Главная / Вокруг нас / Разгром СС-полка «Германия» под Мужиловцами.

Разгром СС-полка «Германия» под Мужиловцами.

Ещё во времена Первой мировой в составе 2-й бригады польских легионов воевала гуцульская рота, неплохо себя проявившая и несколько раз обновоявшая личный состав из-за потерь. В апреле 1919 года в составе польской армии был сформирован 49-й полк кресовых стрелков (название присвоено в 1920-м), который пополнялся в том числе украинцами.
Полк неплохо себя проявил в боях с Красной армией, принимая участие в боях за Могилев-Подольский, наступлении на Киев и боях с Конармией Буденного. В 1921 году был переведен в состав 11 пехотной дивизии. Характерным её отличием был гуцульский крест с веткой кедра и двумя дубовыми листьями. В отличие от других общевойсковых соединений, в дивизии существовал собственный вид униформы.
В межвоенный период через 11 пд и 49-й полк в частности прошли сотни и тысячи украинцев, главным образом гуцулов. Гуцульские солдаты и офицеры старались подчёркивать свою идентичность настолько, что 1-у батальону 49 полка было присвоено соответствующее название, «Гуцульский». В сентябре 1939 года эти колоритные жители гор провели одну из самых эффектных операций Войска Польского, разбив в бою элитное подразделение Ваффен СС.

11-я пд под командованием полковника Бронислава Пругар-Кетлинга перед войной была включена в состав Армии «Краков» как подразделение второго эшелона. Так как немецкая авиация разбомбила железнодорожные пути, 11 пд не сумела добраться в запланированный район развертывания (Бохня-Бжеско, туда сумели добраться уже 3 сентября только 3 батальона, которые сразу приняли бой с противником), а высадилась из поездов между Жешувом и Тарнувом. Вследствие изменения планов дивизию включили в состав Армии «Карпаты».

Полковник Пругар-Кетлинг направил ее на юг в район Бжостек-Колачице-Фриштак и уже 6 сентября дивизия вступила в бой с немцами. Противник пытался окружить дивизию, однако Пругар-Кетлинг, который был незаурядным знатоком военного дела, сумел избежать окружения и вывел дивизию на новые позиции на линии Сян-Львов, согласно приказу Верховного командования. Будучи постоянно под атаками с запада и юга, дивизия держала позиции у Лентовни, над Саном, у Перемышля и Брюхович под Львовом. Несмотря на большие собственные потери, подразделения дивизии также уничтожили большое количество нападающих и несколько сотен транспортных средств.

10 сентября 1939 разведвзвод 49 полка под командованием подпоручика Эдмунда Щота в г. Блажово устроил засаду на автоколонну 4-й легкой дивизии. Были уничтожены три автомашины, 11 солдат, в т.ч. один полковник, его адъютант и начальник штаба. Остальные отступили. Собственные потери — 2 раненых. Были захвачены важные документы, в частности планы наступления, что очень помогло польскому командованию.

Противник
Полк СС «Германия» в особых представлениях не нуждается. На момент начала германо-польской войны боевые подразделения СС были объединены не использовались как единое целое, эсэсовские части закрепили за соответствующими дивизиями Вермахта. «Германия» была придана 14-й немецкой армии и начала войну в районе Гляйвица. В отличие от других полков СС, «Германия» во время сентябрьской компании не действовала как единое подразделение — ее батальоны были приданы 2-й и 5-й танковым и 2-й легкой дивизиям Вермахта.

2 сентября полк вступил в н.п. Пщина, уже занятый 5-й танковой дивизией Вермахта ( «Германия» шла во втором эшелоне и не принимала участие в бою с польскими войсками). При въезде в город эсэсовцы обстреляли группу местных жителей, вышедших на встречу, приняв их за польских ополченцев (по одним данным был убит 1 человек, по другим — погибли пятеро и трое были ранены). Как оказалось, это были представители немецкого меньшинства, вышедших встречать своих «освободителей».

