Главная / Вокруг нас / Орден черного фаллоса.

Орден черного фаллоса.

Шел пятнадцатый год великой войны Рима с Карфагеном. Остались в прошлом блестящие победы Ганнибала на реке Требии, на берегу Тразименского озера, кошмарный разгром римских легионов под Каннами. Позади был отчаянный рывок карфагенян к Риму. Именно тогда появилась легендарная фраза «Ганнибал у ворот!». Однако пунийское войско (римляне называли карфагенян пунами) было сильно истощено, и взять хорошо укрепленный город Ганнибал был не в состоянии – потоптавшись у стен Рима, он ушел на юг Италии. А потом наступил перелом. Образно говоря, в какой-то момент Рим набросил удавку на шею Карфагена и начал медленно, но верно ее затягивать. В 209 году до нашей эры консул Публий Корнелий Сципион разгромил карфагенские войска в Испании, а еще через три года от пунов был очищен практически весь Иберийский полуостров. В 207 году Гасдрубал, родной брат Ганнибала, как и его великий родственник, перешел через Альпы и вторгся в северную Италию. Однако попал в засаду, которую устроили две римские армии, и был разгромлен. В 205 году вышел из войны, заключив мир с Римом, прежде верный союзник Карфагена македонский басилевс Филипп V.

Словом, римляне твердой поступью шли к победе. Казалось бы, поводов для беспокойства нет, но в 204 году небо, как пишет Тит Ливий, разразилось каменным дождем: народ и сенат были этим крайне напуганы, а жрецы полезли в древние книги Сивилл. И нашли там пророчество — узнали, что окончательная победа над врагом станет возможной, если в Рим привезти статую древней восточной богини – Великой Идейской Матери богов, иначе говоря, Кибелы. Она, эта статуя, в незапамятные времена спустилась с неба, — точно так же, как и недавний каменный дождь, — и стоит ныне среди азиатских нагорий в древнем городе Пессинунте, не так далеко от легендарной Трои, откуда, как известно, римляне ведут свой род. «Сама статуя, как говорят, является ниспосланной от Зевса – неизвестны ни материал ее, ни мастер, который ее сделал, и к ней не прикасалась рука человеческая», — напишет позже историк Геродиан.

«В Пессинунте в древности фригийцы справляли оргии у протекающей там реки Галла, от которой носят название жрецы богини. Когда же стало возвышаться государство римлян, им, говорят, было дано предсказание, что их держава пребудет прочной и очень возвеличится, если они привезут к себе пессинунтскую богиню. Отправив послов к фригийцам, они потребовали статую; согласия они добились легко, ссылаясь на родство и перечисляя преемственность поколений от фригийца Энея до них самих».
Геродиан. История императорской власти после Марка.
Весной 204 года в устье Тибра появилась трирема, на ее борту — священный груз: крупный камень в форме фаллоса, иссиня-черный и при этом переливающийся на солнце всеми цветами радуги. Вместе с камнем на корабле – смуглые жрицы и белокожие жрецы в желтых просторных одеждах. С попутным ветром корабль плывет к Риму, но внезапно садится на мель – в том месте, где и отмели никакой не было. Все попытки сдвинуть трирему ни к чему не приводят. И шестерка лошадей, и восьмерка, и даже слон, доставшийся как трофей после победы над Гасдрубалом, не могут снять судно с мели. И тогда перед народом появляется юная жрица богини Весты, из тех, что должны сохранять девственность до самой смерти. Незадолго до этого ее обвинили в самом страшном – в том, что она порочна, — а значит, не может больше служить Весте, да и жить больше не может. «Позвольте богам решить, осталось ли у меня самое ценное, — говорит она. – Пусть это скажет она, чужестранная богиня из Пессинунта, Матерь всех богов». После этих слов весталка снимает с себя пояс, привязывает к носу корабля и делает несколько шагов вперед.

Трирема покачнулась на волнах и… пошла дальше, словно освободившись от оков.

Черный фаллос вручают самому лучшему римлянину – на эту роль сенаторы выбирают Публия Корнелия Сципиона, — а затем несут по городу целомудренные римские матроны, после чего статую устанавливают в самом центре Рима, на Палатинском холме.

