Главная / Вокруг нас / 11 сентября 1973 г. в результате военного переворота Чили к власти пришла военная хунта во главе с генералом Пиночетом

11 сентября 1973 г. в результате военного переворота Чили к власти пришла военная хунта во главе с генералом Пиночетом

ДОБРЫЙ ДОБРЫЙ ПИНОЧЕТ

Почему-то именно у нас в стране много поклонников Пиночета. В том числе среди людей, именующих себя (может быть, по недоразумению) «либералами». Некоторые из этих людей даже занимают правительственные посты, служат «олигархами» по банковской линии или ежедневно промывают электорату мозги по телевизору.

ПИНОЧЕТ И ФАШИСТЫ

Вопреки тому, что говорила советская пропаганда, переворот Пиночета в Чили, конечно же, не был «фашистским». Это был обычный проштатовский путч, каких в Латинской Америке были десятки. Но при этом фашистские партии стали единственным гражданским союзником Пиночета — и именно они продолжали активно действовать в стране, несмотря на официальный запрет хунты на деятельность всех политических партий (деятельность правых партий была под запретом до 1988 г.).

Именно фашистам было поручено «идеологическое обоснование» режима, они были «идеологическими комиссарами» хунты в университетах и т.д. Очень скоро прославления Гитлера, Муссолини и Франко стали нормой, а к антикоммунистической риторике военных добавились антимасонская и антисемитская. В результате 93% еврейских семей эмигрировало из Чили. Традиционно значительная часть чилийских евреев придерживалась левых взглядов, но вряд ли это может служить оправданием, например, включения в школьные учебники при Пиночете почерпнутых в нацистской Германии формулировок типа «еврей Маркс», «еврей и масон Гейне», «большевики — марионетки мирового масонства» и т.д.

Чили при Пиночете превратилась в рассадник фашистской пропаганды во всем испаноязычном мире. «Доктрина фашизма» Муссолини на испанском языке была издана после переворота 6-миллионным тиражом, «Мифы XX века» Розенберга — 4,2-миллионным тиражом, «Протоколы Сионских мудрецов» издавались при Пиночете 28 раз!

В конце 70-х в Чили съехались со всего мира скрывавшиеся от правосудия нацистские военные преступники. Бывшие эсэсовцы служили консультантами, экспертами, а иногда и управляющими в созданных хунтой концлагерях в Чакабуко, на острове Досон, на Огненной Земле. Среди них были и знаменитости — например, изобретатель «душегубки» В.Раух. На Национальном стадионе арестованных исповедовал под именем священника «отца Хуана» (а затем передавал военным полученные сведения) — Ян Скавронек, польский коллаборационист, приговоренный на родине к смертной казни за геноцид евреев и убийства поляков во времена нацистской оккупации.

Член хунты генерал ВВС Густаво Ли Гусман с армейской прямотой сказал западногерманским журналистам, что хунта берет пример не с латиноамериканских консерваторов, а европейских фашистов 30-х годов («Штерн», 1973, N 42).

ЖУРНАЛИСТЫ ПОД ОГНЕМ ХУНТЫ

В Сантъяго переворот начался вовсе не с атаки на президентский дворец Ла Монеда — военные начали с захвата телевидения и бомбардировки радиостанций «Порталес» и «Корпорасьон». Следующим шагом была бойня на радиостанции «Магальянес», которая передала в эфир последнее обращение к народу президента Альенде. Из тех, кто находился в редакции «Магальянес», не выжил никто, включая технический персонал.

В первые же три дня переворота в Чили погибло, по разным подсчетам, от 186 до 222 журналистов (включая иностранцев). В основном, конечно, это были журналисты, поддерживавшие правительство Народного единства, но необязательно. Военные и легально действовавшие как «группы поддержки» активисты фашистских организаций использовали переворот для сведения счетов со своими личными врагами.

Совершенно аполитичная журналистка Камелия Солер, сотрудница женских журналов «Росита» и «Конфиденсиас», была застрелена только потому, что просто надоела солдатам, сжигавшим книги из ее библиотеки. Попытка К.Соле доказать, что книга на французском языке под названием «Кубизм» вовсе не является пропагандой кубинской революции и потому не должна быть сожжена, показалась военным верхом наглости: дураку же понятно, что если марксизм — это про Маркса, то кубизм — про Кубу…

Кармен Морадор сотрудничала в католической прессе, не состояла ни в какой партии и не симпатизировала блоку «Народное единство» — отстаивала традиционные католические ценности в сфере семьи, брака, отношений между полами и т.п. Она исчезла 26 сентября 1973. Первые сведения о ее судьбе поступили в марте 1974 г. от уругвайского студента Рауля Фернандо Кастельяно Лопеса, дававшего показания на заседании Международной комиссии по расследованию преступлений чилийской хунты в Хельсинки. Сам Р.Ф.Кастельяно был арестован вместе с тремя другими уругвайцами 28 сентября и подвергнут пыткам, трое его уругвайских товарищей были расстреляны. 30 сентября Р.Ф.Кастельяно после пыток и избиений был вместе с К.Морадор перевезен из казармы в Пуэнте-Альто на Национальный стадион в Сантъяго.

