Главная / Вокруг нас / #МедИсторииТт

#МедИсторииТт

На заре своей медицинской карьеры, когда я работала в приемном отделении одной городской больнички, как-то в ночи привозит скорая сразу двоих — мальчика и девочку по 17-18 лет из студенческого общежития. У них обоих этой ночью был первый в жизни половой акт, основанный на взаимном чувстве в течение уже нескольких месяцев.
Результат: девочка — разрыв заднего свода влагалища, мальчик — разрыв уздечки полового члена. Вот это страсть!
Уролог мальчику, выходя из кабинета (заканчивая начатую там речь):»… не умеешь — не берись!»
Ответ мальчика: «А как же я тогда научусь, если не браться»

_____________

Помню был летом один вызов. Пациент — ребенок, 4 года. Со слов родителей он спокойно играл, а потом стал внезапно задыхаться, потерял сознание. Отец принялся делать искусственное дыхание, мать вызвала скорую. Когда мы приехали, ребенок был уже несколько минут без дыхания… Отец перед проведением дыхания рот в рот не посмотрел и не очистил ротовую полость. Поэтому первым же вдохом жвачка продвинулась дальше в дыхательные пути. Родители сами даже не вспомнили о жвачке! И, конечно же, не сообщили об этом после приезда врачей. Определенно врачи смогли бы вернуть малыша к жизни, если бы родители сказали про жвачку, потому что на вызов приехали очень быстро, шансы были! Но жвачка была уже далеко в дыхательных путях. Реанимация безуспешна. О том, что ребенок подавился жевательной резинкой, узнали после вскрытия. Поэтому первое, что необходимо сделать перед началом искусственного дыхания пострадавшему: проверить гортань, чтобы там не было посторонних предметов!

