Синдром попутчика

 

Синдром попутчика Множество фильмов снято и книг написано о дьяволе и его воплощениях. Что правда в них, а что вымысел никто не знает. Но не на пустом же месте появились подобные сюжеты. Однажды

Множество фильмов снято и книг написано о дьяволе и его воплощениях. Что правда в них, а что вымысел никто не знает. Но не на пустом же месте появились подобные сюжеты. Однажды и мне поведали подобную историю произошедшую в одном из сел нашей области.
Поехала я тогда в командировку, в соседний город, а со мной в купе села пожилая женщина, лет семидесяти. Ехала она в тот же город, навестить больную подругу. Познакомились, ведь ехать вместе ночь. Ну и разговорились, конечно, про жизнь, про цены, про город тот в который ехали. А когда стемнело разговор незаметно свернул на мистику и вот тут-то она и говорит:
— Правда это все. И в жизни такое случается, что киношникам и не приснится.
Она замолчала, как будто с мыслями собираясь, а я притихла в ожидании продолжения. И она продолжила.
— Замуж я вышла в 20 лет, по любви большой. Муж у меня был красавец, все девки по нему сохли, а вот , поди ж ты, меня выбрал. И любил он меня, и хозяйственный был, все в дом тащил, и даже машина у нас была, по тем временам-шик. Конечно не сразу все пришло, но годам к 30 крепко на ногах стояли и все в доме было. Детей только бог не давал.
Попутчица замолчала на минуту, уставившись в окно, уголки губ опустились. Затем вздохнув и все так же глядя в окно она продолжила:
— Бог не давал, а дьявол дал. Собрались мы как-то в соседнее село, родственников навестить. Выехали с мужем часов в 10 утра, рассчитывая к обеду быть на месте (путь не близкий, да и дорога плохая — горы и лес) Едем мы, солнце светит, благодать кругом, а на душе кошки скребут. Да не зря скребли видать. На спуске с горы поворот крутой, муж скорость снизил , конечно. Да все равно не успел. Выехали мы из-за поворота, а прямо на дороге собака сидит. Откуда она взялась посреди леса…Муж по тормозам… Помню как в воронке машину крутит, а дальше темнота. Сознание наверно потеряла. Очнулась от того,что солнце прямо в глаза бьет. Открываю глаза, поворачиваю голову вижу мужа с проткнутой насквозь грудью. Лес же кругом, а мы с дороги слетели и в дерево врезались, ветка от дерева стекло лобовое разбила и мужу сквозь грудь прошла. Слова сказать не могу, пошевелиться не могу только слезы по щекам и вдруг вижу как из леса мужик пробирается… Подходит он к машине с моей стороны, наклоняется и спрашивает: «Что , жить хочешь» «Нет, — отвечаю. — Без мужа не хочу, ради кого жить Ни мужа, ни детей.» «А что бы ты отдала, чтобы вернуть мужа» «Жизнь», — отвечаю, не раздумывая. «Слишком много», — усмехается мужик. «Муж твой выживет, если согласишься на мои условия». Тут доходит до меня, что не простой мужик-то, но все происходит так натурально, так по-настоящему, что понимаю решение надо принимать немедленно. А мужа я очень любила и жизни без него не представляла. Вот и сказала ему: «Все, что хочешь, только чтоб муж жив остался». «Хорошо», — говорит тот. — «Вот мои условия: ты родишь и воспитаешь сына». «И все» — спрашиваю я. «Все», — говорит он. — «Только сын не от мужа будет. Согласна» «А от кого» — с изумлением спрашиваю я. «Не важно, ну так согласна» «Да,» — выдыхаю я и тут же опять темнота.
Очнулась я уже в больнице. Оказывается мимо проезжал колхозный автобус увидел нашу машину, вытащили нас и в больницу привезли. И никакой ветки в груди мужа не было. Только сломана нога, сильное сотрясение, многочисленные ушибы и порезы от разбитого лобового стекла. У меня же вообще лишь ушибы, хотя когда я приходила в сознание в машине и разговаривала с тем мужиком, не могла пошевелить ни рукой ни ногой, только головой. Потом я уже над этим всем размышляла и пришла к выводу, что у меня была сломана либо шея, либо позвоночник, но все эти мысли были уже позже. А тогда я была счастлива, что мы оба живы и благодарила бога. Хотя наверное он был ни при чем.
Рассказчица снова замолчала. Она смотрела в окно, на проплывающие за ним очертания лесов и темного неба. Губы ее сжались в плотную нить, а плечи были напряжены. Видно воспоминания были ей похоронены и сейчас приносили мало приятного.
— Мы выздоровели, меня выписали раньше, мужа попозже. Жизнь потекла в прежнем русле, дом, хозяйство, работа. Муж работал сутки через двое.
