Главная / Вокруг нас / История из моей службы про лейтенанта разведки Гафурова Марата. Хасавьюрт лето 2003 года.

История из моей службы про лейтенанта разведки Гафурова Марата. Хасавьюрт лето 2003 года.

Долго я меня преследовала мысль написать свою историю, которая навсегда останется в моей памяти, как самое потрясающее событие в моей жизни, как пример доблести и отваги, тех кому волею судьбы пришлось воевать на чеченской войне.

Это случилось летом 2003 года во время моей службы. После путяги меня отправили служить в Хасавюрт водителем. В один из дней мне поручили задание отвезти одного человека, молодую девушку лет 25, с администрации города в аул Алмак. Хоть и места были тогда не очень спокойные, оружия в эту поездку мне не выдали. Перед дорогой были у меня опасения за безопасность, но дорога в обществе молодой девушки оказалась очень приятной и мы быстро добрались до места. Пробыли там всего минут 30 и поехали обратно в Хасавюрт. Отъехали от аула, где-то с километр, и тут на дороге возникло несколько вооруженных фигур и два жигуленка, которые нам перегородили дорогу. Понимая, что на уазике от них не уйти пришлось остановиться. Угрожая оружием, они нагло вытащили нас из машины и усадили в одну из их машин. Судя по говору это были чехи (чеченцы). Они повезли нас в сторону гор. Проехав минут 20 впереди идущая машина резко дернулась, послышался визг тормозов. Как я понял пробило колесо. Водитель ругаясь стал его менять, остальные высыпали из машин и тут же вытащили из машины нас. Нас стали, ни с того, ни с сего, бить и издеваться. Хватали за горло, плевали в лицо, повалили на дорогу и стали просто избивать ногами, что-то приговаривая. С девушки пытались стянуть одежду, она отбивалась, валяясь на дороге, а эти черти дико ржали. И в этом момент воздух сотрясли автоматные очереди, звуки бьющегося стекла, свист пуль. Чехи убитыми повались на землю, но не все, несколько боевиков стали отстреливаться. Перестрелка продолжалась не долго, минута, может две, я ничего не успел сообразить как всё затихло. Спустя пару минут подскочили несколько человек в маск-халатах березка и стали осматривать убитых. К нам подошел паренек лет двадцати на вид и представился лейтенантом Гафуровым и сказал, что надо уходить. Мы быстро поднялись на ноги и спустились в кувет, там сидело еще человек 9. Как позже выяснилось — это были разведчики, возвращающиеся с рейда. Командиром у них был майор, к сожалению не узнал его фамилии, звали его Александром. Нам сказали, что на машинах мы поехать не можем, так как это опасно, пройдем пешком до Буртуная, а там отправят нас с милицией куда-надо. И мы двинулись в путь. Спустились в ущелье, в котором протекал ручей, и двигались в сторону Буртуная. Колона разведчиков растянулась метров на 100, впереди от основной группы шли три человека, и так же позади двигалось еще трое, метрах в 20 от основной группы. В основной группе все шли метров на 10 друг от друга и там же двигались мы рядом с майором, а лейтенант шел первым в основной группе. Неожиданно впереди идущие подняли руки, тут же вся колона залегла, а мы как дурачки остались стоять. И тут кто-то крикнул – «засада слева!!!» и понеслась стрельба. Я опять растерялся, меня оглушила очередь майора. Тут ко мне и девушке подскочил лейтенант, схватил меня и девушку и быстро потащил нас. Благо на пути был небольшой лес, в котором все мы быстро скрылись. Когда все разведчики зашли в глубину леса, я увидел, что двое из них были ранены. Их наспех перебинтовывали, кто-то еще стрелял с опушки леса по чехам. Один из разведчиков сказал, что нам пиздец как повезло, так как обнаружили нас поздно и дистанция была большая, успели бы подойти ближе положили бы нас всех с вершины. Еще двигаясь по ущелью вниз, я заметил впереди на склоне это пятно зеленого леса, но оно было совсем не большим, метров 300 шириной и около километра длиной вниз по склону горы. Судя по выстрелам нас продолжали преследовать. И мы быстро пошли по лесу вдоль ручья. Пройдя около километра, мы вышли почти на его окраину, дальше по склону деревьев почти не было, стало понятно, что загоняют нас с двух сторон. Чехи справа и слева уже вовсю поливали нас методично-монотонным огнем. Оценить их количество было не реально, но по звукам выстрелов казалось, что их не меньше десятка с каждой стороны. И они медленно и верно, прочесывая лес, сжимают кольцо вокруг нас. Держать оборону здесь, без укрытий и с двумя раненными было просто не реально. Оставался лишь один путь, вниз по склону, но после леса он был практически лыс, лишь небольшие кустики и отдельные крупные деревья вдоль ручья, ни холмиков, ни крупным камней, за которыми можно было бы укрыться, не было. Понимали это и разведчики, что ввело их в некоторое замешательство.

