Главная / Вокруг нас / ГЕРОЙ РОССИЙСКОГО НЕБА. П.Н.НЕСТЕРОВ

ГЕРОЙ РОССИЙСКОГО НЕБА. П.Н.НЕСТЕРОВ

Имя великого русского летчика Петра Николаевича Нестерова широко известно не только в нашей стране, но и во всем мире. Его яркая и многогранная авиационная деятельность продолжалась очень недолго — всего три года. И за столь короткий срок он вырос из провинциального артиллерийского офицера в национального героя, овеянного немеркнущей славой.
К началу Первой мировой войны Петр Николаевич Нестеров был, пожалуй, самым известным российским летчиком, впоследствии таких стали называть асами. Любопытно, что путь от первого полета на самодельном планере до первого в мире исполнения «мертвой петли» занял у него всего два года.

Будущий летчик родился 15 (27) февраля 1887 года в Нижнем Новгороде в семье офицера, служащего в Кадетском корпусе. После неожиданной смерти отца (1890) материальное положение семьи сильно ухудшилось. Мать Петра, Маргарита Викторовна, не имея средств на оплату жилья, была вынуждена переехать вместе с четырьмя детьми во Вдовий дом.
26 августа 1897 года Нестеров поступил в Нижегородский кадетский корпус, где в своё время его отец занимал должность воспитателя.
Пётр был смелым и отзывчивым товарищем, неплохо рисовал, пел, играл на мандолине. Композитор А. К. Глазунов предсказывал ему большое вокальное будущее. Пётр много читал. С увлечением проглатывал книги, повествующие о путешествиях и мореплаваниях, о приключениях и легендарных полководцах прошлого. Много внимания уделял и точным наукам. Учение давалось Петру очень легко. Он овладел несколькими иностранными языками, увлекался орнитологией.

В 1904 году Пётр Нестеров окончил Кадетский корпус, и его, как одного из лучших выпускников корпуса, приняли в Михайловское артиллерийское училище. Стоит отметить, что в России артиллерийские офицеры традиционно получали хорошую математическую подготовку, что впоследствии позволило Нестерову проводить теоретическое обоснования многих своих летных экспериментов.
Пётр серьёзно изучал опыт применения артиллерии в период русско-японской войны 1904 — 1905 годов. В трудах и заботах два года пролетели незаметно, и после блестяще сданных экзаменов подпоручик Нестеров назначается в 9-ю Восточно-Сибирскую стрелковую артиллерийскую бригаду. От многих офицеров он выгодно отличался не только познаниями, но и своим отношением к подчиненным. Вскоре артиллерийский расчёт вышел в учебных стрельбах на первое место.

Случай повернул судьбу Нестерова.
Его внимание привлек аэростат, находившийся во Владивостокской крепостной воздухоплавательной роте. Познакомившись с офицерами роты, он высказал мысль о применении аэростата в качестве наблюдательного пункта для корректирования артиллерийской стрельбы. Нестеров добился временного прикомандирования к наблюдательной станции воздухоплавательного парка и в качестве артиллериста-наблюдателя неоднократно поднимался на аэростате.
В июле-августе 1911 года, находясь в отпуске в Нижнем Новгороде, Пётр Нестеров знакомится с учеником профессора Н. Е. Жуковского — Пётром Пётровичем Соколовым и вскоре становится членом Нижегородского общества воздухоплавания.

В сарае Соколовых, на Провиантской улице, друзья построили планер. Мать Пётра Николаевича поддержала увлечение сына и помогла сшить обшивку к планеру. Для испытаний выбрали поле за Пётропавловским кладбищем (в районе нынешних улиц Белинского и Невзоровых). Запустили планер с помощью лошади. В телеге сидел Соколов, держа веревку, привязанную к планеру. Лошадь разбежалась, и аппарат, набирая скорость, вместе с испытателем поднялся в воздух на 2 — 3 метра.
«Нижегородский листок» 3 августа 1911 года отмечал, что «проба оказалась весьма удачной».
Этот полёт считается началом лётной деятельности П. Н. Нестерова. Впоследствии сам лётчик отмечал: «Очень приятно вспомнить мои опыты с планером и вообще начало моей авиационной практики в Нижегородском обществе воздухоплавания».
Здесь, в Нижнем Новгороде, он при помощи П. Н. Соколова и Нижегородского общества воздухоплавания разработал проект своего второго самолёта.

7 октября 1911 года Нестеров поступает в Петербургскую офицерскую воздухоплавательную школу. Одновременно он был прикомандирован к авиационному отделу той же школы. За 11 месяцев, полагающихся на обучение, Нестеров сумел достичь многого.
Он не был удовлетворён современными методами пилотирования. Нестеровскую идею поворота аэроплана с креном, не говоря уже о его высказываниях, что самолёт может сделать в воздухе «мёртвую петлю», не только конструкторы, но и товарищи считали сумасбродством. Эту инертность и косность можно было победить только на практике.
Свой первый самостоятельный вылет на самолёте Нестеров осуществил 12 сентября 1912 года. Спустя 16 дней он успешно выдержал экзамен на пилота-авиатора, а ещё через неделю — на звание военного лётчика.