Примерно год спустя после той аварии муж пришел домой, как обычно часов в десять утра, у меня был выходной и к его приходу на столе как обычно в такие дни, уже стоял завтрак. Но в то утро есть он не захотел, а сразу потянул меня в спальню, мол, соскучился. Сначала все было нормально… но запах. Мне все время казалось, что от него пахнет иначе. Это был чужой запах. Я начала вырываться, а он сгреб меня в охапку, прижал и закончил свое дело. И в конце я убедилась, что это и правда не мой муж, потому что он зарычал. И это было настолько жуткий рык, не звериный и не человеческий, что от страха я просто потеряла сознание. Когда пришла в себя, то в доме я была одна, а через какое-то время пришел сосед и сказал, что муж задержится до вечера, так как сменщик не пришел утром его менять. Вот тогда я по-настоящему испугалась, поняла КТО ко мне приходил. Когда муж вечером пришел с работы я ничего не сказала ему. А через какое-то время поняла, что беременна.
Мысли в голове разные были от самоубийства до аборта. Конечно, аборты тогда были запрещены, но имея связи и деньги можно было сделать. И то и другое было, поэтому мужу ни о чем не говорила. Недели через две долго думая и переживая решилась на аборт. И в ту же ночь с мужем стало плохо. Я проснулась от того, что Он судорожно комкал простыню, одеяло и задыхался. Его глаза закатились, губы посинели, из груди вырывался хрип и с каждой минутой дышать ему становилось все труднее. Не знаю как, но я осознала, что это связано с моим решением и принялась орать изо всех сил: «Я рожу ! Рожу и выращу! Рожу!» Не знаю сколько это все продолжалось, может несколько минут, но мне они показались вечностью. Я кричала не переставая, как сумасшедшая. Остановилась лишь когда муж взял меня за руку и спросил: «Ты беременна» Ему все еще было плохо, но судорог уже не было и дыхание восстанавливалось. Я ответила ему, что беременна и у нас будет ребенок. Хоть мужу и было тяжело после такого непонятного приступа, но он был счастлив от моего сообщения.
Беременность проходила легко, а вот чувствовала я себя плохо. Наверное мысли покоя не давали. Ночами не спала, все думала: кого же вынашиваю. Может во мне растет маленький монстр или еще что похуже. Нервничала очень сильно, переживала. Аппетит исчез. Муж наблюдая все это заволновался, но я отговаривалась тем, что это все из-за беременности. В общем не передать словами как я провела эти девять месяцев. В конце срока была уже сама не своя. Роды прошли хорошо, родила как тот мужик и говорил мальчика.
Странности начались сразу же как приехали с роддома домой. Собака у нас во дворе у ворот на привязи была. Добродушный в общем-то пес, ну лаял когда кто-то стучал, но не бросался никогда ни на кого. Держали его как дверной звонок. А когда я в ворота с ребенком зашла то пес сначала рычать начал на меня, а потом и кидаться. Я его и по имени звала подойти хотела, но он как взбесился аж слюна потекла. Ну я и отошла от него.
Зашла в дом, а кошка наша при виде меня с младенцем взлетела на шкаф в прихожей и шипеть начала. Муж решил, что животные наши с ума сошли. А я понимала в чем дело. Когда выходила во двор одна собака вела себя спокойно и приветливо, а когда выносила ребенка, пес рвался с цепи так, что приходилось его закрывать в конуре и оттуда он не переставая рычал. Кошка все время шипела и норовила выскочить на улицу, хотя до этого была домашней улицу не видела и никогда не рвалась туда. Через полгода все же выскочила на улицу и больше мы ее не видели.
Ребенок же рос нормально. Только не плакал никогда. Ни разу не разбудил ночью, даже когда резались первые зубки. Да и вообще был спокойным и на редкость здоровым. Муж в нем души не чаял, а я хоть и старалась все делать правильно, но никаких светлых чувств он у меня не вызывал. Чем больше смотрела на ребенка, тем сильнее убеждалась, что из человеческого в нем только обличье. А к врачу нам однажды обратиться все же пришлось. Ему уж три года исполнилось и как-то вышли мы во двор, я его около крыльца оставила, муж там специально что-то вроде песочницы соорудил, а сама зашла в баню печь растопить. Собаку мы, как обычно в конуре закрыли, да видимо что-то не так сделали… в общем выскочил пес с конуры, веревку порвал и на ребенка набросился. Я как раз из бани во двор вышла, увидела это бросилась к ребенку, собаку кое-как оттащила да в конуре заперла. Меня пес даже не оцарапал, когда оттаскивала. Вовремя я успела, конечно, минутой позже бы и ничего уже не сделала бы. Схватила ребенка и бегом в фельдшерский пункт. Осмотрели его там, раны обработали и зашили. И вот что еще странное было, хотя на тот момент я к странностям уже привыкла, но эту все же отметила: раны зажили и затянулись через чур быстро, спустя месяц не осталось даже шрамов, хотя укусы были серьезные, но даже не воспалились. Собаку муж хотел уничтожить, с трудом отговорила. Не могла допустить чтоб пса ни за что убили, он ведь не виноват, что у него инстинкт на это отродье срабатывает.
И еще вокруг села волки объявились. То есть они у нас всегда водились, но не в таком количестве. Их как будто тянуло к нашему селу и они приходили и бродили по окрестностям, по ночам выли. Мужики местные сколько раз на них охоту устраивали, отстреливали, а их только больше становилось. Скот уже никто на выпас летом не выводил, потому что боялись.
В остальном же жизнь текла нормально. В семь лет отдали ребенка в школу. Учиться он сразу стал отлично, опережал как говорили учителя, сверстников в развитии, а вот друзей у него не было. Он рос неразговорчивым, необщительным. Муж пытался с ним играть в футбол, брал его с собой на рыбалку, пробовал научить тому, что сам умел по хозяйству, но интереса кроме учебы, ничего не вызывало.
Снова повисла пауза, во время которой моя попутчица начала нервно теребить пуговицу на кофте, как будто собираясь с дальнейшими мыслями и боясь упустить какие-то детали. Я терпеливо ждала, наблюдая за ней. Лицо ее стало суровым, две морщинки между бровей казалось стали еще глубже. Воспоминания не доставляли ей ничего приятного, но помолчав она вновь продолжила:
— Я боялась его. Муж иной раз упрекал меня в том, что у меня нет материнских чувств. Я делала все, что положено: кормила, одевала, обувала, водила в школу… но забыть о том, кто живет и растет рядом с нами не могла. Даже пес, когда ребенок подрос перестал на него кидаться. Нет, он его не полюбил. Теперь когда ребенок выходил во двор, пес поджимал хвост и жалобно скуля убегал в конуру. Что уж говорить обо мне. Я боялась оставаться с ним наедине. Порой ловила на себе его не детский взгляд, холодный, расчетливый и в дрожь бросало. Иногда думала, что сама себя накручиваю… казалось, что с ума схожу… Он никогда не звал нас «мама» и «папа». Так и жили. Учителя в школе его любили, всегда в пример ставили. Вот, мол, и учится хорошо и ведет себя примерно.
Он закончил десять классов и ушел в армию. А из окрестностей села ушли волки….В село наше он так и не вернулся. После армии поступил в институт, что и как у него было не знаю. Муж, конечно переживал, что не пишет и не приезжает, но потом все же смирился. А спустя несколько лет мы увидели его по телевизору. И с тех пор наблюдали по разным телепередачам как стремительно идет вверх его карьера чиновника. А три года назад я узнала, что он скончался. Но прежде умер муж. Умер во сне ночью от инфаркта. Я похоронила его, а спустя какое-то время из телевизора узнала, что ровно в тот же день и отродье отправилось к праотцам… выходит, что муж мой должен был прожить ровно столько же сколько и он. Так оно и вышло. Да только….три дня назад зазвонил телефон, сейчас ведь у всех мобилки вот и у меня. Соседи иногда звонят, родня из других сел. И в этот раз я как обычно взяла трубку, Хоть номер и не высветился. Сначала там молчали. Я «алло, алло «, а в трубке тишина. Уже отключиться хотела, Когда услышала: «мама». Это был его голос. Его… телефон сам отключился. Сломался наверное, экран погас и больше не загорался. Вот еду к подруге, погощу у нее пока она болеет , поухаживаю.
И через секунду добавила:
-Да разве ж от этого убежишь…
После того, как женщина завершила свой рассказ мы легли спать, но ни я не она уснуть не могли. Обе очень долго ворочались на своих полках….ее, наверное, мучали воспоминания,
Размышляла о «синдроме попутчика», когда случайным людям рассказывают самое сокровенное и потаенное, что никогда не расскажут никому другому. Вот и попутчица моя рассказала мне о том, что мучило ее всю жизнь… вряд ли мы с ней еще встретимся, а уж поверю я ее рассказу или нет, ее совершенно не волновало, просто ей хотелось хоть кому-то рассказать то, что она скрывала и носила в себе всю жизнь. Но я почему-то верю.
Автор: Аннет Головина (НЕПОДВЛАСТНА).

Источник

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *