил звать на помощь. Меньше минуты раздумываний, и я, сев на корточки, вытащила из сумки носовой платочек, чтобы взять им котёнка себе домой. Когда я стала, то невольно отшатнулась назад и зажмурила глаза. Что-то страшное, дурно пахнущее стояло прямо напротив меня. Сомкнув глаза, я увидела старуху, по виду настоящую бомжиху, одетую в чёрные лохмотья, с ледяным взглядом почти белых глаз. Гнусаво улыбаясь, беззубым ртом она сказала мне:
— Успела, а может, мне его отдашь. Он блохастый, больной, доставит много хлопот. А уж я о нём позабочусь.
Слово «позабочусь» она сказала с такой улыбкой, похожей на хищный оскал, что у меня внутри всё похолодело от ужаса. Но я дерзко ответила старухе:
— Нет, он мой. Он мне нужен. Поищи себе на ужин кого-то другого.
— Хорошо. Твоя взяла. Честно говоря, не люблю я таких ранних забирать, они хоть и полудохлые, замученные, всегда до последнего упираются — царапаются, кусаются, жить хотят. Забирай, мне ноша легче. А я тебя за это запомню.
Последние слова мне уже летели в спину, так как я поспешила побыстрее покинуть место зловония этой старухи.
Тимоша вымахал в огромного наглого кота, который до безумия полюбил моего отца. Я смеялась и говорила, что причина этой любви в том, что я нашла Тимошу прямо в день рождения своего папы, и теперь кот думает, что он его подарок. Тимоша целыми днями мог валяться в прохладной прихожей, и лишь когда приходил мой папа, сидел с ним на диване и пристально смотрел футбол. Честно говоря, я даже немного ревновала кота к папе. Ведь я всё-таки Тимошу спасла и выкормила с пипетки, и потратила много денег на лечение, а вся благодарность почему-то досталась моему папе.
Это был обычный день, когда мне позвонил муж из больницы и сообщил страшную весть. Отец попал в аварию. Его «девятка» врезалась в «КАМАЗ». Благо, он был один. Когда я приехала в больницу, операция почти закончилась. Мой муж вышел в грязном халате. И не глядя мне в глаза, сказал, что со своей стороны сделал всё что мог. И даже просил за папу главного хирурга. Но тот, более опытный, сказал, что шансов нет. Они просто должны сделать свою работу. Я скатилась по стенке коридора, мама едва вскрикнула и уткнулась в плечо брата, пытаясь заглушить рыдания. А муж, деликатно растягивая фразы, говорил мне, но все его слова доносились откуда-то далеко, будто не нам, будто это всё не с нами, ведь так быть не должно, это всего лишь сон
— Туда нельзя, никак. Но всему есть исключение. Быть может, ему удастся вытянуть счастливый билет.
Я не помню, как муж зашёл обратно в хирургию. Я просто сидела на полу больничного коридора в каком-то трансе. Через несколько минут я увидела над собой тень и какой-то знакомый неприятный запах. Подняв глаза, я увидела ту самую старуху, которая хотела забрать у меня Тимошу. Она совсем не изменилась, то же самое холодное выражение лица и те же старые лохмотья. Старуха смотрела на меня внимательно. А потом, улыбнувшись, сказала:
— Вот и встретились. Так это твой отец сейчас умирает
Я не ответила, просто смотрела сквозь неё. Но она продолжала:
— Конечно твой, одна кровь. Видишь, я тебя запомнила, не такая уж я и плохая. Редко кто у меня что-то забирает, а когда забирает, то я продлеваю жизнь либо ему, либо его крови. Твоему отцу был назначен этот день, я и пришла в свое время. Но ты ему продлила дни. Пойду к Степанычу, он давно меня зовёт.
Она исчезла так, как и появилась, словно и не была. Мой отец не умер ни тогда, и ни на следующий день, мой отец жив до сих пор. А в тот день скончался пожилой диабетик, которого все называли Степаныч.
После той истории, я так же случайно подобрала кошку Машку, которая полюбилась моей маме. Правда, мама иногда ворчит за чашечкой чая, что я родилась с даром ясновидения и должна была его развивать, а именно пойти ученицей к гадалке бабе Клаве. Но я такая-сякая променяла божий дар на яичницу и стала бухгалтером — ни пользы, ни дохода, ни славы. А я парирую тем, что не каждый хорошо рисующий должен становится профессиональным художником, некоторым достаточно просто иногда рисовать для себя.
Галинадар

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *