Главная / Вокруг нас / ДРЕДНОУТ: БУНГА- БУНГА , ИЛИ ШУТОЧКИ ГОРАЦИЯ КОУЛА

ДРЕДНОУТ: БУНГА- БУНГА , ИЛИ ШУТОЧКИ ГОРАЦИЯ КОУЛА

В феврале 1910 года английский линкор «Дредноут» удостоился чести принять высокопоставленных гостей. Сам император Абиссинии (Эфиопии) Менелик Второй изъявил желание осмотреть флагманский корабль Великобритании.

Однако, встречая почётную делегацию, команда «Дредноута» даже не подозревала, что спустя неделю над Королевским военно-морским флотом будет смеяться вся страна. Ведь визит абиссинцев оказался всего лишь розыгрышем.

Шутник Гораций

Идейным вдохновителем шутки стал Гораций де Вир Коул — ирландский поэт, правда, прославившийся именно своими забавными выходками, а не стихами.

Как-то благодаря проделкам Горация Коула рабочие прорыли траншею посреди лондонской площади Пикадилли. Увидев бригаду с лопатами, Коул представился мастером и указал направление, в котором следует копать.

Одной из первых жертв шутника стал город Кембридж, где Гораций учился в университете. Однажды в Великобританию пожаловал с визитом султан Занзибара. Гораций Коул отправил мэру города телеграмму, в которой сообщил, что в программу посещений африканских гостей включён и Кембридж. А вскоре после этого горожане с почётом встречали на вокзале «султана», роль которого сыграл приятель шутника Эдриан Стивен, брат Вирджинии Стивен, в будущем писательницы, известной под фамилией Вулф.

Сам Гораций предстал в виде переводчика «африканского гостя». Делегации устроили экскурсию по Кембриджу, организовали почётный приём в городской ратуше. За всё это время единственным, кто усомнился в подлинности «африканцев», оказался миссионер, знавший язык Занзибара и попытавшийся заговорить с гостями на их родном языке. Да только его сомнениям никто не придал значения. Розыгрыш раскрылся только на вокзале, когда «африканцев» провожали на поезд. На перроне на глазах шокированных кембриджских чиновников и зевак «султан» и «переводчик» вдруг сбросили африканские наряды и дали дёру.

Не смог Гораций удержаться от шутки и во время собственного медового месяца. Когда они с молодой супругой отправились в Венецию, Коул прихватил с собой мешок конского навоза и ночью разбросал его по площади Сан-Марко. Утром горожане пришли в замешательство, соображая: откуда взялись лошади Ведь использование этих животных в Венеции с 16-го века было запрещено властями.

Бывало, Коул приглашал своих приятелей прогуляться по Лондону. Проходя мимо полицейского участка, шутник подбрасывал в карман своему спутнику золотые часы, после чего предлагал ему пробежаться наперегонки. Как только его соперник стартовал, Гораций вопил: «Держите вора!» — и на ничего не подозревающего джентльмена набрасывались полицейские. Затем Коул объяснял стражам порядка, что это — всего лишь розыгрыш, и «карманника» отпускали.

Как-то раз Гораций таким образом неудачно подшутил над известным политиком Оливером Локер-Лэмпсоном. Полицейские не поверили объяснениям шутника и выдвинули против политика серьёзное обвинение в краже.

От проказ Горация пострадал даже премьер-министр Великобритании Джеймс Рамсей Макдональд. Его внешность запоминалась благодаря колоритным пышным усам. Коул отрастил точно такие же, после чего выступил с трибуны в центре Лондона. При этом содержание его речи полностью противоречило политическим взглядам премьер-министра. На несколько дней это стало настоящей сенсацией для газетчиков.

Когда Горацию не понравился спектакль, идущий в одном из городских театров, он, будучи человеком небедным, к следующему показу скупил все места в партере. Билеты Коул бесплатно раздал знакомым, при этом сам распределил, кому где надлежит сидеть. Кода же настоящие зрители, занявшие места на балконах, посмотрели в партер, они увидели нецензурное слово, составленное из лысин находящихся там людей. Спектакль был сорван.

И все же самой знаменитой шуткой Горация Коула является случай, известный как мистификация на «Дредноуте».

Под гимн Занзибара

Соучастниками Горация в этом деле стали его приятели: уже упомянутые Эдриан Стивен и его сестра Вирджиния, а также художник Дункан Грант, сын лондонского судьи Гай Ридли и спортсмен Энтони Бакстон.