4 сентября «Германию» перевели в оставленный польскими войсками Сосновец. Здесь полк присоединился к арестам и экзекуций, которые проводила в Верхней Силезии ейнзацгрупа Стрекенбаха. В частности, воины этого полка принимали участие в массовой казни польских граждан в Паневницких лесах у Катовице, где были убиты более 150 человек. 7 сентября полк перебросили в Краков, а через четыре дня — в Тарнов. Уже в начале войны боевой путь полка был устлан телами убитых мирных жителей и военнопленных. Например, в Щуцине эсэсовцы убили 40 человек, которые возвращались из эвакуации, в Мельци — 27 евреев, в Дынове — вместе с солдатами Вермахта — 300 человек.

Бой
12 сентября «Германию» подчинили командованию 22-го танкового корпуса. К нему полк присоединился у Ярослава, затем отправился на Яворов и Грудек Ягеллонский (ныне — г. Городок.). В ночь с 15 на 16 сентября полк занимал позиции в селах Пжилбице, Мужиловцы, Могила и Чарноконче (10-14 км от Комок Ягеллонского), имея задачу перекрыть дорогу на восток, в направлении Львова, подразделениям польской армии «Карпаты».
В Мужиловцах находились те «германцы», которые были приданы до 2-й легкой дивизии: штаб полка, 3-й батальон и вспомогательные подразделения.

В ночь с 15 на 16 сентября 1939 1-й батальон 49 полка майора Е. Литинского и 3-й майора М. Стецевича нанесли им визит. Несмотря на громкое название «батальоны», надо понимать, в то время это были значительно ослабленные и малочисленные после изнурительных боев подразделения. Решительной штыковой атакой гуцульские стрелки сумели разгромить эсэсовцев в коротком бою, из которого только часть сумела спастись бегством.

Вот как описывал впоследствии Пругар-Кетлинг разгром «Германии»: «Когда мы приблизились к Мужиловцам на 1 км, мы услышали звуки неистового сражения. Прозвучали несколько орудийных или минометных выстрелов, отозвались тяжелые пулеметы, бившего целыми лентами. Знал, что это немецкие, потому что наши, идя в ночной бой, разрядили по моему приказу оружие. На определенное время задержал колонну, а сам с пидполковник Попелем подъехал ближе. Бой продолжался, но стрельба стихала. Стрелки 49-го пп уже достигли середины села, настигая и добивая штыками каждого, кто попадался им под руку. Время от времени слышно, как обрываются автоматные очереди. Казалось, что слышно, как рука, еще секунду назад нажимавшая на спуск, омертвевает и бессильно опадает, парализованная ударом приклада или штыка. Не было слышно никаких криков. Бой проходил в темноте и зловещей тишине. Им никто не управлял — никто не просил пощады. Впечатления были невероятные. Буря, обрушившаяся на немцев, должна была превзойти весь их прежний опыт. С такой неожиданностью и с такой атакой, наверное, они не сталкивались никогда. Трупы, которые мы позже осмотрели, выглядели страшно. Страх, с которым они умирали, не исчезал из их лиц. Мы вышли из автомобиля и пешком пошли по затихающим и догорающим отзвукам ночного штурма. Каждый раз в ясном отблеске рассвета мы различали дома, деревья, заборы, а потом … орудия, имущество, грузовики, автомобили — сначала отдельные, затем группы, целые парки. Протирали глаза, чтобы убедиться, что это мираж, так неправдоподобно выглядела эта добыча… Мужиловцы атаковали два батальона с запада и юга. Неожиданность была полная, поэтому бой длился не более получаса.»

Из числа офицеров «Германии» погибли командир 3-го батальона оберштурмбаннфюрер Вилли Коэпен и адъютант полка оберштурмфюрер Шомбург. Вследствие ночного, боя эсэсовцы понесли значительные потери личного состава, потеряли 8 105-миллиметровых гаубиц, батарею зенитных орудий, большинство миномётов и тяжелых пулеметов и все автомобили. Поскольку гуцульские стрелки не могли использовать захваченный транспорт, машины были уничтожены. Было захвачено несколько пленных. С польской стороны также были потери. В бою погибли командир 3-й роты 1-го гуцульского батальона капитан Петр Осица и командир 1-й роты того же батальона поручик Францишек Андрейчук.

