Главная / Вокруг нас / Первый из Баркидов

Первый из Баркидов

Гамилькар был первым представителем знаменитого рода Баркидов, давшего миру целую плеяду величайших полководцев и политических деятелей. Хотя его деяния и меркнут на фоне успехов его сына Ганнибала, Гамилькар был создателем карфагенского военного могущества в Испании, послужившего важнейшей предпосылкой для начала II Пунической войны.

Не случайно римские историки полагали, что проживи он дольше — и карфагенское оружие пришло бы в Италию ещё при Гамилькаре.

I Пуническая война

Гамилькар Барка родился около 275 года до н.э. Он принадлежал к знатному и богатому роду, возводившему своё происхождение к одному из спутников основательницы Карфагена царицы Элиссы. Его имя Ḥmlqrt означало «служитель Мелькарта», прозвище «Барка» происходит от финикийского brq — «молния». По одним сведениям, он получил его за решительный характер и энергичную тактику военных действий. По другим, это прозвище было родовым. В 247 году до н.э. карфагеняне назначили Гамилькара военачальником сил, ведших войну с римлянами на Сицилии. До этого момента о его биографии совершенно ничего не известно. Несомненно, что к тому времени он уже имел за плечами опыт военного командования. Однако, судя по имеющимся в источниках данным о его возрасте, вряд ли Гамилькар являлся тем же военачальником, который командовал на Сицилии в 261–256 годах до н.э. и неудачно сражался в Африке против римского консула Марка Атилия Регула.

К моменту назначения Гамилькара военачальником, война, продолжавшаяся уже 17 лет, вновь зашла в позиционный тупик. Благодаря победе, одержанной в 249 году до н.э. над римским флотом у мыса Дрепан, карфагеняне властвовали на море. На суше, однако, римляне имели подавляющее превосходство. Карфагеняне потеряли бо́льшую часть своих сицилийских владений и продолжали удерживать лишь Лилибей и Дрепан. Обе крепости находились в плотном кольце блокады, их гарнизоны снабжались необходимыми припасами лишь по морю. Стремясь оттянуть часть римских сил на себя, Гамилькар с небольшой армией высадился на северном побережье Сицилии у Панорма и устроил здесь укреплённый лагерь на горе Геркте (Монте Пеллегрино). Отсюда он стал совершать молниеносные набеги на занятую римлянами часть острова. Карфагенский флот, не встретив активного сопротивления, опустошал побережье Италии вплоть до Кум, разграбив Локры и округу Брундизия. На протяжении трёх лет между Панормом и подножием занятой Гамилькаром горы шли непрерывные бои.

В этих сражениях Гамилькар часто одерживал победу, но ему всё же не удалось ни отвоевать Панорм, ни заставить римлян снять осаду с Лилибея. В 244 году до н.э. он перебросил по морю свои силы в западном направлении, ближе к Дрепану, и захватил город Эрикс (современный Эриче). Сделать это он смог, отважно вклинившись между храмом Венеры Эрицинской на вершине горы, который продолжали удерживать римляне, и другой римской армией, стоявшей лагерем у её подножия. С этой позиции Гамилькар мог контролировать все перемещения римлян у Дрепана, препятствуя им стягивать кольцо осады и продолжая снабжать город необходимыми припасами. В непрерывных боях и стычках здесь прошли ещё два года. На протяжении этого времени, как пишет Полибий, «обе стороны пустили друг против друга всю изворотливость и силу, какие потребны в делах осады, претерпели всевозможные лишения, испытали все виды нападения и обороны, пока, наконец (…) война не завершилась иным способом».

Весной 243 года до н.э. римляне вновь построили флот из 200 квинкверем, который под командованием консула Гая Лутация Катула прибыл к западному побережью Сицилии. Для снабжения Дрепана и Лилибея карфагеняне собрали 250 кораблей. Римляне перехватили этот флот у Эгатских островов. В разыгравшемся на море сражении 50 карфагенских кораблей пошли ко дну, 70 оказались в плену, остальные спаслись бегством. Теперь, когда римляне вновь господствовали на море, карфагенские гарнизоны на острове оказывались отрезаны от поддержки. Сломленный этим поражением, карфагенский сенат поручил Гамилькару запросить у римлян об условиях мира. Согласно условиям договора, заключённого между Гамилькаром и Катулом, карфагеняне отказывались от своих владений в Сицилии, обязывались выплатить контрибуцию в две тысячи талантов и вернуть римских пленных и перебежчиков. После ратификации мира Гамилькар увёл войска в Лилибей и сложил с себя звание главнокомандующего.

