Главная / Вокруг нас / Япония в цвете. Конец XIX века. Война Гэмпэй / 源平合戦 / Часть 1

Япония в цвете. Конец XIX века. Война Гэмпэй / 源平合戦 / Часть 1

Как и раньше, так и сейчас японское общество чтит средневековых воинов, выражая это в проведении многочисленных праздников, посвященных самурайской истории. Хотя формально самурайство и было отменено во второй половине 19 века, фактически японское общество сегодня буквально дышит многими принципами военного сословия прежних веков.

Война Гэмпэй, которая продолжалась с 1180 по 1185 г., – самая знаменитая из всех войн между самураями. Она стала воплощением самурайского идеала, войной на уничтожение между двумя кланами. Война Гэмпэй шла между кланами Тайра и Минамото, и многие другие семьи поддерживали либо одну, либо другую сторону. Слово «Гэмпэй» образовано сочетанием знаков, входящих в состав их имен, в китайском произношении: «Гэндзи» и «Хэйкэ», что в сочетании дает «Гэмпэй». Эту войну часто сравнивают с войной Алой и Белой Розы, тем более что геральдическим цветом Минамото был белый, а цветом Тайра – красный.

В X веке японские императоры фактически стали марионетками высших должностных лиц из дома Фудзивара. Этот род использовал матримониальные связи с императорской фамилией, так как жёны императоров традиционно выбирались из этого рода. Однако уже в первой половине XI века в восточных провинциях страны губернатор Тайра Тадацунэ поднял восстание, которое посланные двором военачальники подавить не смогли; это удалось только приближённому ко двору военному феодалу Минамото Ёринобу. После этих событий дом Минамото стал укрепляться в этом регионе. Сын Ёринобу — Ёриёси — спровоцировал восстание покорённых ранее айнов на востоке, чтобы превратить провинциальных воинов в своих вассалов. В середине XI века начался рост влияния в светских государственных делах экс-императоров, принимавших монашество. Их социальной опорой стала средне- и низкоранговая столичная знать, недовольная монополией Фудзивара на высшие государственные должности, и провинциальные губернаторы, выступавшие против бесконечного роста частных землевладений. Император Тоба, ставший в 1129 году экс-императором-монахом, отказался от борьбы с Фудзивара, и стал активно признавать новые владения. В результате ему удалось стать крупнейшим землевладельцем в стране, однако это укрепило и независимую экономическую базу феодальных домов, открыв путь к дальнейшей децентрализации власти. Особенно преуспел в собирании земельных владений дом Тайра, установивший тесные связи с экс-императорами-монахами, а влияние Минамото с начала XII падало. После смерти Тоба в столице началась междоусобная борьба за власть — Смута Хогэн (1156) и Смута Хэйдзи (1159) — в которой решающую роль сыграли Тайра во главе с Киёмори. В результате Фудзивара отошли на второй план, а Тайра монополизировали основные государственные посты, что восстановило против них придворную аристократию. В 1164 году в живых остался лишь один взрослый Минамото — почтенный старец Ёримаса, который отказался воевать во время смуты Хэйдзи. Он не представлял угрозы для Тайра, и его терпели при дворе. К 1180 году Тайра Киёмори стал фактически властелином Японии, а отрёкшийся император Го-Сиракава полностью от него зависел.

При дворе жил принц Мотихито — второй сын экс-императора Го-Сиракава, которого дважды обходили при избрании престолонаследника. Второй раз это случилось в 1180 году, когда на трон возвели Антоку, и Тайра Киёмори таким образом сделался дедом императора. Коронация трёхлетнего Антоку являлась столь откровенным следствием происков Тайра, что принц Мотихито был готов принять любые предложения мятежников. Этим воспользовался Минамото Ёримаса, пообещав поддержку. Согласно обычаю, только что взошедший на престол император должен был посетить наиболее почитаемые в стране святыни. Посколько император Антоку был марионеткой Тайра, ему предстояло отправиться в Ицукусима — любимое святилище рода Тайра. Используя удобный момент, Мотихито издал прокламацию, призывавшую Минамото и Фудзивара восстать против Тайра. Копия этой прокламации была передана Минамото Ёритомо — старшему из оставшихся в живых сыновей Минамото Ёситомо. Тот неосторожно обмолвился о заговоре, и его подслушали шпионы Тайра. Мотихито бежал в святилище Мии-дэра. Не подозревая об истинном характере заговора, Тайра Киёмори поручил Минамото Ёримаса напасть на Мии-дэра и арестовать принца. Ёримаса сжёг свой дом в Киото, и с пятьюдесятью верными людьми присоединился к принцу.