Тут командир группы скомандовал: «Лейтенант, уходим по склону вниз, организуй прикрытие огнем по три человека на сторону». –« Саныч, да мы все там поляжем, нас как в тире перестреляют, как бы мы не отстреливались, они будут в зеленке, а мы там как на ладони будем», оборвал майора лейтенант. Его слова звучали как-то обреченно, он не договорил, но чувствовалось, что он готов организовать прикрытие этого обреченного спуска. Тут ему в голову видимо пришла какая-та мысль, он перекатился со своей позиции к командиру, и они что-то в полголоса, но с матерком, стали обсуждать. Видно было, что командир явно не соглашается с лейтенантом, тут вдалеке раздалась очередь, пули просвистели где-то совсем рядом, кромсая над ними листву и ветки деревьев. Оба замолкли и залегли, уткнувшись лицами в землю. Тут лейтенант хлопнул по плечу командира со словами: «уходите», резко вскочил и метнулся к двум поодаль лежащим бойцам. Командир, поднимая голову, крикнул ему в след: «нет Марат, отставить, Гафуров блять, отставить!». Но тот не слушал, что-то очень быстро рассказал двум лежащим бойцам, отчетливо услышал только последнюю фразу: «за мной». Все трое вскочили, и со вскинутыми автоматами быстро скрылись в зеленке. Командир, с очень мрачным видом, глядя им в след покачал головой. Но окрикивать их он больше не стал, то ли понимал, что других вариантов у них нет, то ли чтобы просто не выдавать наше положение. Со стороны, куда ушли эти трое во главе с лейтенантом, стали доноситься выстрелы, им отвечали огнем справа и слева. Звуки их выстрелов удалялись вверх по склону горы, постепенно смешались с теми, кто вел с ними перестрелку. Стало понятно, что трое разведчиков стали уводить чехов от нашей группы вверх по заросшему склону. После того как звуки перестрелки удалились, командир прокричал: «уходим, уходим! Раненных взяли и быстро, быстро вниз». Все быстро подскочили, четверо бойцов под плечи подхватили раненных и мы все вместе даже не побежали, а просто понеслись вниз. Двое разведчиков и командир пропустили всех и шли чуть сзади, прикрывая основную группу. Минут через 15 мы спустились в ущелье, поднялись на небольшой холм и оказались на дороге, ведущей в Буртунай, там и залегли. До аула было совсем не далеко, метров 800, но после столь стремительного спуска и небольшого подъема, сил двигаться дальше уже не осталось. К этому моменту перестрелка в горах совсем затихла. Совершенно непонятно было, что с теми разведчиками, которые остались на склоне в зеленке. Отсюда, с низины было хорошо видно, что зеленка на склоне имеет совсем небольшой размер. Уйти оттуда пацанам было просто некуда. Связист достал рацию и стал вызывать, видимо штаб. Командир молча курил одну за другой и всматривался в зеленку на склоне. Видимо он надеялся услышать снова стрельбу, это означало бы, что его ребята и лейтенант еще живы, но в горах стояла тишина. Минут через сорок подскочило пару БТРов ВВ, на броне сидели бойцы в милицейских касках и бронежилетах. Они неспешно выгрузились, солнце уже садилось. Медики оказали помощь раненным, краем уха слышал, что готовят спецоперацию по зачистке этой зеленки, но начало назначено только на утро, а пока только подтянут подкрепление. Командир разведчиков сильно негодовал по этому поводу, говоря, что сейчас есть еще минимум час, на что подполковник ВВешников (судя по погонам) ему ясно дал понять, что сейчас это невозможно и вообще его разведгруппа в операции участие принимать не будет и им велено вернуться в расположении части. На что майор ответил категоричным отказом, сказав, что он вернется только со своими пацанами, мертвыми или живыми, но только с ними. На что ВВешник лишь махнул рукой и обронил – «дело ваше, вам и отвечать». В этот момент с зеленки донеслись несколько одиночных выстрела. На майоре не было лица, и он снова закурил. Я хотел было поговорить и немного успокоить майора, но он резко ответил мне, сказав, что не надо было ему тогда слушать лейтенанта и освобождать вас на дороге, все бы уже вернулись в часть спокойно. В общем именно лейтенант уговорил тогда майора напасть на чехов, чтобы освободить нас, и из-за этого они сорвали какое-то свое важное задание. И когда я это понял, то сам стал сильно переживать за этих разведчиков.

Через час совсем стемнело и я удобно расположившись на предложенной мне плащ-палатке пытался уснуть, но не получалось, мысли гложили. С зеленки снова послышались несколько длинных очередей, и перестрелка в горах возобновилась, но и совсем как-то быстро утихла. А я все продолжал думать. Тот парень дважды рискнул чтобы спасти нам жизни, а я сейчас ничего не могу сделать, чтобы помочь им. И с этими мыслями я и сам не заметил как уснул. Проснулся от резкого крика: — Стой, кто идет! В ответ: — «свои, разведка!». Я тут же узнал голос того лейтенанта. Живой – пронеслось в голове. В этот момент БТР осветил фарами дорогу, майор уже бежал навстречу трем фигурам. Я также не удержавшись бросился на встречу. Подбегая увидел, что лейтенант идущий последним сильно хромает, а у другого бойца наспех перевязана рука. Майор обнял по очереди двух бойцов, а вот лейтенант от объятий отстранился, сделав шаг назад, отдал честь. – «Группа задачу выполнила, противника отвлекли, у нас двое раненых» – отчеканил лейтенант. Майор со словами, — «да заткись уже», все же обнял лейтенанта. – «Саныч хорош обниматься, нам медик нужен, у сержанта вон кость перебита, а мне пуля в ногу отрикошетила, кровищи аж в ботинке хлюпает», произнес уже спокойно Лейтенант. Майор стал звать медика, подтянулись остальные разведчики и ВВешники. Раненого лейтенанта и второго разведчика, сержанта по званию, усадили на плащ-палатку, медики стали снимать им бинты, перевязывать. Майор стал расспрашивать лейтенанта, что да как там произошло. – Саныч, нога болит жутко, у Ромки спроси, он не ранен вроде, а я устал пиздец как, язык не ворочится. Роман стоял рядом и начал рассказал. -«По приказу лейтенанта Гафурова, мы стали уходить в лес, ведя стрельбу кто вправо, кто влево. Когда уже подходили к верхнему краю, стали смещаться правее, и чехи уже мелкали средь деревьев, лейтенант еще там положил двоих, и я одного. Ну и там на окраине зеленки было несколько крупных камней, мы их заметили когда еще забегали в лес после засады. Там мы и залегли и прекратили стрельбу. Когда уже стало темнеть, Марат сказал, что сходит проверит правый край леса, можно ли по нему уйти, и добавил, чтобы если что держали оборону тут до последнего. Тихо и очень медленно стал уходить. Минут через 15 услышали два одиночных выстрела, и послышался чей-то стон вперемешку с неразборчивой стонущей речью, мы поняли, что это не Марат, голос другой, значит кого-то подстрелил. Потом все затихло, и Марат подошёл так тихо, что когда он шыкнул, я аж испугался, чуть в штаны не наложил. Когда он подошел, сказал, что еще двоих там в зеленке положил, одного пришлось с ножа добить чтоб не шуметь больше. а на том склоне справа, уже вне зеленки еще трое сидят у камней, но если я один стану по ним стрелять, всех троих сразу не сниму, а они дадут ответку, и вроде никого больше с той стороны нет, так что двигаем на тот край леса, снимаем этих троих и быстро забираемся на склон за перевал, там от леса до вершины холма всего 50 метров где-то. И мы пошли к краю леса, последние метров 30 леса просто ползком, и действительно чуть в стороне, было трое чехов у небольших камней, видимо они контролировали левый край леса, чтобы мы оттуда не выскочили. Они хоть и были насторожены и готовыми к стрельбе, в полутьме и в зеленке они явно нас не видели. Марат заранее предупредил нас, что он в центре и стреляет по центральному, я слева по левому, и сержант справа по правому. Ну и убедившись, что мы все прицелились, он дал негромко команду — огонь. Лейтенант и я, положили чехов сразу, а вот сержик промазал, и чех быстро лег за бугор, стал что-то орать и отстреливаться. Сержанту прилетело в руку, он отполз, а я стал выцеливать чеха. Марат же резко стал смещаться вперед и вправо, ведя огонь прям на бегу. Как я понял он хотел зайти к нему в бок, я быстро открыл огонь, чтобы отвлечь чеха и заставить эту падлу залечь, и я попал в него быстрее, чем добежал Марат. Добежав лейтенант сделал еще два выстрела в чеха, видимо, чтобы убедится в том, что тот мертв, а может и добить, а затем побежал к нам. Я стал быстро бинтовать сержанта, затем лейтенант приказал мне оставаться тут и прикрыть их подъем на склон. Я остался, он подхватил сержика за здоровую руку и они побежали по склону, хоть и было уже довольно темно, но их фигуры все равно хорошо виднелись по склону. И чехи находившиеся видимо с другой стороны леса стали подтягиваться. Когда они уже были почти на самом верху по ним стали открыли огонь откуда-то слева от меня. И тогда и попали марату в ногу, он оступился, но продолжил бежать по склону. Они добрались до перевала и залегли. Марат стал вести ответный огонь, я понял что и мне пора уходить. Решил бежать не по прямой как они, а обогнуть чуть правее, так как где-то слева были чехи. Ну и под перестрелкой проскочил незамеченным, даже для Марата. Уже за перевалом окрикнул их, и мы стали уходить от перевала вниз в сторону Буртуная, попеременно прикрывая друг друга, но не стреляли, было совсем темно и чехи нас видимо потеряли. Ну а потом вышли на дорогу и по ней аккуратненько дошли до вас.