Восстание наёмников

Сразу по окончании I Пунической войны карфагеняне столкнулись с ещё более грозной проблемой. Оставляя Сицилию согласно условиям договора с Римом, они вывезли оттуда около 20 000 наёмных солдат. Не имея в запасе достаточно денег, чтобы выплатить им всем обещанное жалованье, правительство выслало их в Сикку. Летом 241 года до н.э. наёмники, воодушевлённые своей многочисленностью, взбунтовались и арестовали своих командиров. Инициаторами волнений, а позже и предводителями восстания, являлись ливиец Матос и кампанец Спендий. Попытки карфагенян добиться мирного соглашения с наёмниками успеха не имели. На сторону мятежников стали местные племена и ливийцы, жестоко угнетаемые карфагенянами. Усиленная их отрядами армия восставших осадила города Утику и Гиппон. Полководец карфагенян Ганнон с городским ополчением и слонами переправился по морю к Утике и напал на лагерь повстанцев с тыла. Однако наёмники отразили нападение и загнали Ганнона с остатками его армии за городские укрепления. На сторону восставших перешли некоторые города, и в результате сам Карфаген оказался в плотном кольце осады.

В этот момент карфагеняне вновь возложили командование на плечи Гамилькара. Он набрал 10 000 воинов из числа граждан, перебежчиков и остававшихся в городе солдат и, сверх того, получил 70 слонов от своих союзников. Гамилькар перевёл воинов через обмелевшую в это время года реку Баград и вышел таким образом в тыл позиций наёмников. Спендий, попытавшийся воспрепятствовать его движению, был разбит в сражении и потерял 6 000 воинов убитыми и 2 000 пленными. Последних Гамилькар включил в состав своего войска. Карфагеняне, отчаявшись было в успехе, вновь приободрились. Гамилькар оказал помощь всё ещё державшимся городам союзников. Повстанцы следовали за ним по пятам. Однажды им удалось окружить его лагерь на равнине, но Гамилькар сумел заручиться поддержкой сражавшегося за наёмников нумидийского вождя Наравы, пообещав тому в случае успеха руку своей дочери. При помощи нумидийцев, в разгар сражения перешедших на его сторону, он нанёс бунтовщикам поражение. 10 000 наёмников погибло, 4 000 пленных Гамилькар вновь включил в свою армию. В ярости от нового поражения, повстанцы казнили находившихся у них в плену знатных карфагенян, объявив, что будут вести войну «без перемирия». Отныне обе стороны воевали с беспримерной жестокостью, убивая и пытая пленных. Охватившее противников безумие Полибий сравнивает с душевной болезнью, поразившей массу рядовых солдат и военачальников.

Войска наёмников вновь подступили к Карфагену. Мощные городские укрепления позволяли жителям сдерживать осаду, однако продовольствие в городе было на исходе. Гамилькар со своей армией находился в тылу восставших. Здесь он начал перехватывать обозы с продовольствием, шедшие в лагерь повстанцев. В армии наёмников начался голод, и им пришлось снять осаду с Карфагена. Бунтовщики разделили свои силы: Матос с частью войск выступил к всё ещё оборонявшемуся Тунису, а Спендий с основными силами двинулся против Гамилькара. Тот не принял боя, изматывая вместо этого противника в мелких стычках и постоянно отступая. В конечном итоге Гамилькару удалось заманить наёмников в засаду и запереть в ущелье Прион. Продовольствие в армии восставших быстро закончилось, и они начали страдать от голода. Спендий и другие военачальники наёмников, явившиеся для переговоров в лагерь Гамилькара, были вероломно захвачены им в плен. Остававшиеся в ущелье 40 000 человек попытались прорваться, но были раздавлены карфагенскими слонами. Одержав победу, Гамилькар двинулся к Тунису, который осаждал Матос. У его стен произошло решающее сражение, в ходе которого восставшие были разбиты и полностью уничтожены. Матос попал в плен. Гамилькар приказал провести его по улицам Карфагена, и городская чернь разорвала его на части. Города Утика и Гиппон, отложившиеся в своё время от карфагенян и теперь осаждённые Гамилькаром, вскоре капитулировали.

