Главная / Вокруг нас / Советско-американская военная истерия 1983 года.

Советско-американская военная истерия 1983 года.

Американский журналист и политолог Дэвид Хоффман в книге «Мёртвая Рука: Неизвестная история холодной войны и её опасное наследие» описывает военную истерию 1983 года. То, что сегодня называют противостоянием США и Россией — это благополучный мир на фоне тех событий. Учения «на грани фола» Тихоокеанского флота США недалеко от Камчатки и Курил. Ракеты «Першинг» в ФРГ со временем подлёта до СССР 6 минут. В Москве постепенно подошли к осознанию того факта, что надо первыми сворачивать конфронтацию с Америкой.

Стратегия Рональда Рейгана заключалась в том, что Америке самой надо наступать на Россию по всем фронтам. И упор сделать не столько на идеологическое и экономическое наступление, сколько на военное. О том, как выглядело противостояние США и СССР, в рецензии на книгу Дэвида Хоффмана «Мёртвая Рука: Неизвестная история холодной войны и её опасное наследие» вспоминает советский разведчик, консультант командующего ракетных войск стратегического назначения Виктор Есин (журнал «Индекс безопасности», №1, 2012).

Больше всего в то время советское руководство пугало грядущее размещение в Европе ракет Першинг-2, которые, как думали в Кремле, могут долететь до Москвы за шесть минут. Советским властям казалось, что всё оборачивается против них.

В апреле и мае 1983 года Тихоокеанский флот США провёл крупнейшие со времен Второй мировой войны учения на севере Тихого океана, у полуострова Камчатка. Сорок кораблей, в том числе три боевых группы с авианосцами в составе, участвовали в масштабных маневрах под кодовым названием FLEETEX 83-1. Учения носили ярко выраженный провокационный характер. Произошедшее 4 апреля нарушение шестью американскими палубными самолётами F-14 советского воздушного пространства над Курильскими островами было не случайным, а преднамеренным: согласно отданному на учении приказу эти самолеты осуществили учебную бомбардировку военной базы на советском острове Зелёный. Этот факт вызвал крайнюю настороженность у советского руководства, которое и без того испытывало страх перед обезглавливающим ракетно-ядерным ударом, возможность нанесения которого США обретали с развертыванием ракет Першинг-2 в Европе.

Первое из печальных (для СССР) событий — трагическая гибель 269 пассажиров и членов экипажа южнокорейского гражданского самолёта Боинг-747, вылетевшего из Анкориджа на Аляске в Сеул 31 августа 1983 года. Из-за ошибки экипажа Боинг-747 вторгся в воздушное пространство Советского Союза, пролетел над полуостровом Камчатка и в 3 часа 25 минут утра (в тёмное время суток) 1 сентября был сбит советским истребителем Су-15 над Сахалином, поскольку по ошибке был принят советской ПВО за американский самолет-разведчик RC-135.

Формально к трагедии привели две вышеуказанные фатальные ошибки. Но последствия этих ошибок наверняка были бы не столь трагичными, если бы стараниями американских военных ситуация на советском Дальнем Востоке не была доведена до белого каления. В Вашингтоне уничтожение южнокорейского гражданского самолета расценили как преднамеренное массовое убийство. В Москве же всячески изворачивались и лгали, стремясь снять ответственность с советских военных за случившуюся трагедию. Но, как отмечено Хоффманом, «умышленное запутывание вопроса лишь усугубило подозрения на Западе. Молчание и неправда со стороны Советского Союза выглядели действиями настоящей империи зла».

После трагедии с южнокорейским самолетом отношения между СССР и США ещё больше ухудшились, а военный психоз нарастал. Хоффман ссылается на мемуары Рейгана, в которых тот писал: «Инцидент с KAL как ничто иное показал, насколько близко мир подошёл к войне и насколько нам нужен контроль над ядерными вооружениями. Если, как некоторые предполагают, советские пилоты просто по ошибке приняли авиалайнер за военный самолет, то много ли воображения надо, чтобы представить себе, как советский военный, чей палец приближается к кнопке запуска ядерных ракет, совершает ещё более трагическую ошибку»

Опасения Рейгана о возможности совершения подобной по последствиям ошибки были не беспочвенными, хотя в момент, когда он об этом писал в дневнике, ему не было известно, что произошло в ночь с 26 на 27 сентября 1983 года на командном пункте советской системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН). Тогда из-за случившегося сбоя в работе этой ещё не отлаженной системы, от которой, по образному выражению Хоффмана, «зависела судьба мира», СССР и США могли быть ввергнуты в ядерную войну. Избежать этого удалось только благодаря самообладанию и профессионализму подполковника Станислава Петрова, возглавлявшего дежурную смену на командном пункте СПРН, который сумел правильно интерпретировать выданную этой системой ложную тревогу о запуске американских МБР и не задей-ствовал систему оповещения о ракетном нападении.

Своего пика военный психоз достиг в начале следующего месяца, когда 2 ноября начались 10-дневные крупномасштабные учения НАТО под кодовым названием Able Archer. «Учения были нацелены на то, чтобы отработать сценарии полномасштабного ядерного конфликта в Европе. Советский Союз давно опасался, что такие тактические упражнения могут быть использованы как прикрытие для реального нападения; советские планы войны предусматривали возможность подобного обмана». Хоффман прав в своих утверждениях. В ночь с 8 на 9 ноября, когда учения Able Archer вошли в активную фазу, агенты советской разведки в Западной Европе, как свидетельствует Хоффман, «получили срочные шифровки из Москвы, где ошибочно сообщалось о тревоге на американских военных базах, и им было предписано срочно сообщить о причинах тревоги и других признаках военных приготовлений».

К счастью для человечества, советские агенты не подтвердили наличия подготовки американцев к войне, в противном случае недостоверная агентурная информация могла послужить спусковым крючком для развязывания военного конфликта, который неизбежно бы перерос в ядерную войну.

В главе шестой «Мёртвая рука» Хоффман раскрывает причины, которые подвинули советское руководство к созданию неуязвимого подземного командного пункта в Уральских горах под названием Грот и машине «Судного дня», гарантирующей возмездие — запуск ядерных ракет, даже если всё военно-политическое руководство СССР погибнет от ядерного удара противника. Главное, к чему стремилось советское руководство, создавая дорогостоящие командный пункт Грот и машину «Судного дня» — это избавиться от изнуряющего страха внезапного ядерного нападения США, который приобрел параноидальный оттенок, после того как в конце 1983 года Соединенные Штаты разместили в Западной Европе баллистические ракеты Першинг-2 и крылатые ракеты наземного базирования BGM-109, а Советский Союз в знак протеста против этого вышел из переговоров по контролю над вооружениями в Женеве.

Постепенно советское руководство пришло к выводу, что в таком противостоянии с США СССР не выстоит, и надо первыми идти на уступки. Начиналось время Горбачёва.

© Блог Толкователя

Читать еще:

Гражданин, почему вы не на работе

В августе 1983 года в СССР вышло постановление ЦК КПСС и Совмина «Об укреплении социалистической …

Добавить комментарий