На этом рассказ Романа был окончен, майор продолжал, расспрашивать детали, которые в принципе не имеют значения. Мы дождались рассвета и погрузившись на БТР поехали в часть. Уже в части я узнал, что ВВешники зачистили ту зеленку обнаружив только 9 трупов боевиков. Чехи видимо решили съебнуть и трупы своих побросали.

В тот же день я вернулся в Хасавьюрт. Продолжил работать водителем, а спустя где-то полгода на рынке встретил того Лейтенанта, только он уже был капитаном))). Все такой же скромный молодой человек, но я то знаю чего он стоит на самом деле. Естественно я спросил его: — «как до капитана дослужился После той заварушки дали или еще что-то натворил» Он улыбнулся и так скромно ответил: — «да, и еще что-то натворил, случайно совершенно, как и в тот раз». И как я не пытался, что-то из него выдавить, ничего не вышло. Он уходил от разговора общими фразами. Только спустя годы я понял, что не любят ветераны рассказывать о боевых, что это своего рода психологическая травма. И тогда я совсем забыл его отблагодарить, ведь если бы не разведчики, случайно оказавшиеся рядом, та поездка могла печально для меня закончиться. Понятно, что охотились чехи не за мной, а за девушкой с администрации, но думаю меня как свидетеля в живых бы не оставили. И именно благодаря тому лейтенанту, нас решили освободить, и благодаря лейтенанту, мы тогда смогли выйти с той зеленки. И лишь спустя 14 лет, я решил попытаться его найти, но к сожалению уже совершенно не помню его лица, лишь общий образ, и пока мои поиски не увенчались успехом. Но я постараюсь это сделать, ведь так хочется сказать: «Спасибо вам разведка, спасибо всем бойцам, за жизнь, за то, что вы все через прошли через эту войну и остались людьми! Спасибо!!!»

На фото именно то самое место событий.

Читать еще:

Древнейшая стоянка Диринг-Юрях (Якутия).

В 1982 г. на 61 град. с.ш., на берегу р. Лена, в 140 км выше …

Добавить комментарий