Гордость ВМФ Великобритании линкор «Дредноут» находился вблизи острова Портленд, когда его капитан получил из Лондона срочную телеграмму. В ней говорилось, что судну надлежит подготовиться к встрече членов королевской семьи из Абиссинии. Приезд гостей из этой африканской страны никого не удивил, так как в то время Великобритания налаживала с ней тесное сотрудничество. К тому же, как сообщалось в депеше, приказ был подписан самим заместителем министра иностранных дел Великобритании сэром Чарльзом Хардингом.

Между тем известный театральный гримёр Вилли Кларксон превратил англичан в абиссинцев. Им вычернили кожу, надели характерные африканские одежды и тюрбаны, а также наклеили бороды (в том числе и Вирджинии). В такой компании Гораций Коул явился на лондонский вокзал и, представившись служащим министерства иностранных дел Великобритании, потребовал организовать «африканским гостям» проезд до Уэймута. Начальник станции тут же предоставил им VIP-места.

В Уэймуте делегацию торжественно встретили представители Королевского военно-морского флота с ротой почётного караула. Тут, правда, вышел небольшой конфуз: военные не смогли разыскать флаг Абиссинии и не знали гимна этой страны, потому гостей встречали со стягом Занзибара, а оркестр играл занзибарский гимн. Но, к великой радости командования флота, «абиссинцы» не обратили на это никакого внимания, так как сами понятия не имели, какие флаг и гимн должны быть у их государства.

Укрощение «Бесстрашного»

После торжественной встречи гостей повезли осматривать один из самых больших кораблей британского флота, линкор «Бесстрашный» (именно так переводится название корабля Dreadnought). Во время экскурсии «африканцы» блестяще играли свои роли: требовали у англичан молитвенные коврики, произносили для офицеров несуществующие воинские приветствия и постоянно несли тарабарщину, состоящую из смеси латинских и греческих слов, а также нескольких специально выученных по этому поводу африканских фраз. Гораций «переводил» всю эту околесицу. Выражая изумление, лжеабиссинцы часто восклицали:

— Бунга! Бунга!

Когда дело дошло до торжественного обеда, «африканцы» несколько растерялись, ведь трапеза могла испортить сложный грим. К счастью, на помощь к ним пришёл Гораций. Он объяснил морякам, что для гостей обед в это время суток — нарушение их религиозных традиций.

Самое удивительное, что на линкоре служил офицер, лично знавший и Горация Коула, и Вирджинию Стивен. Однако он настолько проникся их театральными образами, что не узнал своих приятелей.

Когда делегация покинула линкор и уже садилась в поезд, чтобы двинуться в обратный путь, Энтони Бакстон едва всех не выдал. Он неожиданно чихнул, и у него отвалились накладные усы. Однако «абиссинец» успел прилепить их на место с такой молниеносной быстротой, что этого никто не заметил.

Сами виноваты

О том, что «Дредноут» на самом деле посещали переодетые англичане, командование флота узнало из прессы. Спустя несколько дней после розыгрыша Гораций Коул явился в редакцию газеты Daily Mirror и во всех подробностях поведал журналистам историю о том, как «африканская делегация» осматривала флагманский линкор.

В качестве доказательств он предоставил фотографии лжеабиссинцев. В стране разразился скандал. Мало того что Королевский военно-морской флот стал всеобщим посмешищем, так ещё и действия мистификаторов прямо продемонстрировали, с какой лёгкостью шпионы могут проникать на стратегически важные объекты. Командование ВМФ Великобритании потребовало, чтобы мистификаторов арестовали. Однако, как выяснилось, в действиях шутников не было ничего противозаконного.

Тогда моряки решили разобраться с Коулом неофициально. Двое офицеров подкараулили Горация и хотели как следует поколотить его палками. Да только тот охладил их воинственный пыл, заявив, что если кого и следует наказывать, так самих офицеров, раз они позволили так легко себя обмануть.

Спустя какое-то время в Великобританию приехала настоящая делегация из Абиссинии. Африканские гости никак не могли понять, почему дети на улицах кричат им вслед: «Бунга! Бунга!». Когда же реальный император Менелик Второй изъявил желание осмотреть Королевский военно-морской флот, командование последнего наотрез отказалось подпускать гостей к кораблям.

Экипаж самого «Дредноута» со временем стал относиться к этой истории с юмором. Например, когда через пять лет после розыгрыша, во время Первой мировой войны, линкор потопил немецкую подводную лодку, среди телеграмм, извещающих об этом событии, одна содержала единственную строчку: «Бунга-бунга».

Читать еще:

Курсистка — имя нарицательное

Высшие женские (Бестужевские) курсы — уникальное явление общественной жизни России последней четверти XIX — начала …

Добавить комментарий