В составе авиационного отряда Нестеров был переведён из Петербурга в Варшаву, где в ноябре 1912 года начал тренировочные вылеты на боевых «Ньюпорах» и зарекомендовал себя как лётчик-экспериментатор.
Так, во время одного из полётов он набрал высоту 1600 метров (что уже было достижением) и, выключив мотор, кругами, восьмёрками спланировал над Варшавой, чем «привёл товарищей в трепет».
Нестеровская система планирования с выключенным мотором и исключительное самообладание помогли ему 25 января 1913 года избежать гибели, когда во время очередного полёта загорелся бензин в карбюраторе и мотор остановился. Это нагляднее всего доказало лётчикам и начальству превосходство нового метода управления самолётом.
Его первые в мире изыскания в технике маневрирования моноплана в горизонтальной плоскости, исследования в осуществлении виражей заставили приглушить сомнения скептиков.
Пришло и первое признание. В характеристике от января 1913 года говорилось: «Пётр Нестеров: лётчик выдающийся. Технически подготовлен отлично. Энергичный и дисциплинированный. Нравственные качества очень хорошие».

Талант лётчика и военного специалиста Нестерова особенно проявился во время первых в России совместных учений авиации и артиллерии. Было сделано много открытий, которые с успехом использовались потом советскими авиаторами. В то время мир будоражили рекорды длительных перелётов. У лётчика созрела мысль совершить такой перелёт в составе отряда без всякой подготовки в условиях, максимально приближенных к боевым.
Перелёт был осуществлен 10-11 августа 1913 года в составе трёх самолётов по маршруту Киев — Остер — Козелец — Нежин — Киев.
Он был расценён как новое слово в военной практике. В нестеровском эксперименте участвовал ещё один нижегородец — выпускник Кадетского корпуса В. М. Ткачёв. Дальние перелёты были осуществлены Нестеровым впоследствии ещё 2 раза, один из них был рекордным — за один день от Киева до Гатчины.

Лётчик не мог останавливаться на достигнутом, его пытливый ум усиленно работал. Пётр Николаевич тренировался в совершенствовании пилотирования, в отработке крутых виражей, готовясь осуществить «мёртвую петлю». Одолевали сомнения в надежности конструкции самолёта, а главное — будет ли его эксперимент нагляден и понят товарищами по оружию.
И вот 27 августа 1913 года нестеровский «Ньюпор» вновь взмыл в небо. Набрав высоту 800-1000 метров, лётчик, как явствует из рапорта начальства, выключил мотор и начал пикировать. На высоте около 600 метров мотор был включен, и самолёт, послушный уверенным рукам пилота, устремился вертикально вверх, потом на спину, описал петлю и пошёл в пике. Мотор снова выключился, самолёт выпрямился и плавной, красивой спиралью благополучно приземлился.
Этим манёвром Нестеров положил начало высшему пилотажу.

В выходившем при школе «Альманахе», выпускаемом учениками, была напечатана следующая шарада «Кто он»:
Ненавидящий банальность,
Полупризнанный герой,
Бьёт он на оригинальность,
Своею мёртвою петлёй.
На эту шараду Нестеров ответил так:
Коль написано: петля,
То, конечно, это я.
Но ручаюсь вам, друзья,
На петлю осмелюсь я.
Одного хочу лишь я,
Свою петлю осуществляя:
Чтобы эта «мертвая петля»
Была бы в воздухе живая.
Не мир хочу я удивить,
Не для забавы иль задора,
А вас хочу лишь убедить,
Что в воздухе везде опора…

Подвиг П.Н.Нестерова всколыхнул весь мир. Многие посылали восторженные телеграммы. Из Нижнего Новгорода начальник кадетского корпуса телеграфировал: «Корпус восторженно приветствует своего славного питомца блестящим успехом на гордость русской авиации». Киевское общество воздухоплавания присудило Нестерову золотую медаль. Но военное начальство было категорически против «мёртвой петли». Сам же пилот был уверен, что «фигурные полёты — это школа лётчика». Несмотря на запрещения, Нестеров 31 марта 1914 года повторил «мёртвую петлю».
Пётр Нестеров продолжал летать, участвовал в маневрах, вскоре был произведён в штабс-капитаны, назначен начальником авиационного отряда.

