Главная / Вокруг нас / Чечня, 1999 год. Рассказ кинолога-сапера. 42-я мотострелковая дивизия.

Чечня, 1999 год. Рассказ кинолога-сапера. 42-я мотострелковая дивизия.

В армию меня забрали в июне 1999 г. Я по здоровью не проходил по двум пунктам, но времена были сложные, забирали всех. Кстати, желудочно-кишечный тракт (4 заболевания) в армии вылечили без лекарств… Начал службу в Дмитровском районе, в 470-м методико-кинологическом центре (бывшая Центральная школа военного собаководства), где 7 месяцев учился на вожатого собаки минно-розыскной службы. Об «учебке» остались только приятные воспоминания, хотя была «дедовщина». Потом ушел в войска, в инженерно-саперную бригаду в Нахабино (5 месяцев — уставщина). Сейчас там снимается сериал «Солдаты». Последние полгода служил в Чечне, в отдельной роте разминирования, с минно-разыскной собачкой.

Рота наша была специально сформирована для инженерной разведки, нас называли «московскими». Хотя мы стояли на продовольственном и денежном довольствии в 42-й мотострелковой дивизии, подчинялись только штабу ЦБУ (центральное боевое управление). И оснащение было хорошим, почти все новое. Состав роты — с миру по нитке. Из десятка «контрабасов» (контрактников) — через месяц, когда поняли, что их «кидают» с деньгами, — остались только двое. Остальные — срочники из разных мест. Жили в поле, в палаточном лагере рядом со «взлеткой» Ханкалы. Тяжело было только первые три недели, пока обустраивались, потом настала «лафа». С утра — на выезд, съездил — отдыхаешь, после обеда опять же съездил — отдыхаешь. Выездов могло быть и три, и четыре…

Когда в первый раз увидел Грозный, был шокирован. По телевизору показывали дома с выбитыми окнами, простреленными стенами, но когда своими глазами посмотрел, НАСКОЛЬКО он разрушен, так, что люди пьют воду из грязной речки, а в километре от этого места солдат моет в ней КамАЗ, — чувство было неприятным. Особенно когда представляешь, что это был красивейший зеленый город, вокруг предгорья, горы — настоящая курортная зона. Жили мы в палатках. Свободы больше. Осенью, когда 42-я мсд стала переезжать в казармы, мы бойцам не завидовали. Занятия в классах, вечерняя прогулка и прочее. Интересно было наблюдать, как лопатами и скребками для снега собирают с асфальта жидкую грязь. Все были одеты строго по форме. По плацу — либо строевым, либо бегом. У нас выезды в Грозный (и не только) были каждый день. Забавно было слушать друга из 42-й, который хвалился, что сегодня они ездили на учения в Грозный (впервые за 3 месяца)… Да и вообще без хвастовства скажу, что наша рота была одним из немногих, реально действовавших боевых подразделений из срочников. На память приходит лишь 76-й полк (здесь не совсем понятно, о ком идет речь – возможно, имеются в виду части и подразделения 76-й гв ДШД). С восхищением смотрели мы на мобильные группы «спецов» по 3-4 человека на УАЗах с пулеметами. За регулярные «зачистки» нашу роту больше всего не любили на ханкалинском рынке…

Читать еще:

ВОСТОЧНЫЕ ТАНЦЫ: МИФЫ И СТЕРЕОТИПЫ

Танец живота будоражил воображение европейского обывателя с той поры, как первые мирные путешественники на исламский …

Добавить комментарий