всем здарова народ сегодня у нас в гостях мой друг

всем здарова народ сегодня у нас в гостях мой друг Шесть дней до конца света. На улице сгустились сумерки. Я стоя на холме смотрел на беззаботные гуляющие лица. Никто не знал, что сегодняшняя

Шесть дней до конца света.
На улице сгустились сумерки. Я стоя на холме смотрел на беззаботные гуляющие лица. Никто не знал, что сегодняшняя ночь последняя.
Первое знамение я увидел неделю назад, когда лежа на пляже со своей возлюбленной рассматривал узоры, из которых складывались облака.
— Ксю, смотри, смотри!
— Что такое
— Ты что не видишь что ли
— Ну вылезла черная туча. Скрыла солнце.
— Ты не видишь рисунок Туча же приняла точную форму старухи с косой. Стереотипной!
— Жень, да нет же ничего. Обычная туча.
Я сделал фотографию на свой смартфон. После туча развеелась, а облака снова стали кучковаться в подобия сказочных замков и их волшебных обитателей.
Вечером, лежа в кровати и просматривая за день сделанные фото, я вспомнил про случай.
— Ксю, ну а теперь то видишь— не зря говорят, что многие объекты на фотографии выглядят лучше, чем в живую.
— Ого. А ведь и правда. Жень, ты ее еще не выложил надеюсь Скинь мне. Размещу в инсте. Это же хит будет.
Я послушно отправил Ксюше небесное изображение смерти.
— Я в душ! Выйду, и награжу тебя. Сегодня ты заработал лучшее!
Спустя час я забил тревогу. Ксюша, конечно любит понежиться в ванне. Но собиралась просто искупаться.
На мои стуки реакции не последовало. Испугавшись, что девушке плохо, я ввалился в ванную комнату.
Ксюша готова. Вены вскрыты. Во всю стену выделялась надпись, написанная Ксюшиной кровью: «Шесть дней до конца света».
На допросе я не мог объяснить следователю про фотографию. Ее просто не было. Она исчезла бесследно с моего старенького Рэдми и дорогого Самсунга Ксюши.
Еще сложнее было объяснить, что девушка была нормальной, никаких признаков неадекватности за ней никогда не водилось. И за минуты до трагедии Ксюша излучала счастье.
Я не верил в ее смерть, хотя видел перерезанные руки, не верил в конец света, хотя история обретала мистический подтекст. Я не во что не верил. Все это просто бред. И невезение. Познакомился недавно с девушкой, первый раз осталась у меня и сразу такое.
Ночью мне приснился странный сон. Я сидел за компьютером и играл в доту. От веселого занятия меня отвлек страшный вой, шедший с улицы. Словно под окнами массовые похороны и у каждого гроба по пять истеричных плакальщиц. Я вышел на балкон. Мертвецов на улице не увидел, зато стал свидетелем картины, как сотни людей стояли на коленях, плакали, смотрели вверх и молили прощения за свои грехи.
Задрав голову, я вскрикнул от ужаса и проснулся в холодном поту. В голове отпечаталось изображение древнего языческого божества сотканного из облаков, грозно взирающего на унижающаюся толпу. Часы показывали 5:00. До конца света оставалось пять дней.
Я так и не смог уснуть. На меня накатила злость. Я чувствовал какую то несправедливость в происходящем. Соседскому деду девяносто семь лет, так почему я и многие другие молодые ребята должны сгинуть молодыми
Весь день потратил на поиски информации в интернете. Читал всю информацию, которую только мог найти. Изучил Апокалипсис Иоанна Богослова и его трактовки, Рагнарек, вник в суть календаря Майя и связанных с ним легенд. Я нашел в процессе своего сёрфинга и Бога, который приснился мне. Языческий Чернобог! Он воплощает собой хаос и бездну. Он же темный кузнец.
Я искал способы умилостивить Богов. Последние дни до конца света я обежал церкви разных конфессий и везде просил Бога передумать. Я посетил православный храм, католический собор, лютеранскую кирху и даже заглянул к баптистам, но на службе, больше напоминающей творческий вечер, так и не понял как обратиться к Богу.
Дома я совершал языческие обряды. Взывал ко всем, про кого находил: славянским божествам, германским, кельтским, греческим, римским, шумерским, египетским. Но дни тикали, а ничего не происходило. Лишь сны напоминали, что смерть близка.
Я отчаялся и бросил это дело. Хватит. Авось не одному помирать. Оставшиеся дни я провалялся овощем и лишь в последний осознал, что надо хоть что то успеть сделать.
Я не был сентиментальным человеком и не кинулся, как многие поступили бы на моем месте, со всеми подряд прощаться, извиняться, пытаться что то исправить. Нет. У меня было дело другого рода.
Я ненавидел Васю Убеева. Сволочь с моего города, которая, так получилось, в армии оказалась моим дедом. Вася из тех ребят, которые будучи полными ничтожествами на гражданке, дуреют от вдруг свалившейся на них власти. Все первые пол года службы я мечтал, чтобы его кто нибудь заложил и Убеев отправился бы в дисбат. Сам я на это решиться не мог, ибо в коллективе, в котором царит скотское рабское мышление, такого рода стукачество страшный грех.
Конечно, Вася, также как и я обречен. Но я хотел чтобы он помучился напоследок, чтобы знал от кого именно принимает смерть.
***
Я стою на холме и впервые доволен собой за эту ужасную неделю. Не знаю что случится сегодня, но я умру с улыбкой на лице.
***
— Что за на хер Сутки прошли, а мир все еще цел!— орал я, кидаясь посудой в стенку.
Мою истерику прервали настойчивые агрессивные стуки в дверь.
— Открывайте, полиция!
Я испуганно подчинился.
В квартиру залетели люди в масках и с автоматами.
— Лежать! Руки за голову.
— Ты знаешь Василия Убеева
— Да. А что
— Найден сегодня мертвым со следами пыток. У бедолаги отрезаны пальцы с торчащими в ногтях иголками, член убитого вырван и запихан ему в рот. В прямой кишке обнаружена швабра!— Я не удержался и искренно заржал от последнего определения.
Я ошибался. Конец света действительно был предсказан. Только не всему миру, а конкретно мне.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *