Главная / Вокруг нас / Хивинский поход.

Хивинский поход.

Начало похода

В 60-е года XIX века Российская империя начала активное продвижение вглубь Средней Азии. К началу 70-х годов два ханства — Бухарское и Кокандское — попали в политическую зависимость от России и потеряли часть своих территорий. В 1869 году российские войска высадились в Красноводском заливе, основав здесь опорный пункт — Красноводск. Непокоренным осталось одно ханство — Хивинское. Со всех сторон оно было окружено российскими территориями и территориями вассального России Бухарского ханства.

Соседство с Хивинским ханством было совсем не комфортным. Хивинские туркмены нападали на кочевья киргизов, числившихся русскими подданными, грабили купцов, следовавших из Оренбурга в Персию и другие азиатские государства. В конце 1872 года Туркестанский генерал-губернатор Кауфман обратился к хивинскому хану с письменным требованием возвратить всех русских пленников, запретить набеги и заключить торговый договор с Россией. Хан на письмо не ответил.

Весной 1873 года русские войска выступили в поход против Хивы одновременно из четырех пунктов: Туркестанский отряд (генерал Кауфман) из Ташкента; Оренбургский отряд (генерал Веревкин) из Оренбурга; Мангышлакский отряд (полковник Ломакин) из Мангышлака и Красноводский отряд (полковник Маркозов) из Красноводска. Общее руководство было возложено на генерал-адъютанта фон Кауфмана.

Движение Красноводского отряда

Красноводскому отряду сразу пришлось углубиться в пустыню. Разбив туркмен у колодца Игды 16 марта и преследуя их при палящей жаре свыше 50 верст, казаки взяли около 300 пленных и отбили у неприятеля до 1000 верблюдов и 5000 баранов.

Но этот первый успех больше не повторился, дальнейшее движение к колодцам Орта-Кую было неудачным. С глубокими песками, недостатком воды и знойным ветром людям было трудно справиться. 75-верстная пустыня до Орта-Кую оказалась преградой, которую не удалось преодолеть. Отряд вернулся в Красноводск. При этом пользу общему делу он все равно принес, удержав текинцев от участия в защите хивинских владений.

Движение Туркестанского отряда

Туркестанский отряд вышел в поход двумя колоннами — из Джизака и Казалинска — 13 марта. Весна была холодной. Сильные дожди с ветрами и снегом при вязкой, размокшей почве делали передвижение очень трудным. На смену мартовской непогоде в апреле пришла жара. Сильные горячие ветры осыпали мелким песком и затрудняли дыхание. 21 апреля казалинская и джизакская колонны соединились у колодцев Хала-Ата, где первый раз перед отрядом показались хивинцы.

Очень трудным был переход к колодцам Адам-Крылган по огромным песчаным барханам, при палящей 50-градусной жаре и полном отсутствии растительности. Лошади и верблюды не выдерживали страшной жары и утомления, у людей начались солнечные удары. С большим трудом достиг отряд колодцев. Отдохнули, запаслись водой и двинулись дальше. Край пустыни примыкал к берегам многоводной Амударьи, дойти до нее оставалось не более 60 верст. Но для измученных людей это оказалось совсем непросто.

Запасы воды были израсходованы, страшная жажда начала мучить людей. От гибели отряд спасло то, что в стороне от дороги были найдены засыпанные колодцы. Растянувшись на огромное расстояние, шел отряд шесть верст до колодцев Алты-Кудук. Воды там оказалось мало, войска вынуждены были прождать около них шесть дней, чтобы оправиться. Сделать же запас воды на дальнейшую дорогу пришлось снова в колодцах Адам-Крылган, куда выслали целую колонну с бурдюками.

Лишь 9 мая отряд направился к Амударье. 11 мая днем на горизонте показались огромные массы конных туркмен. Почти у Амударьи 4000 туркменских всадников пытались преградить дорогу, но, отбитые картечью, принуждены были с большим уроном отступить. Переправившись на лодках через Амударью, отряд тотчас же занял с бою Ходжа-Аспа.

Движение Оренбургского и Мангышлакского отрядов

Оренбургский отряд выступил в поход в середине февраля, когда в степях еще стояли 25-градусные морозы и лежал глубокий снег, что вызывало необходимость расчищать дорогу. За рекой Эмбой погода изменилась, и при начавшемся таянии снегов почва превратилась в вязкое месиво, затруднявшее движение. Лишь от Угры переход стал сравнительно легким и появилось достаточное количество воды.

Заняв город Кунград, около которого отряд встретил незначительное сопротивление хивинцев, войска направились дальше, все время отбивая неожиданные нападения. За Кунградом обоз атаковали 500 туркмен. Несколько залпов казаков рассеяли нападавших.