Мятежникам нужно было продержаться до момента, когда на востоке страны начнётся общее восстание сторонников Минамото. Немедленно были отправлены письма в Энряку-дзи, монахов которого Киёмори склонил на свою сторону подкупом, и в монастырь Кофуку-дзи в Нара, который обещал поддержку. Мятежники решили оставить Мии-дэра и присоединиться к монахам Кофуку-дзи. Главная дорога из Киото в Нара пересекала реку Удзи рядом с одноимённым городом. Когда отряд Минамото достиг Удзи, принц страшно устал, и беглецы решили передохнуть на противоположном берегу реки (чтобы Удзи отделяла их от следовавших за ними Тайра). Сняв около 20 метров настила, они стали ждать, кто подойдёт первым: Тайра или монахи из Нара. На рассвете на северном берегу появились самураи Тайра. Началось жестокое сражение на разобранном мосту. Хотя монахи из Нара так и не подошли, самураи Минамото сопротивлялись так яростно, что командиры Тайра стали подумывать о том, чтобы совершить далёкий обход и пересечь реку по мосту у Сэта, однако восемнадцатилетний самурай Асикага Тадацуна предложил форсировать реку быстро и в нескольких местах. 300 самураев клана Асикага благополучно переправились через Удзи, а за ними ринулась вся армия Тайра. Отряд Минамото был разгромлен, сам Минамото Ёримаса совершил сэппуку. Принц Мотихито попытался бежать, но был настигнут и погиб под градом стрел. Несколько часов спустя из Нара выступило 7 тысяч монахов-воинов. Но узнав, что восстание подавлено, они быстро вернулись в свои храмы. После битвы при Удзи Тайра Киёмори решил отомстить монастырям, поддержавшим мятежников, и атаковал монастырь Мии-дэра.

Минамото Ёритомо — сыну Минамото Ёримаса — было всего 14 лет, когда его отправили в ссылку на полуостров Идзу, входивший во владения Тайра. 20 лет спустя, когда его отец поднял восстание, Тайра Киёмори приказал убить Ёритомо. Получив известие об этом, Ёритомо решил действовать первым. Сначала отряд его родственников совершил набег на Ямаги, где находилась ставка Тайра Канэтака. После того, как враг был мёртв, Ёритомо смог вырваться с Идзу, и вскоре к нему присоединился первый из союзников, собиравшихся под знамёна Минамото — Миура. Ещё один ближайший сторонник Тайра — Оба Кагэтика — собрал своих людей и бросился в погоню; соотношение сил было 10 к 1 в пользу Тайра. 14 сентября отряд Оба настиг Ёритомо в Исибасияма — узкой долине у берега моря. К концу ночного сражения небольшой отряд Минамото был практически уничтожен, но в разгар боя Минамото Ёритомо успел скрыться в лесу. Следующие пять дней Ёритомо скрывался от врагов в горах Хаконэ, но в конце-концов сумел добраться до берега моря у мыса Манадзуру, где с горсткой верных ему людей сел на корабль и переправился в провинцию Ава, входившую во владения Минамото. В течение месяца небольшая свита Минамото Ёритомо превратилась в огромную армию, с которой он вступил в небольшую рыбацкую деревушку Камакура, где и решил устроить свою ставку. В ноябре 1180 года разведка донесла ему, что большая армия Тайра выступила из Киото на восток. Ёритомо выступил навстречу, и 9 ноября 1180 года две армии сошлись у реки Фудзигава. Оценив обстановку, войско Тайра отправилось обратно, и через 12 дней уже было в Киото; не обнаружив 10 ноября врага, Ёритомо приписал эту победу вмешательству своего фамильного божества Хатимана и мудро решил не преследовать противника. Он решил сосредоточиться на укреплении своих позиций на востоке, и провёл несколько небольших кампаний, набирая союзников и ликвидируя врагов.

В начале 1181 года войско Тайра выступило в Нара, и сожгло дотла Кофуку-дзи и Тодай-дзи вместе со всеми скрывавшимися внутри монахами; всего в огне погибло 3,5 тысяч человек, головы тысячи монахов, павших в бою, были выставлены на воротах или увезены в столицу. 20 марта скончался Тайра Киёмори; согласно легенде, перед смертью он просил не совершать ради него буддийских обрядов, а убить Ёритомо и положить его голову у своей могилы. В апреле войска Тайра вступили в провинцию Овари, где наголову разбили Минамото Юкииэ. Когда на смену весне пришло лето, в Японии действовали три основные силы: Тайра в Киото, Минамото Ёритомо в Камакура, и Кисо Ёсинака (двоюродный брат Ёритомо; так как он вырос в горном районе Кисо, то принял фамилию Кисо, предпочтя её Минамото) в Синано. Однако чередующиеся засухи и наводнения погубили урожаи 1180 и 1181 годов, а затем последовал такой страшный мор, что население внутренних провинций сократилось на одну десятую. Многие усмотрели в этом гнев богов, направленный против клана, чьи войска сожгли Нара; в пользу таких суждений говорило и то, что провинция Канто, где находилась ставка Ёритомо, почти не пострадала от стихийных бедствий. Военные действия возобновились в июле 1182 года. Тайра Мунэмори, ставший главой клана после смерти Киёмори, поручил Дзё Сукэнага — правителю Этиго — расправиться с Ёсинакой (так как тот был первым из тех, на кого Ёсинака, скорее всего, должен был напасть). Дзё отправился в бой, был разбит и вскоре умер. Ёсинака сначала вторгся в Кодзукэ, затем повернул на север и совершил широкий обход через провинции Этиго, Эттю, Кага, Этидзэн и Вакаса, уничтожая союзников Тайра. Продвижение Ёсинака было столь стремительным, что к концу лета 1182 года границы его территории проходили всего в полусотне километров от Киото. Он мог атаковать Киото с севера, но предпочёл подождать, пока голод и эпидемия не сделают за него всю работу.

Читать еще:

Истории с географией

Откуда появилось выражение «по гамбургскому счету», что означает «пролететь, как фанера над Парижем» и кто …

Добавить комментарий