Штаб полка СС спасся бегством в Яворов. В общем же в результате боев 14-16 сентября СС-полк «Германия» (атакован в разных селах этой местности также подразделениями 48-го и 53-го полков 11-й дивизии и 98-го полка 38-й резервной дивизии) понес большие потери в живой силе, потерял практическую всю артиллерию, бронетехнику и автотранспорт.

Ситуация не завершилась для «Германии» полным разгромом только благодаря своевременному подходу частей 7-й пехотной дивизии Вермахта. Командиру полка понадобилось несколько дней на реорганизацию и поиску всех «потерявшихся». Наконец, 17 сентября тех, кого нашли, свели в одно подразделение и отправили для охраны фланга 17-го корпуса Вермахта. Они выполняли эту функцию до конца войны.

Очистив Мужиловцы, 49-й по приказу командира дивизии отправился дальше и около 9 утра занял с. Молошковице и лес на северо-востоке от него. Также другие полки 11-й пд — 48-й и 53-й отбили у немцев ряд населенных пунктов. А тем временем в 7 утра немецкая авиация подвергла Мужиловцы сильной бомбардировке.

Легко представить, насколько болезненным для эсэсовцев было поражение, особенно если вспомнить, что несколько дней до того, 13 сентября, 15-я рота «Германии» под командованием СС-гауптштурмфюрера Йоханнеса Мюхленкампа (оперативное подчинение — 4-легкая дивизия) наткнулась на пути Перемышль-Львов на отдыхающий польский батальон и взяла в плен более 500 солдат.

Разгром подразделений СС-полка «Германия» сегодня считается одним из крупнейших успехов польских войск во время сентябрьской кампании.

Финал
17 сентября дивизия защищала у Брюхович восточный край Яновских лесов, прикрывая стратегический путь из Яворова во Львов от 7-й и 57-й немецких пехотных дивизий. Потери были столь велики, что ген. Соснковский (командир группировки, в который вошли и остатки 11-й пд) и Пругар-Кетлинг лично обслуживали орудия во время боя. В рядах дивизии осталось лишь около тысячи человек. После изнурительных боёв со всей дивизии во Львов прибыли 20 сентября лишь одна сборная группа воинов 49-го полка под командованием полковника Литинского в количестве 100-150 человек. Дивизия перестала существовать. Уцелевшие капитулировали перед Красной Армией. Часть воинов полка сумела добраться до границы с Венгрией и перейти её.

В фундаментальном труде польских историков «Польский вооруженный чин во время Второй мировой войны» было отмечено, что 11 пд проявила себя как наиболее умелое и дисциплинированное подразделение польской армии. Это была заслуга прежде всего ее командира — полковника Пругара-Кетлинга. По итогам боев он сделал представление о награждении 18 солдат 49 полка Военным Крестом Виртути Милитари (высшая польская военная награда), еще 8 — Крестом Храбрых.

Командир 11-й пд полковник Генштаба Пругар-Кетлинг в своем представлении на награждение К. Годалы орденом Виртути Милитари писал: «Все достижения боя 11-й пд принадлежат 49-му полку пехоты и его командиру. С начала боевых действий и до последней секунды они проявили себя в тактике и личной отваге, что очень положительно повлияло на полк, ставя его в ряд лучших в дивизии; все бои, проведенные 49-м полком пехоты под командованием Годалы, были победоносными, а для немцев обернулись поражениями, с кровавыми потерями в придачу «. Вспоминая о 1-м Гуцульском батальоне 49-го комдив писал: «Дорогой я встретил части 49-го пп, отдыхавшие в тени деревьев. Это было подразделение майора Литинского — моя лучшая гвардия «.

Пути-дороги судьбы
После войны с Польшей подразделения «Германии» были вновь воссоединены и отправлены в Бероун у Праги. В октябре 1939 из полков «Германия», «Дойчланд» и «Дер Фюрер» была сформирована дивизия (SS-Verfügungsdivision, затем — 2-я дивизия СС «Дас Райх»). В декабре 1940 полк «Германия», пройдя западную кампанию, был включен в дивизию «Викинг», в составе которой прошел инферно Восточного фронта от начала и до конца.

