Главная / Вокруг нас / Неман – река раздора. Часть I

Неман – река раздора. Часть I

Во время Второй мировой войны на территории Западной Белоруссии в остром противостоянии сошлись две антифашистские силы — польская Армия Крайова и отряды советских партизан. Первая стремилась сохранить западнобелорусские земли в составе Польши, вторые — выполняли решение Москвы о борьбе с оккупантами на территории СССР. Разгоревшаяся межпартизанская война втянула в свою орбиту множество людей и привела к немалым жертвам.

«Концепция двух врагов»

Западная Белоруссия вошла в состав Советского Союза осенью 1939 года — в это время на её землях возникли первые польские подпольные группы. Большинство из них подчинялось приказам общепольской националистической военной организации «Служба победе Польши» (позднее — «Союз вооружённой борьбы» (СВБ)), связанной с эмигрантским правительством. Основу подпольных групп составляли солдаты и офицеры Войска Польского, избежавшие плена, а также бывшие полицейские, осадники (польские военные колонисты), лесники, помещики и чиновники довоенной администрации. Целью СВБ было восстановление Польши в довоенных границах — то есть борьба одновременно и против Третьего рейха, и СССР. Однако выступлению против Москвы мешал её нейтралитет с Лондоном, являвшимся покровителем эмигрантского правительства, а восстание против немецких оккупантов, по мнению польских стратегов, было обречено на провал. Поэтому до тех пор, пока Великобритания не ослабит Гитлера, члены подполья должны были ограничиваться пропагандой, сбором оружия и разведданных (от боевых акций предполагалось воздерживаться). В своих расчётах руководство СВБ исходило из того, что война завершится внутренним разложением Германии и крахом фронта, поэтому планировалось, что подпольная армия поднимет восстание в момент отхода вермахта с территории довоенной Польши.

После нападения Германии на СССР и возобновления дипломатических отношений польского эмигрантского правительства с Москвой ситуация для СВБ почти не изменилась — вопрос территориальной принадлежности «Кресов всходних» (восточных окраин) Речи Посполитой решён не был. Хотя Третий рейх и был объявлен врагом №1, Красная армия рассматривалась польским подпольем лишь в качестве союзника союзников — отказа от концепции «двух врагов» не произошло. В случае вступления советских войск на довоенную польскую территорию без согласования с эмигрантским правительством членам подполья предписывалось оказывать им вооружённое сопротивление. Сотрудничество польских подпольщиков с советскими партизанами было запрещено, проводить акции против немцев разрешалось лишь диверсантам, заброшенным на оккупированную территорию из Англии. К началу Великой Отечественной войны структура подполья на территории БССР, несмотря на репрессии, проведённые НКВД в отношении местных поляков, в целом была сформирована. Западнобелорусские земли входили в обшар №2, состоявший из четырёх округ (территории довоенных Белостокского, Виленского, Новогрудского и Полесского воеводств). К моменту вооружённого выступления каждая округа должна была выставить одну пехотную дивизию и одну кавалерийскую бригаду в нумерации довоенной польской армии. Вся территория обшара была покрыта конспиративной сетью, в каждой деревне с польским населением предполагалось подготовить от отделения до роты бойцов.

Поражение Красной армии летом 1941 года и приход немцев были с одобрением встречены значительной частью жителей Западной Белоруссии (как поляков, так и белорусов), за два года разочаровавшимися в советской власти. В начале оккупации в органы новой администрации по распоряжению штаба СВБ поступили тысячи жителей Западной Белоруссии — поляки стремились восстановить своё влияние в регионе и подготовить силы к восстанию. Вместе с тем они получили возможность свести счёты со сторонниками советской власти.

«Красные» и «белые»

Летом 1942 года СВБ, переименованный в Армию Крайову (Армию Отечества), приступил к формированию партизанских групп, которые пока не предпринимали активных действий. В это время основными задачами партизан Армии Крайовой (АК) было вооружение, организация и выжидание. Интересно, что местные жители называли их «белыми», помня события Гражданской и Советско-польской войн, в противовес партизанам — «красным». Немногочисленное на то время советское партизанское движение активных действий в Западной Белоруссии ещё не вело. Выживая в лесах лишь за счёт самообеспечения, «красные» нередко занимались принудительным изъятием продовольствия у крестьян, тем самым настраивая их против советской власти. Нечастые акции против оккупантов и их пособников вызывали ответные репрессии против местных жителей, вынужденных создавать отряды самообороны. Поскольку бо́льшую часть личного состава этих отрядов составляли поляки, они ориентировались на польское эмигрантское правительство.

В феврале 1943 года Центральный штаб партизанского движения (ЦШПД) под руководством 1-го секретаря ЦК Компартии Белоруссии Пантелеймона Пономаренко приказал советским подпольным группам, находившимся западнее довоенной советско-польской границы, активизировать боевую деятельность против оккупантов и их пособников. Что же касается польских националистов (именно они составляли основу немецкой вспомогательной полиции), то их предписывалось разоружать и по возможности включать в состав советских партизанских отрядов. Спустя два месяца СССР разорвал отношения с польским эмигрантским правительством — причиной этому послужило желание поляков провести международное расследование в отношении останков польских офицеров, найденных в Катыни. Так появились предпосылки для начала вооружённого конфликта между польским националистическим подпольем и советскими партизанами.