К.Морадор рассказала ему, что была схвачена без предъявления обвинения и подвергнута пыткам. Семь часов К.Морадор провисела на дыбе, затем ее двое суток морили голодом и избивали. Поскольку она не понимала, что происходит, то на третий день, увидев группу новых офицеров, Морадор бросилась к ним с мольбой о помощи. Офицеры развеселились и лично повезли ее в военный госпиталь. В госпитале они ее изнасиловали, после чего отвезли ее назад.

К.Морадор подвергалась пыткам электротоком, избиениям (у нее были сломаны обе ноги — намеренно, потому что они, с точки зрения солдат, были «слишком красивые»), ей выломали все пальцы на правой руке («чтобы не писала — женщина должна сидеть дома и рожать детей»), она много раз была подвергнута коллективным изнасилованиям, ее прижигали сигаретами, ее заставляли пить мочу, на нее испражнялись…

Лишь после того, как эта история получила международную огласку, родственники К.Морадор узнали, где она находится. В 1975 г. они продали свое имущество и за огромную взятку (журналисты ОРТ утверждают, что Пиночет покончил с коррупцией в Чили) смогли вызволить К.Морадор, впавшую с состояние тихого помешательства, из тюрьмы. Ее удалось вывезти в Аргентину, где только после трех лет лечения к ней вернулась память. К.Морадор подтвердила, что ей не предъявляли никаких обвинений и не требовали от нее никаких признаний, но всячески демонстрировали свое презрение, называя «образованной шлюхой», «столичной вертихвосткой» и «паршивой писакой, морочащей своей писаниной наших жен и дочерей».

Врачи в Аргентине установили, что К.Морадор вследствие зверских изнасилований получила многочисленные травмы внутренних половых органов и была заражена гонореей и сифилисом. Она перенесла в Аргентине операцию по удалению матки и операцию на правой ноге, а в декабре 1978 г. умерла в больнице от кровоизлияния в мозг.

Радиожурналистка из Вальпараисо Анна Оррего, принадлежавшая к одному из влиятельнейших помещичьих родов Чили (ее дядя Луис Оррего Луко был в начале XX века одним из ведущих чилийских прозаиков и министром юстиции) была непримиримым врагом «Народного единства» и ожесточенно критиковала его в своих передачах. Переворот 11 сентября 1973 она встретила восторженно — тем более, что была хорошо знакома с членом хунты адмиралом Хосе Торибио Мерино Кастро. У Анны был любовник — Виктор де Агирре, также принадлежавший к старому богатому аристократическому роду и сторонник правых убеждений.

Но 15-летняя кузина В. де Агирре оказалась левачкой и стала кричать наводившим «порядок» солдатам: «Убийцы! Убийцы!» Ее поймали, избили прикладами и принялись прямо на улице насиловать. Виктор бросился ей на помощь. Оба исчезли бесследно. Анна Оррего безуспешно искала Виктора (не помогло и обращение к адмиралу Мерино).

В октябре 1981 г. она узнает из сводки местных новостей, что в районе г. Кильото обнаружено тайное массовое захоронение — примерно 20 тел. По дороге к захоронению ее останавливает армейский патруль. Анну выводят из машины, ставят на колени с заложенными за голову руками и засовывают в рот дуло автоматической винтовки. Так ее продержат три часа. Поскольку винтовку в таком положении держать неудобно, солдаты сменялись каждые полчаса. Затем патруль бросил ее и уехал. Две недели она не могла говорить, месяц — ходить. Анна вышла из больницы только в январе 1982 г. с расстроенной психикой, заиканием и нарушениями сна. А.Оррего трижды пыталась покончить с собой. Ее трижды спасали. В 1983 г. родственники вывезли ее в Венесуэлу на лечение.

В первый же месяц после переворота в Чили была арестована почти треть всех журналистов. Практически все они, независимо от возраста и пола, были подвергнуты пыткам. Большинство из тех, кого вскоре освободили, оказалось внесены в «черные списки» и не могли найти не только работу по специальности, но и вообще какую бы то ни было работу. Число журналистов, погибших в ходе переворота или умерших (убитых) затем в тюрьмах и концлагерях хунты, варьируется по разным подсчетам между 2705 и 2820 человек — и часть из них числится до сих пор «пропавшими без вести».

Всего за время правления Пиночета из Чили эмигрировало до 40% всех журналистов, работавших в стране до 11 сентября 1973.

ПЕРЕВОРОТ КАК ОН ЕСТЬ

Национальный стадион в Сантьяго, превращенный Пиночетом в концлагерь, вмещает 80 тыс. человек. В первый месяц число содержавшихся на стадионе арестованных составляло в среднем 12-15 тыс. человек в день. Ежедневно там расстреливали, по многочисленным показаниям свидетелей, в том числе иностранцев, от 50 до 250 человек. Кроме того, в концлагерь был превращен стадион «Чили», вмещавший 5 тыс. зрителей, но на нем содержалось до 6 тыс. арестованных.