________________

Я врач анестезиолог. Сейчас за плечами больше 10 лет стажа работы в московских клиниках. Я не буду рассказывать о дури в головах пациентов, а расскажу о дури в наших врачебных головах.
Учась в ординатуре, начинал на скорой. Работал фельдшером линейной выездной бригады, не смотря на то, что врач. В 2006 году в Москву ехали работать все, и я был рад, что устроился фельдшером. Подстанция была только что построена и на работу брали как новичков так и «зубров» с других подстанций. Так вот эти зубры очень быстро становились стукачами заведующего. Он доверял им, а они борзели от его доверия. Постоянное моральное унижение на подстанции от этих «шестерок» больше чем на вызовах от неадекватных пациентов. В стационарах потоки грязи от дежурных врачей, а по приезде на подстанцию от линейного контроля. И постоянная угроза увольнения. Платили тогда хорошо, все старались как могли и молча терпели. Шестерки ночью и на уличные вызова не ездили, зато постоянно курили у зава в кабинете или с диспетчерами.
Среди гастробайтеров из регионов встречались действительно профессионалы своего дела, умные и опытные доктора. Никто из них не работает сейчас на скорой. Зато главный лизун стал заведующим подстанцией. А самая мерзкая шестерка чем-то мне напоминающая шакала из мультфильма про Маугли – старшим фельдшером. По телевизору видел передачу о скорой помощи. Снимали как раз эту подстанцию. Бл..ть, мне противно было видеть, как вот эти утырки, которых язык не поворачивается назвать людьми, рассуждают о высоком предназначении врача, о самопожертвовании в медицине и т.д.
Работать врачом после ординатуры я начал в одном из столичных родильных домов. Вот объясните мне, коллеги, почему акушеры-гинекологи считают, что именно они отвечают за все Почему врач-анестезиолог воспринимается ими так же, как врач-лаборант. Такое маленькое, но необходимое зло. Без которого никак нельзя, поэтому надо смириться с его существованием. Тебе никто не покажет историю болезни, и ты никогда не будешь знать реальную акушерскую ситуацию. Анализы, положенные гестозным, сдают сами акушеры, если им нужно чтобы не было белка в моче, или были нормальными тромбоциты. При этом анализы у роженицы все равно берутся, но в историю родов вклеиваются те, которые подходят под сложившуюся акушерскую ситуацию. Баб пугают еще в женской консультации- гипоксия, фетоплацентарная недостаточность и т.д. Уговаривают лечь в патологию пролечиться. А потом отчитываются перед ОМС о количестве пролеченных. И в родах так же: все плохо, ребеночек страдает и т.д. Но вот если бы вы смогли бы заинтересовать такого то доктора который всех спасает… Все друг с другом повязаны и все у всех схвачено. Только анестезиологи и лаборанты должны, потому что никто. Только вот деньги за наркоз, который ты проводишь, вымогают акушеры. А ты должен. «Мы подаем»! Но самое страшное, что я узнал в этой специальности, это то, что анестезиолог-реаниматолог работающий в основном с эпидуральной и спинномозговой анестезиями не умеет интубировать! А те, кто умеет, ходят не в родзал, а гинекологию на лапароскопии. Это считается блатняком, так как если женщина не платит, то оперироваться она должна под Листеноном. Одним Листеноном. Ну а под конец операции можно и Фентанил с Пропофолом ввести, чтобы потом сказать, что вам это все приснилось. После таких наркозов остальные платят всегда, и 80 процентов относится к зав.отделением. Но он тебя не защищает, даже если ты ему платишь, ни от нападок акушеров, ни от жалоб на постпункционнку. При этом акушерское бабье постоянно следит за тобой, куда пошел, что ешь, какую книгу читаешь и т.д. Стучат они и друг на друга. Создается впечатление, что у них нет других тем для разговора, кроме как сливать в уши сведения о себе подобных. А нет, простите, есть. Даже целых две темы: 1. «Я толстая»! и 2. «У меня маленькая грудь». А когда не стучат, то жрут и взвешиваются. Помимо вечного похудения и мыслей «до кого бы докапаться» существует постоянная угроза увольнения. Причем угроза реальная. Постоянно тебе говорят что «ты должен нравиться акушерам». Они тебе даже диктуют «какой наркоз» хотят, и ни дай бог ты поступишь по своему. Когда случаются осложнения они страшно верещат, паникуют и смотрят на тебя как Хатико – все прощу, только спаси! А потом в курилке главному: «Звали его звали, наконец, явился». Сняли нашего заведующего вместе с главным врачом, а роддом присоединили к больнице. Поставили нового зава. Тот пришел пьяный. А вечером пошел в родзал и начал влагалищное исследование роженицам проводить. Типа «я же должен знать какое открытии шейки». Вот только когда узнал долго маструбировал в кабинете. И так каждую смену. Смех у него такой же, как у тех больных, которых нам в мед.академии на кафедре психиатрии показывали. Так и прозвали «заведующий который смеется». Он, в отличие от предыдущего зава, начал с акушерами войну за правое дело – дележку от заработка. «Если кто не делится, то не ставить эпидуралку – пусть их бабы рожают под крикаином». Долго не проработал и «правое дело погибло». А потом роддом закрыли на «мойку», которая плавно переросла в ремонт на многие года.
