Главная / Вокруг нас / Как близко могут знать друг друга злейшие враги.

Как близко могут знать друг друга злейшие враги.

Опытный взгляд может без особых усилий опознать на этой фотографии, сделанной 9(22) августа 1904 года, фигуру Николая II. В этот день император записал в своем дневнике: «В 10 час. утра отправился в Красное. Заехав к Мамá, поехал с нею на Военное поле. Смотр войскам был блестящий; погода поправилась и солнце засветило с начала объезда войск. По окончании прохождения юнкера были произведены в офицеры. Затем завтракали на валике. Немного раньше 4 ч. вернулся в Петергоф. Принял доклад д. Алексея.»
Но не он является героем сегодняшнего поста.

Люди, стоящие в строю в правой части фотографии, даже для очень опытного зрителя представляются безликой массой. Это произведенные в тот день в офицеры юнкера Санкт–Петербургского пехотного юнкерского училища. Судьба его выпускников сложилась по–разному: многие пали в боях Русско–Японской и Первой Мировой, немногие выжившие сражались друг с другом в Гражданскую, эмигрировали или ушли из военной профессии. Само училище серьезно пострадало во время боев октября 1917 в Петрограде, а спустя 90 лет его здание было снесено ради очередного девелоперского проекта.
Но судьба, по крайней мере, двух человек из этого выпуска представляет для нас интерес.

В 85 Выборгский пехотный полк был выпущен подпоручик Кутепов Александр Павлович.
За отличия в войне с Японией, куда он просился добровольно, его, выходца из небогатой провинциальной семьи (к тому же и не дворянина по происхождению, фамилия его отца — Тимофеев, а дворянин Кутепов лишь усыновил мальчика), переведут в элитнейший из полков Русской Императорской Гвардии — Преображенский, которым он впоследствии станет командовать. Один из немногих белых военачальников — монархистов, в феврале 1917 он был единственным, попытавшимся оказать сопротивление революции в Петрограде. Потом была Гражданская: Ледяной поход, Второй Кубанский поход, наступление 19 года, отступление, Крым, Галлиполийское стояние. После смерти Врангеля именно Кутепову доверят руководство РОВС. Во главе этой организации он еще не теряет надежды на победу над красными: выявляет советских агентов в Европе, организует теракты и диверсии в отношении советских учреждений в СССР. В 1930 году его похищают агенты ОГПУ, но до сих пор никто не знает, погиб ли он сразу во время похищения или во время транспортировки с Советский Союз, а также то, где ныне почивают его останки.

В 40 Колыванский пехотный полк выпущен подпоручик Овсеенко Владимир Александрович.
Незадолго до выпуска он был задержан с нелегальной литературой, но генерал–инспектор военных учебных заведений Великий Князь Константин Константинович, покровительствовавший юнкерам, замолвил слово за молодого военного, и так будущий Антонов–Овсеенко (партийная кличка «прилипла» к фамилии) стал чуть ли не единственным на тот момент офицером–большевиком. До Дальнего Востока подпоручик так и не доехал, дезертировав в 1905 году ради участия в деле всей жизни — революции. Потом были чужие имена, аресты, ссылки, эмиграция, возвращение. В 1917 наступает звездный час: он — один из основных организаторов и непосредственный участник взятия Зимнего дворца, командующий войсками Петроградского Военного округа. С началом гражданской войны Антонов–Овсеенко — один из членов коллегии наркомата по военным и морским делам (фактически — нарком), потом руководит советизацией Украины, подавляет крестьянские восстания, возглавляет политуправление РККА. В мирное время он попадает в опалу из–за приверженности создателю РККА Троцкому, работает на второстепенных дипломатических должностях, затем разрывает с оппозицией и возвращается в СССР, где ему доверяют высокие посты в прокуратуре и наркомюсте. Дальнейшая его судьба не отличается от таковой многих других советских вождей. Могилы у него тоже нет.

История знает немало примеров, когда близкие друзья или даже родственники оказываются по разные линии фронта, но во всех тех случаях речь не идет о персональном олицетворении обобщенного, идейного, заклятого врага в своем старом знакомом. На протяжении двух лет эти двое стояли в одном строю, жили в одной казарме, сидели за одной партой и ели из одного котла. На этой фотографии они видят друг друга в последний раз, потом — только в газетах и листовках, отбитых у противника.
Только смерть, может быть, смогла их как–то примирить.

Читать еще:

Бесплатные развлечения Куала-Лумпура

1. Бесплатные автобусы «Go KL» Эти автобусы ездят по четырем маршрутам центральной части Куала-Лумпура и …

Добавить комментарий