История о мертвой женщине

История о мертвой женщине Помню, летом приехал я на свою дачу. После смерти жены, мне было одиноко, и дела в огороде могли бы помочь отвлечься мне от грустных мыслей. Сын живет и работает за

Помню, летом приехал я на свою дачу. После смерти жены, мне было одиноко, и дела в огороде могли бы помочь отвлечься мне от грустных мыслей.
Сын живет и работает за границей. Изредка прилетает, чтобы проведать своего старика. Каждый вечер я часто прогуливался пешком до Волги, чтобы освежиться в ней после долгих часов пребывания на огороде, под палящим солнцем. С продуктами проблем не возникало — ходил в местный ларек. Так и прошло все мое лето.
К концу августа все соседи, которые тоже проводили здесь весь жаркий сезон, собрали урожай и разъехались по домам. Я же не спешил ехать назад. Меня там никто не ждал.
В один из последних дней лета, вскопав участок, я побрел на речку. Погода стояла пасмурная, и пришлось просто подышать речным воздухом, погрузившись в свои мысли. Людей на пляже не было, лишь слышался приятный тихий шум ветра. Увлекшись своей прогулкой, я дошел до незнакомого мне места. Пляж остался далеко позади, а тут был “дикий” пляж.
Не было того мягкого желтого песка, как и следов пребывания людей. Лишь изредка можно было увидеть старые собачьи следы. Пройдя еще подальше, я учуял легкий запах гнили. Подумал, может рыбу выбросило на берег. Я хотел повернуть назад, но любопытство сыграло свою роль. Чем дальше я шел, тем сильнее становился запах. Наконец, я увидел тело….
Да, это было мертвое человеческое тело. Подойдя поближе, я зажал нос от резкого запаха разложившийся плоти. Это было полуголое тело женщины. Она лежала ко мне спиной. Ночная сорочка задралась до пояса. Её ноги были белые, и местами кожа стекала. Наверняка её выбросило на берег волною. Я уже подумал о том, чтобы побежать домой и вызвать полицию, но зная, как работают наши правоохранительные органы, я на следующий день ел бы похлебку в КПЗ (камера предварительного заключения).
Развернувшись, я побежал от этого места, и вдруг меня осенило, что мои следы – единственные на этом диком пляже, и, если тут кто пройдет, то мои следы приведут прямо к этому трупу, и тогда я тоже рискну стать главным подозреваемым. Я резко развернулся, и побежал к телу мертвой женщины. Добежав туда, я увидел, что тело было перевернуто.
Я подошел к ней, подумывая, что она жива еще в столь ужасном состоянии, но я ошибся. Я присмотрелся к ее лицу, а вернее, к глазам. Чем больше я смотрел, тем сильнее мне казалось, что её взгляд становится неодобрительным, словно обвиняя меня в том, что с ней стало. Не выдержав, я от страха упал, и, кое-как собравшись, взял её за босые холодные пятки и потащил в воду, пока не почувствовал течение. Тело подчинилось потоку, и его понесло прочь. Отпустив её, я вновь уловил взгляд.
Мои руки были в желтой жидкости, которая вытекла из её тела. Вымыв руки, я поскорее убрался прочь. Дойдя до ларька, я купил водки, чтобы так сказать успокоить свои нервы и выпить за упокой несчастной. Я собрал на огороде огурцов и зелени под закуску. Закрывшись в доме, я стал выпивать в одиночестве. Выпив пару рюмок, забрался на второй этаж и закрыл за собой дверь на ключ. Подумал включить телевизор, но света не было. Обычно, его отключают перед дождем, и единственным источником света остаются уличные фонари. Я решил завтра же с утра уехать отсюда домой. Несмотря на то, что время доходило до половины шестого, я лег спать.
Проснулся я от резкого хлопка калитки, хотя я отчетливо помню, что закрыл её. Я не спешил вставать проверять, вместо этого я вслушивался в ночную тишину. По крыше стучали капли дождя. В комнату проникал свет, от уличного фонаря. Больше никаких звуков, я не услышал. Окна моей комнаты выходили на калитку, и, если бы это был вор, то я бы услышал шаги, пусть даже и тихие. Топор лежал под кроватью.
Собравшись с мыслями, я не дал себе заснуть, и, со сна опухший, подошел краю окна, и отодвинул слегка шторку. Я не мог пошевелиться, мурашки пробегали с головы до пят, отдаваясь дрожью. Под окном стояло размокшее тело той несчастной мертвой женщины с пляжа. Она смотрела на второй этаж, зная, где я нахожусь.
Протерев глаза, в надежде, что это галлюцинации с паленой водки, я снова посмотрел вниз. Она все также стояла под окном и, почему-то, опустила голову. Я безмолвно стоял и наблюдал, как вдруг она пошла в сторону входной двери дома, а я ведь оставляю её в ночь открытой, чтобы не было так жарко в доме. Я услышал, как она громко топала ногами по первому этажу, полы неприятно скрипели, что только усиливало мой страх. Я не знал, что мне делать. Появилась мысль выпрыгнуть в окно. Вроде как второй этаж и невысоко, но вспомнил, что снизу лежат железные балки. Уж больно я люблю тащить всякий хлам с помойки.
Я, достав топор из-под кровати, закрылся в своей крохотной комнатке под крышей и стал просто молиться, стараясь вспомнить давно забытые слова. Она продолжала ходить по комнате, что была прямо подо мной, а потом я услышал, как разбилась ваза. Я точно знал, что именно ваза – она принадлежала моей жене. Мертвая женщина стала кричать, словно её режут и убивают, как это странно не звучит. Мои коленки предательски тряслись и топор выпав из рук, с грохотом упал на пол.
Воцарилась тишина, но через пару минут я услышал, как она ходит около лестницы и всхлипывает. Не помню, сколько прошло времени, однако она затихла. Полы не скрипели. Решив проверить, я громко топнул, но ничего не произошло. Я открыл дверь и с топором аккуратно стал спускаться вниз. Каким же я был наивным дураком, когда подумал, что она ушла. Ведь через пару ступенек она схватила меня за ногу. Все это время, она молча в темноте стояла под лестницей. Её холодная рука крепко сжала мою ногу. От такой неожиданности я полетел с лестницы вниз, упал на спину и почувствовал неприятную боль. Покойница вышла из-под лестницы и бросилась ко мне. Она повалилась на меня и своими холодными руками вцепилась мне в волосы.
— Спаси! – громко прокричала она. Я плакал и кричал от страха. Сердце мое было готово разорваться в любую секунду. Она посмотрела на меня и снова крикнула
— Спаси! – она выдрала клок моих волос. Я взвыл от боли. Из её рта потек гной и струйкой растекся по моему языку. Я ощутил соленый и горький привкус. Мне пришлось это проглотить и я не захлебнулся. Сердце стало неприятно покалывать, и я потерял сознание.

Пришел в себя только к утру. Я все также лежал в коридоре. Сперва я подумал, что все приснилось, но засохшая кровь на голове и прядь выдранных волос опровергли мое мнение. Наведя порядок, я стал поспешно собираться домой…
В дверь постучали. Это была полиция. Они спрашивали меня, не знаю ли я семью Кораблевых, или не слышал ли я чего-либо неделей ранее. Дело в том, что неделю назад пьяный муж задушил свою жену и сбросил тело в реку, а после скрылся. Однако он забыл про своего маленького сына, который умер от голода в своей кроватке. Теперь я понял, кого она просила спасти, но я не смог. Даже не попытался. Я собрал все вещи и уехал. Второй год уже боюсь возвращаться на свою дачу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *