Главная / Вокруг нас / ДЭВИ КРОКЕТТ — ЧЕЛОВЕК И ПУШКА. Часть 2. ЯДЕРНЫЙ «ДЭВИ КРОКЕТТ»

ДЭВИ КРОКЕТТ — ЧЕЛОВЕК И ПУШКА. Часть 2. ЯДЕРНЫЙ «ДЭВИ КРОКЕТТ»

17 июля 1962 года, кортеж учёных, военных, и высокопоставленных лиц пересёк пустыню на юге Невады, чтобы стать свидетелями исторического события. Среди них были такие ВИП-персоны, как Генеральный прокурор Роберт Ф. Кеннеди, и советник президента генерал Максвелл Д. Тэйлор, приехавшие пронаблюдать за пробным запуском «Маленького Лесоруба I» — финальной стадией операции «Солнечный Луч». Гвоздём программы было таинственное устройство, смонтированное на крыше бронетранспортёра, и называвшееся «Оружейная Система Дэви Крокетт».

Названное в честь знаменитого американского политика и военного деятеля, жившего в XIX веке и ставшего фольклорным героем, это оборонительное устройство было основано на испытанной схеме безоткатного орудия, подобной ручным реактивным гранатометам, которые использовались во время Второй Мировой войны. Подобное оружие было спроектировано так, чтобы компенсировать отдачу от выстрела выбросом излишних реактивных газов с заднего торца, производя толчок вперед в тот момент, когда отдача от выстрела толкала орудие назад. Но «Оружейная Система Дэви Крокетт» улучшила данную концепцию: в ней топорно-простой пусковой механизм комбинировался с крошечной ядерной бомбой, превращая её в самую удобную систему разрушения, которая когда-либо была изобретена.
«Дэви Крокетт» выпускалась в двух модификациях: легкое (переносное) безоткатное орудие М28 и тяжелое (на базе автомобиля повышенной проходимости или БТР) безоткатное орудие М29.

В то время, как угроза Советского вторжения реяла над Европой, чины американских вооруженных сил решили, что им необходим инструмент остановки – или по крайней мере задержки – бесчисленных колонн солдат и танков, которые могли однажды хлынуть из Восточной Германии и СССР. Задача легла на плечи Научной лаборатории Лос Аламос, где физики-ядерщики успешно решили задачу создания сверхкомпактной ядерной бомбы. Разработанная боеголовка «W54» была затем скомбинирована с надежной системой запуска, и получившееся оружие было передано частям ядерных боевых групп для охраны границ между Восточной и Западной Германией.

Снаряд Дэви Крокетта весил порядка 30 килограмм, и отдаленно напоминал дыню с плавниками. С длиной почти в 80 сантиметров и 30 сантиметрами в диаметре, снаряд был слишком велик, чтобы помещаться в орудийном стволе, поэтому его насаживали на конец металлического стержня, уходящего внутрь ствола. Снаряд мог быть выпущен из 100мм безоткатного орудия на расстояние чуть более полутора километров, а более крупная 150мм версия могла быть заброшена на расстояние порядка четырех километров. Пусковые установки монтировались на джипах и бронетранспортёрах, каждым из которых управлял боевой расчёт в количестве трех человек. Дэви Крокетт проектировался с возможностью снятия с техники, что позволяло команде перенести его в руках, и затем запустить свое миниатюрное устройство «Практически-Гарантированного-Разрушения» с удобного трёхногого штатива.

Ядерная боевая группа несла службу с 1961 по 1971 год, и за эти десять лет на вооружение было поставлено 2100 Дэви Крокеттов. В случае Советского вторжения, эти элитные отряды должны были встать на пути развёртывающихся армейских порядков. После размещения на позициях, множество математических расчётов должны были установить требуемые траектории и расчётное подлетное время до целей, дабы боеголовки могли нанести максимальный урон. Пробный выстрел из интегрированного 37мм пристрелочного орудия должен был подтвердить правильность угла и расчётного времени. Затем трое человек орудийного расчёта должны были извлечь снаряд из транспортировочного ящика, установить таймер на подрыв боеголовки приблизительно в шести метрах над целью, и выставить желаемую мощность взрыва в пределах десяти или двадцати тонн.
После получения приказа на выстрел, Дэви Крокетт взлетал в облаке дыма, и по длинной дуге устремлялся в небо навстречу марширующему противнику. Простейшая атомная бомба не была оснащена контуром отмены детонации, так что однажды взлетев Дэви Крокетт был рассчитан исключительно на уничтожение своей цели.

Несмотря на наличие пристрелочного орудия и нарезного ствола, обе модификации Дэви Крокетта были не особо точны, так что взрыв вполне мог приключиться в нескольких сотнях метров от цели. Надо сказать, достаточно малогабаритные снаряды не наносили слишком большого урона даже при максимальных настройках детонации. Однако способность оружия распространять радиацию над полем боя уравновешивало его недостатки в роли артиллерии.

Менее чем через минуту после запуска, таймер подрывал снаряд над зоной поражения. Немногое известно о внутреннем устройстве снаряда, но похоже он содержал 12 килограммовый кусок плутония в оболочке из бериллия. При детонации подрывной запал с помощью тщательно рассчитанных ударных волн создавал полость в центре плутониевого заряда, и спрессовывал радиоактивный материал в маленький объём. Ядра радиоактивных элементов способны излучать нейтроны, и оказавшись в ограниченном объёме, эти летящие нейтроны начинали сталкиваться и расщеплять ядра окружающих их атомов плутония. При каждом расщеплении атомного ядра выделяется огромное количество энергии, а также еще большее количество нейтронов, готовых расщепить еще большее количество атомов.
Бериллиевое покрытие увеличивало эффективность оружия, отражая нейтроны обратно в рабочую зону, позволяя им расщепить как можно большее количество ядер. Эта нарастающая цепная реакция позволяла в мгновение ока высвободить энергию со скоростью и мощностью взрыва.

Каждый человек в радиусе 400 метров от эпицентра взрыва Дэви Крокетта почти неминуемо погибал. Те, кто оказывался в радиусе 150 метров, получал дозу радиации, которая убивала его в течение считанных минут или часов, даже если он находился под прикрытием танковой брони. Люди в радиусе 300 метров испытывали временную слабость и тошноту, которые быстро проходили, однако это состояние было обманчиво, и человек погибал в течение нескольких последующих дней. Те, кто находился на расстоянии свыше 400 метров, имели лучшие шансы на выживание, однако многим потребовалось бы интенсивное лечение, и возможно, многие так никогда и не оправились бы. Те же, кому посчастливилось находиться более чем в 500 метрах от эпицентра, могли избежать большей части поражающих эффектов, но мутации в их ДНК могли увеличить риск возникновения рака в последующие годы.

Таймеры «Дэви Крокетта» позволяли осуществить подрыв снаряда и на удалении в 300 метров от точки запуска, однако в таком случае погибал и сам расчет орудия. Но такое применение рассматривалось только в качестве крайнего случая. В большинстве случаев приближающиеся войска стран-участниц Варшавского договора планировалось встречать на удалении в 1,5 км, что исключало возможность поражения расчета орудия радиацией. Даже в том случае, если бы неточность установки привела к незначительным потерям среди войск противника, радиоактивное заражение местности сделало бы ее непроходимой на срок минимум в 48 часов, что давало бы вооруженным силам блока НАТО время на мобилизацию и перегруппировку.

Вариации боеголовки W54 нашли и несколько других применений в ходе холодной войны, включая специальное атомное подрывное устройство, которое могло быть попросту сброшено на противника, и подорвано с помощью таймера. Более мощная 250 тонная версия использовалась в AIM-26 «Сокол», управляемой ракете класса «воздух-воздух». К счастью, все эти сверх-компактные убийцы никогда не были использованы за пределами невадской пустыни.

В дополнение к тому, что Дэви Крокетт был самым миниатюрным ядерным устройством, когда-либо разработанным в США, он также был последним ядерным зарядом, протестированным в атмосфере. Пробный запуск 1962 года в пустыне Невады подтвердил эффективность заложенной в него концепции. С разрушительной мощностью в 20 тонн в тротиловом эквиваленте и размерами дыни, кому-либо крайне трудно было бы обойти данный боеприпас по эффективности разрушения на 1 кубический сантиметр объема. При этом даже такой маленький боеприпас мог запустить такую цепную реакцию, которая могла бы привести к полному исчезновению человечества.

Читать еще:

Правда о Лаврентии Павловиче Берия. Ломая догмы и стереотипы…

Автор: историк, писатель, журналист Елена Прудникова 26 июня 1953 года три стоявших под Москвой танковых …

Добавить комментарий