Главная / Вокруг нас / Азиатская экспедиция Маннергейма. Синьцзянь «Китайский Туркестан». Военно — разведывательная экспедиция в Китай 1906 — 1908 гг. Часть 1

Азиатская экспедиция Маннергейма. Синьцзянь «Китайский Туркестан». Военно — разведывательная экспедиция в Китай 1906 — 1908 гг. Часть 1

Центральная Азия и Дальний Восток были важными объектами российских интересов; для наблюдения за этими регионами Россия должна была вести систематическую разведывательную деятельность: постоянно проводить топографические и картографические работы, собирать данные о природных условиях и настроениях населения.

Русский Генеральный штаб четверть века составлял и издавал основанные на данных военной разведки рапорты о Китае в серии «Сборник географических, топографических и статистических материалов по Азии».

После окончания в 1905 году Русско-японской войны международное положение России стало менее стабильным. Мечты России о господстве на Дальнем Востоке потерпели крах. Неожиданно в 1906 году полковник Густав Маннергейм получил задание от Генерального штаба-отправиться в далёкое путешествие, конечной целью которого должен был стать Пекин, с целью пополнения разведданных о Китае. Русский Генеральный штаб дал

Маннергейму следующее задание:

1. собирать сведения и военно-статистический материал о посещаемых им местах, в особенности о китайских провинциях, расположенных за пределами Великой Китайской стены;

2. выяснить, как и в какой степени осуществляются в различных районах Китая начатые его правительством реформы;

3. познакомиться с приготовлениями в области обороны страны, а также с реформированием и системой обучения вооружённых сил;

4. исследовать интенсивность переселенческих процессов в китайских провинциях и осуществляемые Пекином реформы местного управления;

5. выяснить, каковы настроения населения, как оно относится к политике Китая, насколько местные племена стремятся к самоуправлению и какова роль в этом Далай-ламы, а также — каково отношение населения к России и Японии и в какой степени в деятельности китайского правительства прослеживается японское влияние;

6. исследовать дорогу в Кашгар, а оттуда — в Ланьчжоу и Пекин, и в особенности выяснить, можно ли разместить в Ланьчжоу русскую кавалерию и отдельные воинские подразделения.

Кроме того, следовало:

7. картографировать и описать маршрут из Кашгара в Учь-Турфан через Гулджэтский перевал;

8. следовать вдоль русла реки Таушкан, идущего с гор вниз до того места где она сливается с рекой Яркенд;

9. представить военно-статистическую характеристику расположенного в оазисе гарнизонного города Аксу;

10.перебраться из Аксу в Кульджи через Музартский ледовый перевал;

11. исследовать Юлдузскую долину;

12.выяснить, насколько возможно использовать город Ланьчжоу как военный опорный пункт.

Почему именно барон Карл Густав Маннергейм был выбран в качестве такого «универсального шпиона» до конца не очень понятно, да и в своих мемуарах он не очень-то внятно это объясняет. Подготовка началась сразу же. Густав Маннергейм по 12 часов в день просиживал за документами. Он изучил в библиотеке Генштаба закрытые для публикаций отчёты об экспедициях в Среднюю Азию Николая Пржевальского и Михаила Певцова. По рекомендации действительного члена Русского географического общества генерала от кавалерии Бильдерлинга (в недавнем прошлом — помощника начальника генштаба) Густав получил доступ к фондам Музея антропологии и этнографии, а также отдела этнографии Русского музея. Состоялись встречи с известным исследователем Средней Азии П. К. Козловым и двоюродным братом Густава Эрландом Норденшельдом, исследователем племён Южной Америки. Работа по подготовке была проведена более чем серьёзная. Прорабатывая научную литературу, включая работы Ауреля Стейна, Маннергейм установил контакты с Полем Пеллио. Получив представление о состоянии современных исследований в регионе, он понял, что его экспедиция может решить весьма важные исследовательские задачи. Через Отто Доннера (1835—1909), специалиста по санскриту и министра образования Финляндии, он связался с членами Финно-угорского общества (Suomalais-Ugrilainen Seura). Они ознакомили Маннергейма с результатами лингвистического и этнографического изучения региона и поставили перед ним задачу выполнения этнографических исследований. Они также просили его собирать и копировать исторические рукописи и надписи, представлявшие научный и культурный интерес. Маннергейм также встречался с представителями Совета коллекций Антеля в Национальном музее Финляндии в Гельсингфорсе, которые выразили пожелание, чтобы он собирал исторические рукописи и предметы искусства. Собирательская деятельность была профинансирована музеем. 10 июня состоялось большое совещание у Палицына, на котором были утверждены основные параметры экспедиции и каналы передачи данных в Петербург (через отца Маннергейма). Сначала Густав был включён в состав экспедиции француза Поля Пеллио, но потом по его просьбе Николай II придал Маннергейму самостоятельный статус. Экспедиция Пеллио стартовала из Парижа 15 июня. 19 июня1906 года Густав Маннергейм с 490 кг багажа, включая фотоаппарат «Кодак» и две тысячи стеклянных фотопластинок с химреактивами для их обработки, выехал на поезде из Санкт-Петербурга.

В ходе экспедиции приходилось сталкиваться с различными неприятностями — кто-то временами заболевал, случалось сбиться с пути, иметь дело с плохими поварами и негодными переводчиками. Помимо этих проблем, без которых не обходится ни одно путешествие, Маннергейм пережил лишь несколько серьёзных неудач. Например, в тибетском монастыре в Лабранге его забросали камнями враждебно настроенные паломники, хотя сами настоятели монастыря отнеслись к нему дружественно. Поскольку официальным прикрытием Маннергейма в ходе экспедиции были этнографические исследования, он посылал в Хельсинки Финно-угорскому обществу и совету коллекций Антелля экспонаты для музея.

И наверное парадоксально, что результаты его тяжёлой разведывательной операции в конце концов никак не были использованы.

***

История Синьцзяня неразрывно связана с историей Китая, однако на протяжении многих веков Восточный Туркестан был скорее противником Поднебесной, который лишь в конце XVIII века был присоединён к Империи Цинь. Тогда то, впервые и появилось официальное название Синьцзянь – «Новая граница». Синьцзянь – Уйгурский автономный район (СУАР) – крупнейшая административно-территориальная единица Китая. Она занимает почти весь северо-запад страны и охватывает территории от Тянь-Шаня до Монголии. Площадь СУАР больше 1,5 млн. За всю свою историю регион входил в состав многих великих держав средневековья и множество раз менял своё название: Уйгурия, Тюркский каганат, Уйгурстан, Уйгурский каганат, Восточный Туркестан. Именно под таким названием СУАР предпочитают именовать сами уйгуры, которые не очень любят официальное китайское название региона. История Восточного Туркестана – это история Великого Шелкового пути, потому что благодаря именно этой древней трансконтинентальной торговой дороге здесь началось развитие культуры. Со II в. до н.э. начинается строительство караван-сараев, небольших укрепленных торговых пунктов и военных крепостей, которые в последствии превратились в крупнейшие города Восточного Туркестана. Кроме того в СУАР находятся одни из древнейших письменных и архитектурных памятников буддийской культуры, которую из Индии привезли буддийские монахи-паломники.