Устроился внешним совместителем в экстренную анестезиологию обычной городской больницы. В первый же рабочий день мне дали подписать бумажку о том, что я согласен со снижением заработной платы, иначе больница расторгнет со мной трудовой договор. Подписал. Хирурги в основном Кавказцы. Говорить с ними бесполезно, они слышат только себя, а заведующий анестезиологии полностью «под ними». Заведующий отделением эндоваскулярной хирургии какой то психопат. Всем постоянно говорит, что он здесь главный, каждый день угрожает всем увольнением, в том числе и нам анестезиологам. Истерит, брызгая слюнями и размахивая руками. Ножкой топает. И докладные пишет. На всех. Реанимация не лечит, а пишет. Листенона нет. Вместо него только длинные релаксанты. Непроходимость на столе, из больного «льется», а ты должен ждать, когда Ардуан начнет действовать. Хирурги ничего не умеют. Операционные сестры говорят им что надо делать. Многие из хирургов не говорят по русски. Оперируя ночью прободную язву, захотелось им вызвать эндоскописта, чтобы он желудок изнутри подсветил. Вызвали. Тот пришел, и перед тем как вставить пациенту между зубов загубник выташил мою интубационную трубку. Я ему: «Вы что делаете!» А он мне «Э-ээ, я тебя найду, твою маму найду» и т.д. Когда собирал вещи, спросил других анестов: -Вы как с этим живете А они мне отвечают – Давно работаем, привыкли. При этом плановые анесты не гнушаются воровать лампочки из ларингоскопа в укладке экстренной операционной.
В общем, ушел я из этой больницы в другую. Там то же заставили подписывать согласие о снижении заработной платы. Хирурги очень быстро оценили мое умение проводить эпидуральную и спинномозговую анестезии. Оценили сосудистые хирурги и урологи. И если первые тупо этим пользовались, то урологи старались меня всячески «заинтересовать». В итоге я работал один на два стола. Ничего плохого сказать про эту больничку не могу, расскажу лучше о работе отделения анестезиологии. В нем работают плановые и экстренные врачи анестезиологи. Все плановые операции платные. Как и наркозы. Если пациент отказывается платить, то его под любыми предлогами «ставят в очередь». Вымогательство денег поставлено на поток. Даже страшно болеть. Заведующий отделением анестезиологии страшный зануда. Очень любит учить сотрудников тому, как надо правильно жить. Плановые анестезиологи, для того чтобы остаться работать «в плане» сдают ему деньги еженедельно. А заведующий им еще и платит премии в тройном размере. За счет урезания премий экстренных анестов, которые должны дежурить еще и по реанимации и оставаться после дежурства на конференции профессуры задерживаясь иногда часов до 11 дня. Рабочий день до 8 по табелю. Задержка понятное дело без оплаты. Так же ему сдают заведующие хирургическими отделениями. Поэтому из 12 реанимац.коек заняты 15. Заняты всякими бабушками-померашками прооперированными и нет, в основном теми за кого сосудистые хирурги взяли деньги. Взять то взяли, а бабушка на тот свет собралась. Так пусть помирает в реанимации, чтобы деньги родственникам не возвращать. Из-за этого для экстренно поступающего пациента просто не остается ни коек ни дыхательной аппаратуры.
Теперь о коллегах. Многие не знают элементарных вещей. Некоторые кажутся просто психически нездоровыми. Есть те, кто дежурит пьяный. «Я заву сдаю мне можно» Никто никого не выручает, напротив подставляют и стучат друг на друга. Например, посмотрел перед операцией я острый аппендицит, назначил премедикацию, а другой доктор посмотрел острую кишечную непроходимость. Ты поднимаешься в операционную и видишь, что твой аппендицит уже в наркозе, а тебе идти на непроходимость. Твой лист предоперационного осмотра уже выдран из истории болезни и лежит в мусорке. Или другой пример. Женщина, не желая дежурить в реанимации, договорилась с аллергологами и те написали ей аллергию на антисептик для рук. Теперь она требует, чтобы заведующий не ставил ее дежурить по реанимации, а только по анестезиологии. Или платите мне приобретенную проф.вредность при увольнении. Зав. выбрал первый вариант. С ней никто не общается, а ей на это пофиг. Добилась того чего хотела. Другой анест, кстати, страшно заумный зануда, подался в эксперты ОМС. Так и хочется сказать как Тарас Бульба : «Своих бьешь, собака!» Еще один внешний совместитель, дежурящий по субботам, в реанимацию вообще не заходит, зато сидит у ее дверей, для того чтобы разговаривать с родственниками, собирая с них «на хорошие лекарства», «на памперсы» и «на уход». Другие доктора вкалывают в реанимации, а этот собирает. Перед новым годом экстренные несколько месяцев подряд получали голый оклад, а плановые тройные премии. Уволились сразу 5 человек экстренных. Думаете что то поменялось Дали объявление и в течение месяца пришли пятеро новых анестезиологов.
Сосудистый хирург днем ведущий прием в частном мед.центре направляет больных госпитализироваться в свое ночное дежурство. И подает их в операционную, ставя нас посреди ночи в известность о том что «больной на столе». Иногда оперирует всю ночь выполняя по 3-4 тромбэктомии. С нами не делится. Мы понятное дело пытаемся докопаться до ЭКГ и анализов рекомендуя работать «под местной». Так ведь этот гандон еще и за наркоз с родственников берет. Одному нашему доктору он сунул в руку после третьей операции 100 рублей. Теперь этот доктор, сияя от счастья, просит ставить ему дежурства только с этим хирургом и радуется тому, что утром у него в кармане лежит триста рублей.
Недавно позвонили мои коллеги по роддому и сообщили что роддом возобновляет свою работу с новым главным и новым завом. Всех «старых» зовут обратно. Написал заявление об увольнении и о приеме. Оба подписаны. Пока в отпуске. Ни о чем не парюсь ко всему уже привык и от этого страшно. Страшно быть таким же как вы.

Читать еще:

Кем на самом деле была прекрасная маркиза из песни

Одной из самых популярных юмористических песенок в Советском Союзе середины прошлого века являлся шлягер «Все …

Добавить комментарий