Главная / Вокруг нас / Неман – река раздора. Часть II

Неман – река раздора. Часть II

Рейд Белостокского соединения, как и приход в Западную Белоруссию других советских партизанских частей во второй половине 1943 года, стал следствием постановления ЦК КП(б) Б от 22 июня «О дальнейшем развёртывании партизанского движения в западных областях Белоруссии».

Документ предписывал соединениям, подчинявшимся ЦШПД, активизировать борьбу с «белопольскими бандами». В результате за довоенную советско-польскую границу было переброшено 9 партизанских бригад, 10 отрядов и 15 спецгрупп. Численность советских партизан на Новогрудчине и Виленщине выросла с 11 000 до 36 000 человек. Их командирам предписывалось выявлять, разоружать и уничтожать польские «буржуазно-националистические» группы, чьё присутствие в Белоруссии рассматривалось как незаконное вмешательство в дела советского государства. Во исполнение этого приказа уже в конце августа командование бригады имени Ворошилова приняло решение разоружить отряд «Буря», а его командование расстрелять. 26 августа польские офицеры были приглашены для обсуждения плана совместных операций против оккупантов. Во время переговоров аковцев арестовали и после формального допроса расстреляли. Одновременно были блокированы и рядовые члены отряда, находившиеся на лесной базе всего в 3 км от расположения «красных». Разоружённых поляков доставили в бригаду Маркова, где 80 человек распустили по домам, 50 казнили, а 70 принудительно включили в просоветский польский партизанский отряд имени Бартоша Головацкого. Позднее из-за массового дезертирства были расстреляны ещё 30 человек из состава этого соединения. После разгрома отряда «Буря» советские партизаны попытались зачистить польские деревни, в которых существовала аковская конспиративная сеть. Были убиты ещё несколько десятков человек, однако полностью очистить территорию от аковского подполья бригаде Маркова не удалось. В начале сентября из уцелевших легионеров и польских крестьян из деревень в окрестностях озера Свирь ротмистр Зыгмунт Шендзеляж («Лупашка») сформировал 5-ю Виленскую бригаду Армии Крайовой. В последующие месяцы её основным противником стали не столько немцы и литовская полиция, сколько партизаны Маркова — к концу года их потери, по советским данным, достигли 150 человек убитыми.

Тем временем разоружение польских отрядов продолжалось. 1 декабря 1943 года силами бригады имени Сталина под командованием полковника Павла Гулевича была ликвидирована Столбцовская группировка АК — возрождённый после операции «Герман» отряд «Левальда», насчитывавший 300 бойцов. Для его переформирования в 1-й батальон 78-го пехотного полка АК с инструкциями из Англии в район Налибоцкой пущи прибыли Адольф Пильх («Гура») и Вацлав Пелка («Вацлав») — их задержание стало одной из важных задач советских разведгрупп. Непосредственным поводом для разоружения стал расстрел поляками в деревне Дубники 10 советских партизан, уличённых в мародёрстве. Как и в случае с отрядом «Буря», командование поляков было приглашено для переговоров в расположение советских частей, разоружено, но не расстреляно, а переправлено в Москву. Из Лубянской тюрьмы поляки вернулись в ПНР только в 1948 году. Рядовых бойцов отряда разоружили в тот же день на их базе в районе озера Кромань (при этом было убито 10 и ранено 8 аковцев). Всего было обезоружено более 200 человек — часть из них распустили по домам, а часть распределили по советским партизанским отрядам. Интернирования избежали лишь 40 человек, ведших разведку или занимавшихся фуражировкой. Не был арестован и «Гура» — к концу декабря он сумел возродить батальон, доведя его численность до 107 человек (главным образом за счёт дезертиров из полиции местечка Раков). К лету 1944 года в рядах батальона насчитывалось уже 870 бойцов. Как и в случае с «Лупашкой», теперь основным противником аковцев стали советские партизаны.