14 мая в Карабойли Оренбургский отряд соединился с Мангышлакским, который выступил в поход на Хиву позже всех других. 15 мая оба отряда выступили под общей командой генерала Веревкина. Войска хивинцев пытались преградить путь русским вначале перед Ходжейли, а затем, 20 мая, перед городом Мангитом. Огромные массы туркмен у Мангита двинулись против русского отряда, встретившего натиск врага артиллерийским и ружейным огнем. Туркмены отступили, оставив город, а когда в него вошли русские войска, то были встречены выстрелами из домов. В наказание Мангит был сожжен дотла.

За последние два дня хивинцы потеряли более 3 тыс. человек убитыми, но, несмотря на это, 22 мая при выходе русского отряда из Кята 10-тысячное хивинское войско снова напало на русских. Сильный огонь головных частей отряда рассеял нападавших, хивинцы быстро отступили, а затем выслали послов от хана с мирными предложениями. Генерал Веревкин, не доверявший хивинскому хану и не получивший инструкций о мирных переговорах, послов не принял.

Взятие Хивы

26 мая Оренбургско-Мангышлакский отряд подошел к столице Хивинского ханства — Хиве. До 28 мая они ждали известий от Туркестанского отряда. Но туркмены перехватили русских гонцов. В результате, не получая никаких приказаний, генерал Веревкин утром 28 мая двинулся к городу, за стенами которого хивинцы приготовились к защите.

Несколько орудий хивинцы вывезли за пределы города и стрельбой из них мешали отряду подойти к воротам. Тогда роты Ширванского и Апшеронского полков бросились в атаку и отбили два орудия, а часть ширванцев под командой капитана Алиханова, кроме того, взяла еще одно орудие, стоявшее в стороне и обстреливавшее русский фланг. В ходе перестрелки был ранен генерал Веревкин.

Огонь русских орудий заставил хивинцев очистить стены. Через некоторое время прибыла из Хивы депутация с предложением сдать город, сообщившая, что хан бежал, а жители желают окончания кровопролития и лишь одни туркмены — юмуды хотят продолжать защиту столицы. Депутация была отправлена к генералу Кауфману, который 28 мая вечером со своим отрядом приблизился к Хиве.

На следующий день, 29 мая, полковник Скобелев, взяв приступом ворота и стены, очистил Хиву от непокорных туркмен. Затем главнокомандующий во главе русских войск вступил в древнюю хивинскую столицу. Возвратившийся по требованию русских хан был снова возведен в прежнее достоинство, причем немедленно были освобождены все рабы, томившиеся в неволе (более 10 тысяч человек).

С занятием Хивы военные действия на хивинской земле не окончились. Туркмены, которые использовали рабов для полевых работ, не захотели подчиниться приказу хана об их освобождении. Генерал Кауфман выслал против непокорных два отряда, которые, настигнув их 14 июня у аула Чандыр, вступили в бой. Туркмены защищались отчаянно: сидя по двое на конях с шашками и топорами в руках, они подскакивали к русским и, спрыгнув с лошадей, кидались в бой. Но русские обратили туркмен в беспорядочное бегство, они оставили до 800 тел убитых и огромный обоз с женщинами, детьми и всем своим имуществом.

На другой день, 15 июня, туркмены сделали новую попытку атаковать русских у Кокчука, но и здесь их постигла неудача, и они стали спешно отступать. Во время переправы через глубокий проток туркмен настиг русский отряд, открывший по ним огонь. Погибло более 2000 человек. После этого туркмены попросили разрешения вернуться на свои земли и начать уплату контрибуции, что и было им разрешено.

Заключение Гендемианского мирного договора

Мирный договор между Россией и Хивинским ханством был подписан 12 августа 1873 года туркестанским генерал-губернатором К. П. Кауфманом и хивинским ханом Сеидом Мухаммед-Рахимом II. Название договор получил по месту подписания — летней резиденции хивинского хана — Саду Гендемиан. Подписанием данного договора хан признавал себя вассалом России.

По договору хан отказывался от самостоятельной внешней политики, принял обязательство не предпринимать никаких военных действий без ведома и разрешения русских властей. Территория ханства на правом берегу реки Амударья переходили к России. Русские купцы получили право беспошлинного провоза товаров и торговли на территории ханства. В ханстве уничтожались рабство и работорговля. Хивинский хан брал обязательство уплатить российскому правительству контрибуцию в размере 2,2 млн руб. с рассрочкой в 20 лет.

© Дилетант

Читать еще:

Царь Николай II и сербы… О почитании православными сербами Царя-мученика Николая II. Николай Второй сближает Сербию и Россию, сербов и русских.

Пожалуй, из всех народов, живущих на земле самым близким, самым родным для нас русских является …

Добавить комментарий