Политическое влияние Баркидов

Победа в войне принесла Гамилькару власть и влияние. До этого времени у власти в Карфагене находилась аристократическая партия, возглавляемая Ганноном Великим. Вражда между Гамилькаром и Ганноном восходила ещё ко времени войны на Сицилии. В 239 году до н.э. аристократы попытались даже привлечь Гамилькара к суду, обвинив его в том, что якобы подарки, обещанные Гамилькаром воинам-наёмникам, побудили тех к мятежу. Благодаря своей популярности среди самых широких слоёв населения, Гамилькару удалось заключить целый ряд союзов со многими высокопоставленными лицами. Полибий и Аппиан прежде всего называли Гасдрубала, «наиболее умевшего добиваться расположения народа». Это соглашение было скреплено браком Гасдрубала и дочери Гамилькара. Заручившись его поддержкой, Гамилькару удалось не только очиститься от выдвигаемых против него обвинений, но и создать собственную политическую партию, впоследствии игравшую важнейшую, если не исключительную, роль в карфагенской политике.

Хотя армия наёмников и была разбита, восстанием были по-прежнему охвачены африканские владения Карфагена. Наёмники, находившиеся на Сардинии, из солидарности с Матосом и Спендием в 239 году до н.э. также подняли мятеж и обратились за помощью к римлянам. Сенат ухватился за этот удобный предлог и в 237 году до н.э. узурпировал власть над островом. Карфагеняне болезненно отреагировали на столь недружелюбные действия, но, будучи ослаблены войной, не осмелились ничего предпринять. Гамилькар в это время приводил к покорности восставших нумидийцев. Новые победы и добыча, захваченная в походе, обеспечили ему безоговорочную преданность солдат. Он строил блестящие планы на будущее, задумав войну более значительную по сравнению с той, что вёл до сих пор. Ареной своих будущих свершений он избрал для себя Испанию.

Война в Испании

Испания была традиционной сферой карфагенского влияния на протяжении вот уже нескольких столетий. Карфагеняне владели её южной частью. Опираясь на поддержку расположенных вдоль морского побережья финикийских колоний, они проникали вглубь страны. Здешняя торговля приносила карфагенянам огромные прибыли. На заключительном этапе I Пунической войны или чуть позже, во время восстания наёмников, власть карфагенян в Испании пала. Верность им сохраняли только финикийские колонии, среди которых важнейшую роль играл Гадес. Ожесточённое сопротивление Гамилькару оказали племена турдетанов и бастудов, которые призвали на помощь наёмников-кельтов. Гамилькар в 237 году до н.э. наголову разбил их армию, а 3 000 пленных зачислил в ряды собственного войска. После этого он двинулся против иберов, вождь которых Индорт собрал 50-тысячную армию. С приближением Гамилькара бо́льшая часть воинов обратилась в бегство. Индорт был живым захвачен в плен. В назидание другим ему выкололи глаза и распяли на кресте. 10 тысяч его воинов Гамилькар, напротив, распустил по домам.

Восстановив власть Карфагена в южной части Испании, полководец отнюдь не собирался останавливаться на достигнутом. Между 237 и 229 годами до н.э. он развернул крупномасштабное наступление, стремясь подчинить себе всю страну иберов. «Многие города он взял путём убеждения, другие силой оружия», — писал Диодор Сицилийский. Первоочередной целью карфагенян были богатые серебром территории Сьерры Морены (сегодня это район в составе автономного сообщества Андалусия). Захватив эти земли, Гамилькар начал чеканку серебряной монеты с изображением Мелькарта, которому приказал придать собственные черты. Огромные деньги Гамилькар тратил на раздачи своим воинам, а также отправлял в Карфаген, чтобы таким образом заручиться благосклонностью народа. Рим, обеспокоенный его завоеваниями, отправил в Испанию посольство. Гамилькар с издёвкой заявил прибывшим к нему послам, что он лишь стремился добыть деньги для выплаты наложенной на карфагенян контрибуции. Полибий и другие историки, подозревая Гамилькара в реваншистских настроениях, полагали, что из Испании он стремился сделать плацдарм для будущей войны с Римом. Отчаянную ненависть к римлянам он старательно прививал и своим сыновьям — Ганнибалу и Гасдрубалу. Глядя на их детские игры, он часто говорил, что вскармливает их как львят на погибель Риму.

В 228 году до н.э. Гамилькар осадил город Гелику (современный испанский город Эльче). Его падение было неизбежным, поэтому значительная часть армии вместе со слонами отправилась на зимние квартиры. В этот момент вождь оретанов, которого Гамилькар считал своим союзником, поднял восстание. Вместе с осаждёнными он нанёс поражение окружавшим Гелику войскам. Гамилькар погиб, прикрывая отступление своих сыновей. По легенде, он утонул в реке Хукар, сброшенный раненной под ним лошадью. Преемником Гамилькара в Испании стал его зять Гасдрубал

Читать еще:

Как в тюрьмах СССР «ломали» воров в законе

Всерьез за воров в законе взялись в середине 50-х годов в СССР, где на тот …

Добавить комментарий