В мае 1943 года в районе Налибоцкой пущи, окрестностях Лиды на Гродненщине, а также озёр Нарочь и Свирь на западе Витебщины (местах компактного проживания поляков и белорусов-католиков) началось активное формирование отрядов аковской самообороны. Поначалу полякам и ещё немногочисленным в этих местах советским партизанам удалось договориться о разграничении сфер влияния, в июне-июле дело дошло даже до совместных акций против немцев и их пособников. Наиболее известная из них — так называемое Ивенецкое восстание, во время которого польский отряд Каспера Милашевского («Левальда») захватил городок Ивенец в Минской области. Чтобы предотвратить вывоз польского населения на работы в Германию и освободить арестованных польских подпольщиков из местной тюрьмы, 19 июня 150 аковцев напали на гарнизон, насчитывавший 100 немецких жандармов, 200 служащих Люфтваффе, размещённых в казармах за городом, и 300 местных полицейских, на 80% являвшихся законспирированными бойцами АК. Уже в начале боя полицейские перешли на сторону нападавших. К тому же внезапная атака застала немцев врасплох — силы жандармерии были отрезаны от радиостанции и блокированы пулемётным огнем в разных частях города. Был взорван мост через реку Ивенчик — это не позволило остальным немцам вмешаться в ход боя. Через пять часов после начала атаки город полностью перешёл в руки АК. Потери легионеров составили 3 человека убитыми и 11 ранеными, немцы же только убитыми потеряли 40 человек. На следующий день поляки покинули Ивенец, в который устремились немцы, находившиеся за рекой. На подступах к городу они были атакованы советскими партизанами из отряда имени Кузнецова бригады имени Чкалова. В бою у деревни Пральники, расположенной на дороге Минск–Ивенец, «красные» прикрыли отход АК из Ивенца, понеся тяжёлые потери. Ответом оккупантов на Ивенецкую акцию стала карательная операция «Герман», приведшая к почти полному уничтожению советских и польских отрядов в Налибоцкой пуще. На Виленщине летом 1943 года было налажено сотрудничество между польским отрядом «Буря» под командованием Антония Бужинского («Кмицица») и партизанской бригадой имени Ворошилова под руководством Фёдора Маркова. В начале июля стороны провели успешные операции против полиции в деревнях Кобыльники и Вайстома, а также разбили подразделение литовских коллаборационистов во время переправы тех через Вилию.

«Помнят польские паны…»

А вот в районе среднего течения Немана (в окрестностях Лиды) советским и польским партизанам не удалось достичь компромисса. В мае 1943 года, с первых дней появления отрядов самообороны под командованием Чеслава Зайончковского («Рагнара») и Яна Борисевича («Крыси»), начались их столкновения с частями «красных» из бригады имени Кирова. Советские партизаны обложили поборами польские деревни и нередко убивали семьи местных жителей, заподозренных в связях с АК или немцами. За первые полгода своего существования отряд «Рагнара», за счёт добровольцев увеличивший свою численность с 30 до 700 человек, провёл более 25 боёв с «красными» и заставил их покинуть правый берег Немана. Жертвами летних столкновений стали десятки человек с обеих сторон, под контролем поляков оказались город Ивье, посёлок Юратишки, а также значительные территории современных Лидского и Щучинского районов. Тактика аковцев сводилась к «защите» польских деревень от советских партизан — в ряде населённых пунктов были размещены взводы и роты, объединённые в Наднеманский батальон АК. Наступательные действия легионеров ограничились серией засад на отдельные группы партизан и рейдами на левый берег Немана. Там в ответ на аналогичные действия «красных» в польских деревнях легионеры развернули террор по отношению к сторонникам советской власти и их родственникам. Конфликт быстро приобрёл характер гражданского противостояния, пленных не брала ни одна, ни другая сторона, а расправы над противником проводились с особой жестокостью. Жертвами этой войны только в 1943 году стали несколько тысяч мирных жителей. Противостояние советским партизанам стало для аковцев Лидчины приоритетной задачей.

В конце осени 1943 года между противниками произошло серьёзное столкновение — по числу участников и жертв его можно считать самым крупным в советско-польском партизанском конфликте. 19 ноября 800 бойцов советского партизанского Белостокского соединения Филиппа Капусты, шедшие из района Гродно в Липчанскую пущу, натолкнулись на взвод АК в деревне Бутилы. После 40-минутной перестрелки поляки ушли в находившуюся в 5 км деревню Мотевичи. Поскольку местоположение деревни позволяло полякам контролировать переправы через Неман, в ней стояли целых три роты АК. После часового боя сопротивление легионеров было сломлено, деревня перешла под контроль советских партизан, на лодках и вброд начавших переправу. Одновременно началась расправа над сторонниками АК из числа местных жителей. Бегство поляков из Мотевичей успокоило «красных», посчитавших их разгром завершённым. Это дало возможность незаметно подойти к деревне всему батальону «Рагнара», не успевшему принять участие в предыдущем столкновении. Перейдя с марша в бой, аковцы атаковали разрозненные группы советских партизан. По польским данным, в результате начавшейся паники соединение Капусты потеряло до 200 человек убитыми и утонувшими. Свои потери Наднеманский батальон оценил в 2 убитых, 1 пленного и нескольких раненых. В советских источниках, напротив, сообщается о 51 убитом и 6 пленных аковцах, а потери партизан оцениваются четырьмя павшими. Так или иначе, сражение окончилось сохранением статус-кво — советские партизаны ушли на левый берег Немана, поляки продолжили контролировать правый

Читать еще:

Рабы на троне фараонов

Почему Египет называли «страной тюрков» Часть-2 «Колодец Голиафа» К счастью мамлюков, Хулагу и основная часть …

Добавить комментарий