На стадионе «Чили», по свидетельствам выживших, пытки носили особенно чудовищный характер. Группа боливийских ученых, попавших на стадион «Чили» и чудом уцелевших, дала показания, что видела в раздевалке и в помещении медпункта стадиона обезглавленные человеческие тела, четвертованные трупы, трупы со вспоротыми животами и грудными клетками, трупы женщин с отрезанными грудями. В таком виде трупы отправлять в морги военные не рисковали — они вывозили их в рефрижераторах в порт Вальпараисо и там сбрасывали в море.

Наши любители Пиночета обычно говорят и пишут, что жертвами режима Пиночета стали «всего» 3,5 тыс. человек.

На самом деле 3,5 тыс. — это так называемые пропавшие без вести, т.е. те, кого пиночетовская политическая полиция ДИНА (с 1978 г. — СИМ) похитила, но отказалась официально признать свою причастность к их исчезновению. Родственники 1,5 тыс. похищенных до сих пор безуспешно пытаются найти даже могилы жертв ДИНА (и именно эти люди активнее всего бушевали на улицах во время «британской эпопеи» Пиночета — они (что вполне понятно) хотели, наконец, узнать судьбу своих детей, мужей, братьев: если не найти могилу, то хотя бы получить официальное подтверждение, что труп — как это часто бывало — сброшен в море, на корм акулам.

Реально же в Чили только в первый месяц после переворота — до «нормализации» — было убито 30 с лишним тысяч человек (из 10,2 млн., живших в Чили в 1973 году). Еще 12,5 тыс. погибли за годы диктатуры под пытками, умерли в тюрьмах, были застрелены на улице. Всего за время диктатуры в Чили по политическим мотивам было хотя бы один раз арестовано 27,1% населения.

Что интересно: число жертв режима установлено довольно точно. Существует огромная документация на этот счет. Прошли (еще в 70-х) три международных трибунала по расследованию преступлений чилийской хунты: в Копенгагене, Хельсинки и Мехико. В них участвовали юристы из 100 стран. Заслушаны тысячи свидетелей, материалы слушаний сведены в 1260 томов. Вплоть до середины 80-х гг. цифру в 30 тысяч погибших за первый месяц переворота — никто и не пытался оспаривать. И лишь в конце 80-х гг. ее стали настойчиво подменять другой — в 10 раз меньшей.

«Русская мысль» (Париж), №4346, 21 декабря 2000 (В.Прибыловский, А.Тарасов. «Генерал Пиночет: цифры и факты»)

Опубликовано с сокращениями

——————————————————————

СТРАНА НЕ ДЛЯ ПРОЛЕТАРИЕВ

«Всё, что мы, военные, делали, мы делали для Чили, а не для себя, и нам не стыдно», — ещё одно высказывание Пиночета, не оставляющее сомнений в его уверенности в правоте своего дела.

А что же реального, помимо рек крови, дал Чили режим Пиночета Что представляло собой его знаменитое «экономическое чудо»

В качестве основы для экономических реформ при Пиночете была взята ультралиберальная модель, адептами которой выступили чилийские экономисты, многие из которых учились в Чикаго под руководством нобелевского лауреата профессора Фридмана и профессора Арнольда Харбергера. Поэтому чилийские реформаторы вошли в историю под именем «чикагских мальчиков».

В рамках этой модели в стране была осуществлена так называемая «шоковая терапия», масштабная приватизация государственной собственности, принимался жёстко сбалансированный бюджет, снимались все ограничения на торговлю с заграницей, вводилась пенсионная система накопительного типа.

В новых условиях в страну хлынули иностранные инвестиции, было возобновлено сотрудничество с международными финансовыми институтами. В результате экономика при Пиночете стала стремительно расти.

Однако отличные макроэкономические показатели не отражают картину жизни в стране. Чили стала раем для работодателей, ибо при Пиночете были разгромлены и запрещены профсоюзы, но работники оказались полностью бесправными и не имели ни малейшей защиты от произвола. На фоне стремительно выросших центральных кварталов Сантьяго его рабочие окраины прозябали в нищете.

На фоне сказочно богатеющей элиты две трети чилийцев оставались за чертой бедности. Безработица среди экономически активного населения страны при Пиночете достигала 30 процентов, а по общему объёму производства и среднему уровню зарплат Чили вышла на уровень начала 1970-х годов только к моменту передачи власти гражданскому правительству.

«Мы пытаемся превратить Чили в страну собственников, а не пролетариев», — этой фразой глава хунты пояснял суть своей экономической политики.

И самое главное, реальное чилийское экономическое чудо началось не при Пиночете, а уже после того, как в стране была восстановлена демократическая система.

Читать еще:

5 асан, которые снимут головную боль

Боковое сгибание шеи в Свастикасане (позе Благоприятного знака). Сядьте в Сукхасасану с прямой спиной. Правой …

Добавить комментарий