Немецкий фактор

Противостояние двух антифашистских сил не осталось незамеченным и оккупантами. Узнав о начале межпартизанских боевых действий, немцы предложили полякам свою помощь. После серии переговоров о взаимном ненападении между представителями польского подполья и сотрудниками Абвера и СД функции оккупационной полиции в ряде районов перешли к полякам. В обмен на оружие и боеприпасы легионеры «Гуры», «Рагнара» и «Лупашки» почти полностью свернули борьбу с немцами, сконцентрировавшись на боевых действиях против «красных». Руководство АК в Лондоне резко осудило сотрудничество с нацистами, но на ситуацию на местах повлиять не могло. Контакты поляков со спецслужбами Рейха не стали секретом и для советской агентуры. Проявления коллаборационизма позволили Москве говорить о «польской профашистской организации», действующей в западных областях БССР. Впрочем, это не помешало советским партизанам вновь выйти на контакт с АК. Упорная борьба польского подполья и его авторитет в католических районах Западной Белоруссии заставил ЦШПД временно отказаться от нападений на легионеров.

В конце 1943 года командир партизанской бригады имени Гастелло Виктор Манохин направил «Лупашке» письмо с предложением уладить все недоразумения. Аковцы ответили согласием и заключили с «красными» временное перемирие, продлившееся чуть более месяца. 2 февраля 1944 года 5-я бригада АК, к тому времени насчитывавшая 200 бойцов, была атакована полуторами тысячами советских партизан из бригад имени Ворошилова и имени Рокоссовского. После боя с немецким подразделением в Ворзянах двумя днями ранее поляки восстанавливали силы на берегах реки Стреча в деревнях Лозово и Радюши Островецкого района Гродненской области. План советских партизан предусматривал разрыв польской обороны, окружение разрозненных сил бригады, оттеснение их к Стрече и полное уничтожение. Атаке предшествовал визит парламентёров, которые под прикрытием организации нового раунда переговоров должны были выяснить потери и состояние аковцев после недавнего столкновения с немцами. Посчитав силы поляков незначительными, советские партизаны обстреляли 3-й взвод бригады, находившийся в окрестностях деревни Радюши и занимавшийся поиском своего пропавшего бойца. Наткнувшись на огонь «красных», взвод вернулся в деревню. О произошедшем было доложено «Лупашке», который отдал приказ готовиться к обороне.

Главный удар бойцы бригады имени Ворошилова предприняли на Лозово, в которой оборонялось два взвода аковцев. Огонь из тяжёлых пулемётов прижал поляков к земле и не позволил контратаковать. Вместе с тем трассирующие пули подожгли крыши деревенских домов, вызвав пожар, – уже через несколько минут густой дым скрыл оборонявшихся от нападавших. Это позволило полякам организованно отойти к реке и начать переправу, в деревне остался лишь заслон из бойцов 4-го взвода. Основные силы аковцев успешно перешли на противоположный берег и начали отход к деревне Белая Вода, расположенной севернее Радюшей. Последним отступил 4-й взвод. Партизаны не стали преследовать легионеров, так как из-за наступившей темноты и дыма не заметили их выход из боя. Кроме того, по ошибке они открыли огонь друг по другу — по польским данным, в результате этого погибло несколько человек. Всего же, как утверждают аковцы в своих мемуарах, советская сторона потеряла до 200 человек убитыми и ранеными. Свои потери аковцы оценили в 1 убитого, 1 утонувшего, 6 раненых и нескольких пленных, части которых позднее удалось сбежать. В то же время в советских источниках число потерь среди партизан не указывается, но называется число погибших поляков — 20.

Война без конца

Столкновения польских и советских партизан продолжились и на Немане. В отчёте о боевой и диверсионной работе партизанских формирований Лидской зоны за февраль-март 1944 года сообщается о практически ежедневных боях с аковцами «Рагнара» и «Крыси», чьи подразделения достигли численности в 3000 человек и вновь отстояли «свой» берег Немана. В донесениях, направлявшихся в ЦШПД, отмечалось, что из-за интенсивных боёв с «белополяками» у бойцов осталось лишь по 6-7 патронов на винтовку, и полностью отсутствуют боеприпасы для пулемётов. В апреле интенсивность боёв резко снизилась из-за вспыхнувшей среди поляков эпидемии тифа. Советские партизаны временно приостановили свои действия, но вскоре, получив помощь с «большой земли», повсеместно перешли в наступление на аковцев. Первый удар был нанесён на Виленщине — серьёзные потери понесла 24-я бригада АК, атакованная в своём лагере в районе Браславских озёр. В ночь с 13 на 14 мая партизаны из бригады имени Сталина напали на 1-ю роту 78-го полка АК в укреплённой деревне Камень, расположенной на самом краю Налибоцкой пущи. В результате ночного боя между сотней аковцев и примерно 800 партизанами населённый пункт был почти полностью уничтожен. Уцелело лишь бетонное здание, в котором держали оборону поляки. Погибли 21 аковец и 20 мирных жителей, ещё 23 поляка были ранены; свои потери советская сторона оценила в 18 человек. По советским данным, полному уничтожению «белопольской банды» помешало известие о приближении к месту боя всего подразделения «Гуры».