Территория современного Синьцзян была населена с древнейших времён. В конце I века Бань Чао завоевал территорию современного Синьцзяна и присоединил его к китайской империи Хань. В империи были созданы административные структуры для управления регионом, которые продолжали функционировать и при государствах-правопреемниках после гибели империи Хань. В VI веке, когда Тюркский каганат распространил свою власть на обширных территориях Великой Степи от Европы до Китая, начался процесс тюркизации Синьцзяна. В середине VII века территория Синьцзяна вошла в состав китайской империи Тан, и оставалась под её контролем вплоть до середины VIII века, когда мятеж Ань Лушаня привёл к необходимости отзыва войск из отдалённых гарнизонов в центральный Китай. В VIII веке территория Синьцзяна вошла в состав Уйгурского каганата, после распада которого в IX веке на территории Синьцзяна образовалось Уйгурское идыкутство. В 1207 году Уйгурское идыкутство стало вассалом Монгольской империи, а позже — Чагатайского улуса, после ликвидации улуса в 1346 году и образования Могулистана, стало самостоятельным государством, но в 1368 году было уничтожено Могулистаном. В 1399 году в северной части Синьцзяна образовалось Ойратское ханство. В середине XVII века возникло Джунгарское ханство, которое в середине XVIII века было уничтожено империей Цин. В 1760 году в составе Цинской империи было образовано наместничество, получившее название «Синьцзян».

В середине XIX века, когда Цинская империя вела на востоке Опиумные войны, в Синьцзяне образовалось государство Йеттишар. Оно тщетно пыталось добиться международного признания, и в 1875 году было уничтожено Цинской империей. После Синьхайской революции и образования Китайской республики фактическим независимым правителем Синьцзяна стал губернатор Ян Цзэнсинь. В 1928 году он был убит, и ему на смену пришёл Цзинь Шужэнь. Политика Цзинь Шужэня вызвала Кумульское восстание и привела к образованию Восточно-Туркестанской Исламской республики. В 1933 году русские белогвардейцы, служившие у Цзинь Шужэня, взбунтовались против него. Цзинь Шужэнь был вынужден бежать на территорию СССР, и губернатором Синьцзяна стал Шэн Шицай. С помощью СССР Шэн Шицай укрепил свою власть в провинции, заключив в ответ на это с Советским Союзом ряд выгодных для СССР соглашений. Однако в 1942-43 годах Шэн Шицай начал проводить антисоветскую и антикоммунистическую политику, что вызвало ряд восстаний и привело к образованию Восточно-Туркестанской Революционной республики. В 1949 году, после победы коммунистической партии Китая над гоминьдановцами произошло вхождение Синьцзяна в состав КНР. 1 октября 1955 года в составе Китайской народной республики был образован Синьцзян-Уйгурский автономный район.

Как важный канал и узел в экономическом и культурном обмене между Востоком и Западом Восточный Туркестан издревле является районом сосуществования многих религий. До проникновения ислама в Восточный Туркестан вдоль Шелкового пути уже распространялись многие религии — зороастризм, буддизм, даосизм, манихейство и несторианство, которые процветали в различных районах вместе с первобытной местной религией. После проникновения ислама в Синьцзяне продолжали сосуществовать различные религии, к тому же к ним прибавились ещё и католичество. До проникновения извне других религий древние местные жители Восточного Туркестана исповедовали первобытную местную религию, которая затем развилась в шаманизм. Некоторые национальные меньшинства в Синьцзяне по сей день в разной степени исповедуют первобытную религию и шаманство и связанные с ними обычаи. Возникший приблизительно в IV веке до нашей эры в древней Персии зороастризм, который в Китае называют сяньцзяо (поклонение огню), проник из Средней Азии в Восточный Туркестан. С эпохи Южных и Северных династий до династий Суй и Тан поклонение огню было широко распространено в различных районах Восточного Туркестана, но особенно в Турфанском районе. В тот период гаочанские власти создали специальные органы и назначили чиновников для усиления контроля над этой религией. Некоторые национальности Синьцзяна, исповедующие сегодня ислам, раньше исповедовали зороастризм.