В военных маневрах сентября 1913 года Нестеров осуществил первую в мире «атаку самолёта противника».
Он практиковал взлёты и посадки в темноте, разрабатывал применение ацетиленового прожектора на монопланах для ведения ночной разведки, вынашивал идею о перестройке хвостового оперения в виде «ласточкина хвоста», мечтал выйти в отставку и целиком посвятить себя конструированию самолётов.
Но в июне 1914 года началась война…
Перед Нестеровым открывались возможности в боевых условиях проверить давно вынашиваемые идеи. Практика войны подтвердила правильность многих их них. Он и в боевых условиях продолжал совершенствовать тактику ведения ночной разведки, искал новые способы боевого применения авиации, осуществлял бомбометание, да так эффективно, что австрийское командование обещало крупную денежную награду тому, кто собьёт аэроплан Нестерова.

Русский пилот отстаивал мысль о возможности и необходимости воздушного боя, который он усматривал в таране, причем неприятельская машина должна быть сбита ударом сверху.
Вскоре Нестеров осуществил этот приём на практике. Произошло это в небе близ города Львова, на глазах местных жителей.
26 августа 1914 года прославленный лётчик протаранил самолёт австрийского пилота Ф.Розенталя, который вёл воздушную разведку передвижения русских войск.
Барон Ф.Розенталь дерзко летел на тяжёлом «Альбатросе» на высоте, недосягаемой выстрелами с земли. Нестеров смело пошёл ему наперерез в лёгком быстроходном «Моране». Его маневр был быстр и решителен. Австриец пытался убежать, но Нестеров настиг его и врезал свой самолёт в хвост «Альбатроса». Свидетель тарана писал: «Нестеров зашёл сзади, догнал врага и, как сокол бьёт неуклюжую цаплю, так и он ударил противника».
Громоздкий «Альбатрос» ещё продолжал некоторое время лететь, потом повалился на левый бок и стремительно упал.
Но погиб и Пётр Нестеров…

Воздушный таран Нестерова отнюдь не был поступком самоубийцы, как его оценили противники России в Первой мировой войне. Прославленный лётчик и отец двух детей не собирался погибать в 27 лет. Уже в 1915 году русский пилот А.А.Казаков пытался сбить самолёт противника при помощи привязанного на верёвку «крюка-кошки», но этот манёвр успеха не имел. Тогда Казаков провёл таран австрийского самолёта «по методу Нестерова» — ударил сверху своим шасси, протаранил «Альбатрос» и остался при этом в живых.
Впоследствии немецкие и австрийские лётчики, напуганные поведением отчаянных русских, предпочитали не доводить дело до таранов. Едва завидев самолёт, готовый к атаке сверху, они сами сажали свои машины и сдавались в плен. Повторить типично «русский» метод ведения боя никто из них не решился.

Отважный пилот был погребён в Киеве как национальный герой. О его бессмертном подвиге писала не только русская, но и вся мировая пресса. Своим талантом лётчика — новатора он открыл новую страницу истории авиации.
Таран Нестерова — наиболее решительная форма воздушного боя — был неоднократно повторен советскими летчиками и в боях над рекой Халхин-Гол и в годы Великой Отечественной войны. Наши летчики научились не только уничтожать врага тараном, но и сохранили при этом при этом более половины боевых машин. Они доказали справедливость суждений Нестерова, что нападающий при таране не самоубийца, что он может и уцелеть…

Уже в 1914 году на месте гибели летчика в городе Жолкове Львовской области был сооружён монумент, а вскоре городок переименован в Нестеров. Позднее, в 1980 году, в этом городе построили мемориал памяти героя — авиатора. В Петербурге, где П. Н. Нестеров учился в Гатчинской школе воздухоплавания, его именем называется одна из улиц. На родине, в Нижнем Новгороде, Нестерову воздвигнут памятник на Верхневолжской набережной.
Международная авиационная федерация учредила переходящий приз для победителя первенства мира по высшему пилотажу — кубок имени П.Н.Нестерова.
С 2013 года в Нижнем Новгороде проводится товарищеский баскетбольный турнир «Кубок Нестерова», организатором которого выступает баскетбольный клуб «Нижний Новгород».
Имя «Нестеров» присвоено астероиду № 3071, а также в честь П. Н. Нестерова названа государственная награда РФ — медаль Нестерова.

Пётр Николаевич Нестеров, как и многие другие известные российские лётчики, не являлся «асом» в прямом смысле этого слова — за короткий период своего участия в войне он совершил всего 7 боевых вылетов и одержал только одну воздушную победу. Но громадный вклад, внесенный П. Н. Нестеровым в развитие русской и мировой авиации, сохранил свою ценность вплоть до настоящего времени. П.Н.Нестеров — родоначальник высшего пилотажа, ведущего свое начало от первой в мире «мертвой петли», ныне носящей его имя.

Читать еще:

Тибетская Книга Мертвых

Это одна из самых знаменитых книг в истории Востока. Так, Далай-Лама считает ее важнейшим священным …

Добавить комментарий