Наибольшие потери во время майского наступления «красных» пришлись на долю 4-го батальона 77-го полка АК — так стал называться отряд «Рагнара». В середине мая польское подразделение должно было тремя колоннами перейти на левый берег Немана для уничтожения бригады имени Кирова. Советская разведка сумела раздобыть план операции. В ночь с 17 на 18 мая бойцы бригады имени Кирова устроили засаду на одну из аковских колонн в районе деревни Ольховка. По разным данным, в бою погибло от 23 до 46 поляков и от 8 до 40 советских партизан. От полного уничтожения колонну спасло прибытие подкрепления из отряда «Рагнара», которое открыло огонь из тяжёлых пулемётов для прикрытия отхода уцелевших. Поле боя осталось за «красными», часть Ольховки была сожжена. В ответ через три дня поляки уничтожили деревню Пузино, считавшуюся одной из опорных точек советских партизан. Тем не менее наступление частей АК за Неман было свёрнуто.

В июне аковцы предпринимали лишь небольшие вылазки на другой берег реки, но до крупномасштабных боёв дело не доходило — обе стороны вновь сконцентрировались на борьбе с немцами. 22 июня Красная армия начала операцию «Багратион» по освобождению Белоруссии, и поляки попытались заключить с советскими партизанами соглашение о борьбе против общего врага. Эта инициатива осталась без ответа. Всего, по неполным данным, отряды АК провели не менее 300 столкновений с советскими партизанами. Эта межпартизанская война завершилась «вничью», стороны нанесли друг другу ряд серьёзных поражений. Точное число жертв не будет известно никогда, однако очевидно, что речь идёт о сотнях бойцов с каждой стороны и тысячах мирных жителей. При этом потери аковцев, скорее всего, были ниже, чем у «красных» — поляки старались избегать крупных боёв, в которых их шансы на победу были бы ниже, чем у противника. Как правило, аковцы действовали из засад, стремясь использовать элемент внезапности и численное превосходство в конкретном месте и в удобный для них момент.

История крупных отрядов АК в Западной Белоруссии, насчитывавших на пике своего существования до 20 000 человек, закончилась в июле 1944 года. Попытка Виленского и Новогрудского округов АК своими силами освободить от немцев Вильнюс до прихода Красной армии закончилась провалом. Командиры отрядов, сражавшихся с советскими партизанами, отказались от участия в штурме, поэтому 17-тысячный немецкий гарнизон атаковали лишь 7000 аковцев. После взятия Вильнюса войсками 3-го Белорусского фронта поляки были разоружены и интернированы. Те, кто сумел избежать разоружения, видя бесперспективность борьбы с Советским Союзом, перешли на территорию Польши. Именно так поступили отряды «Гуры» и «Лупашки»: в Польше они воевали с немцами, а позже — с просоветским польским правительством. Оставшиеся в Белоруссии отряды «Рагнара» и «Крыси» перешли к террористическим действиям и были уничтожены в результате чекистско-войсковых операций в конце 1944 – начале 1945 годов. Впрочем, на этом война не закончилась — группы польских «лесных братьев» продолжали действовать до середины 50-х годов. К этому времени значительное количество польского населения Белоруссии было переселено на территорию этнической Польши. Примечательно, что на Волыни и в Галиции, до 1939 года также являвшихся частью Польши, в годы войны также сосуществовали и польское, и советское партизанские движения. Однако конфликтов между поляками и «красными» в западных областях Украины не зафиксировано — их общие усилия были направлены против отрядов Украинской повстанческой армии и подполья Организации украинских националистов

Читать еще:

Тайна пирокинеза

Среди всех феноменов человека одним из наиболее таинственных и пугающих можно назвать такое явление, как …

Добавить комментарий