Приблизительно в I веке до нашей эры зародившийся в Индии буддизм проник в Восточный Туркестан через Кашмир. Вскоре при всемерном насаждении господствующими правителями буддизма в различных районах он стал главной религией в регионе. В период расцвета буддизма в оазисах вокруг Таримской впадины было возведено множество буддийских храмов и монастырей, сложилось множество общин монахов и монахинь, возникли такие знаменитые буддийские центры, как Юйтянь, Шулэ, Цюцы и Гаочан. В Восточном Туркестане буддизм достиг своих высот в скульптуре, живописи, музыке, танцах, в зодчестве монастырей и традициях каменных пещер, он оставил богатое и ценное культурное наследие, обогатив китайскую и мировую сокровищницу культуры и искусства. Приблизительно в V веке процветавший во внутренних районах даосизм был принесен ханьцами в Синьцзян. Но распространялся он не широко, в основном в Турфане и Хами, где компактно проживали ханьцы. И лишь после завоевания Восточного Туркестана империей Цин он распространился во всех его районах. Приблизительно в VI веке из Персии через Среднюю Азию в Восточный Туркестан проникло манихейство. В середине IX века уйгуры, государственной верой которых было манихейство, после переселения в Восточный Туркестан способствовали развитию этой веры там. Исповедующие манихейство уйгуры построили в Турфанском районе множество монастырей, пробили каменные пещеры, перевели каноны, обогатили искусство фресками, распространяя таким образом догмы и культуру манихейства. До и после проникновения манихейства в Восточном Туркестане появилось несторианство (раннее течение в христианстве), но оно не смогло распространиться широко и процветало в династию Юань (1206—1368 гг.) лишь по той причине, что множество уйгуров приняли эту веру.

В конце IX века и начале X века в южные районы Восточного Туркестана из Средней Азии проник ислам. В середине X века династия Караханидов развязала против княжества Юйтянь религиозную войну — войну ислама с буддизмом, продолжавшуюся более 40 лет. В начале XI века, после распада княжества Юйтянь, ислам распространился по всему Хотанскому району. В середине XIV века Чагатайский улус (государство, основанное вторым сыном монгольского хана Чингисхана в западном регионе) был насильно обращён ислам, который стал главной религией местных монголов, тюрков (уйгуров и предков узбеков, казахов и киргизов) и таджиков. К началу XVI века ислам почти полностью вытеснил прочие верования и стал главной религией в Восточном Туркестане. После того как ислам стал главной религией уйгуров и других национальностей, в Восточном Туркестане постепенно исчезали зороастризм, манихейство и несторианство, которые раньше исповедовали эти национальности, но по-прежнему существовали буддизм и даосизм. Более того, начиная с империи Мин большое развитие получил тибетский буддизм, ставший вместе с исламом главной религией в Восточном Туркестане. В конце XVII века вождь исламской секты «байшань» Апак ходжа силами буддистов (тибетцев) уничтожил своих политических оппонентов в Караходжа (Гаочан), в результате рухнуло Яркендское ханство (местная власть с центром в нынешнем Шачэне, установленная потомками монгольского хана Чагатая в 1514—1680 г.). Это свидетельствовало о том, что тибетский буддизм в то время имел большое влияние. Примерно с XVIII века в Синьцзян пришло католичество, сравнительно большое развитие имели буддизм, даосизм и шаманизм. На севере и юге Тяньшаня появилось множество монастырей и храмов этих религий, некоторые мусульмане даже перешли в католичество и лоно других религий. Исторически религии в Синьцзяне непрерывно эволюционировали, однако после того как в Синьцзян извне проникли различные религии, там всегда сохранялось сосуществование многих религий. Сегодня в Синьцзяне главными религиями являются ислам, буддизм (включая тибетский буддизм), христианство (католичество) и даосизм. Среди некоторых национальностей по-прежнему сравнительно большое влияние имеет шаманство.

По состоянию на 2010 год, население СУАР составляло 21 813 334 человек. Синьцзян населяют 47 национальностей, наиболее многочисленные из них — уйгуры, китайцы (хань), казахи, дунгане (хуэй), ойраты, монголы-чахары, киргизы, сибо, таджики, сарыкольцы и ваханцы, узбеки, маньчжуры, дауры, татары и русские.

Читать еще:

Советы шамана о знаках, которые нужно замечать

Прекрасные советы от потомственного шамана о знаках в нашей жизни, которые нужно научиться замечать 1. …

Добавить комментарий