Воины 49-го полка, попавшие в советский плен, записались в армию Андерса. В польских ВС на Западе традиции 11-й пд продолжали Отдельная бригада карпатских стрелков (1940-42) и 3-я дивизия карпатских стрелков (1942-47). Последняя, ​​в частности, воевала на итальянском фронте и принимала участие в известном штурме Монте-Кассино. Наследником этих подразделений считается 22-я горная бригада современных польских ВС, в которой принято носить на мундирах особый знак — веточку карпатской ели.

По разному сложились судьбы офицеров полка. Во время сентябрьской кампании 1939 погибли, в частности, командир роты капитан Ян Антонов (от несчастного случая — попал под огонь собственного пулемета под Львовом), командир роты тяжелых пулеметов Мариан Козицкий, командир противотанковой роты Доминик Давидович), командир 1-го взвода 2-й роты Витольд Пашкевич, командир роты Станислав Мляковський.

Те, кто попал в советский плен, были интернированы в лагере в Старобельске возле Харькова. Последний командир 49-го — подполковник Генштаба Кароль Голда (20 сентября ранен в ногу в бою под Шумлакамы) оказался в Коломне, где был арестован органами советской госбезопасности (умер в лагере для военнопленных в Старобельске, по другим данным — расстрелян в Катыни). В СССР погибли также командир 1-го батальона майор Эугениуш Роберт Литинский, командир 3-го батальона Мечислав Стецевич, командир взвода разведки поручик Казимеж Бурило. Командир 2-го батальона Лапинский раненым попал в немецкий плен.

Подпоручик Эдмунд Францишек попал в советский плен, откуда бежал и через Венгрию добрался на Запад, служил во 2-й польской дивизии. Хорунжий Мечислав Голд попал в немецкий плен, откуда бежал на Запад, служил в польских войсках во Франции, а после поражения последней был интернирован в Швейцарии. Хорунжий Владислав Шуприт попал в немецкий плен, затем служил в 1-й бронетанковой дивизии польских ВС на Западе.

Некоторые из офицеров сумели добраться Венгрии, где были интернирован. Так случилось, в частности, с квартирмейстером полка Юзефом Соколовским (впоследствии командовал пехотным полком в польских ВС на Западе), командиром роты Ираклием Кикнадзе (грузин, офицер-контрактник). Главный врач полка капитан медслужбы Петр Франчак во время оккупации работал врачом, после войны возглавлял больницу в Щецине

По обычной злой иронии восточноевропейской Клио, один из участников ночного боя — уроженец Львова поручик Юзеф Бисс (служил в 49-м полку) командовал подразделением Армии Крайовой «ОР-26», которое в марте 1945 г. совершило массовое убийство мирных жителей украинского села Павлокома. Тогда были казнены 366 украинцев, в т.ч. женщины и дети. В том же году Бисс был арестован органами польской госбезопасности, в 1945-48 гг. и в 1951-55 гг. Сидел в тюрьме за участие в националистическом подполье, умер в 1977. В 1992 г. суд снял с него все обвинения, в т.ч. в участии в Павлокомськой резне, хотя и признал, что это преступление совершили подчиненные Бисса.

Командир 11-й пд Пругар-Кетлинг сумел избежать плена и добраться до Франции, где командовал польской дивизией во время французской кампании 1940-го. С остатками своего подразделения перешел в Швейцарию, где был интернирован до конца Второй мировой войны. В это время написал воспоминания о сентябрьской кампании «Чтобы сохранить верность». В 1945 г.. вернулся на родину и служил в Польской Народной Армии. Был шефом кабинета Верховного командующего, шефом Департамента пехоты Министерства национальной обороны и шефом Департамента боевой подготовки Сухопутных войск. Генерал-лейтенант. Умер в 1948.

© Militärgeschichte Военная история

Читать еще:

Пирамида Кукулькана.

Пирамиду в Чичен-Ице называют большим солнечным календарем. В ее основании лежит квадрат со стороной 55,5 …

Добавить комментарий