«Богиню несли на руках посменно; весь город высыпал навстречу; перед дверями домов, мимо которых ее несли, стояли кадиль­ни­цы с ладаном; молились, чтобы она вошла в Рим охотно и была милостива к нему. Ее поместили в храме Победы на Палатине накануне апрельских ид; день этот стал праздником. Множество людей несли на Палатин дары; богине был устроен лектистерний и игры; их назвали Мегалесийскими».
Тит Ливий. История Рима от основания города. Книга XXIX
После того, как черный камень занимает свое новое место, начинается обряд. Гремят кимвалы и истошно визжат флейты, смуглолицые восточные жрицы кружатся в танце вокруг черного фаллоса, царапают себе лица, завывают, впадают в экстаз от песнопений, по камням струится кровь жертвенных быков. Но не только. Светловолосые жрецы в желтых одеждах также уносятся в вихре безумного танца. А потом достают спрятанные до поры кинжалы и начинают наносить раны – себе и друг другу, после чего, словно по команде, в один момент… оскопляют себя. Вращая безумными глазами, кричат:

— Аттис! Аттис!

Римляне с удивлением и ужасом смотрят на происходящее, им странно видеть такую разнузданность и дикость, им кажется, что их добродетельные боги также удивлены, если не шокированы. Кто-то из римлян вспоминает древний миф про Аттиса и Кибелу. Матерь всех богов влюбилась по уши в необычайно красивого юношу, а тот посмел ей изменить с речной нимфой Сангарией. И тогда разгневанная Кибела наслала на возлюбленного исступление, да такое, что Аттис, не раздумывая, оскопил себя. Лишь после этого получил прощение богини и вознесся на небеса.

Мы, конечно, не знаем, что почувствовали римские боги, принимая в свою компанию Кибелу, но эта кровавая взрослая игра, которая произошла на Палатине весной 204 года, определенно стоила свеч. Вскоре после жертвоприношений Матери богов Сципион высаживается в Африке и начинает угрожать непосредственно Карфагену. Следом за ним с остатками армии покидает Италию Ганнибал. Полководцы встречаются в октябре 202 года у местечка Зама, и великий Ганнибал терпит сокрушительное поражение. После этого судьба Карфагена в этой войне окончательно решена: по условиям мирного договора африканская республика теряла все заморские владения, весь флот, ежегодно выплачивала Риму огромную контрибуцию, а вести войны, даже с соседними дикими племенами, Карфаген отныне мог только с согласия и одобрения римского сената. Публий Корнелий Сципион получил за победу над Ганнибалом прозвище Африканский, а культ восточной богини Кибелы настолько прижился в Риме, настолько глубокие пустил корни, что Великая матерь богов стала успешно соперничать с традиционными римскими богами. И в эпоху поздней империи, когда восточный разврат окончательно отодвинул на второй план традиционную римскую добродетель, Кибела, можно сказать, даже победила.

Культ Великой Идейской Матери богов происходит из Фригии – исторической области в центральной части Малой Азии. Описание Фригийского царства мы встречаем еще у «отца истории» Геродота. Из древнегреческих мифов нам известно и о самом знаменитом фригийским царе — Гордии. Это он завязал узел, который предложили распутать Александру Македонскому, когда тот со своими фалангами высадился в Малой Азии. «Кто развяжет этот узел, покорит весь мир», — сказали фригийцы Александру. Македонский царь распутывать не стал, он узел разрубил. И покорил половину мира. Что касается черного фаллоса, культа Кибелы, то он появился, вероятно, задолго до Александра и задолго до Гордия: как только на землю Фригии – ниспосланный Зевсом – упал крупный метеорит иссиня-черного цвета.

Кибела была одним из главных божеств не только у фригийцев, но и у соседних народов. Вероятно, еще в эпоху древних вавилонян и хеттов появились ритуалы, связанные с экстатическими песнопениями и танцами, с безумными оргиями, с ритуалом оскопления жрецов – любовников Кибелы. Когда же в центральной части Малой Азии поселились голубоглазые светловолосые галлы – галаты (это произошло в начале III века до нашей эры), они, разумеется, переняли мощную энергетику древнего восточного культа (как позже переняли ее римляне), и в служители Кибелы – любовники Матери всех богов — нередко выделяли красавцев из своей среды. Когда культ Кибелы прижился в Риме, жрецами также чаще всего становились галлы. Этим объясняется тот факт, что среди жрецов Кибелы обычно было много блондинов.

Что касается римских граждан, то им, несмотря на неоценимую помощь, оказанную Кибелой в изнурительной войне с Карфагеном (никто ведь не сомневался, что повергнуть Ганнибала помогла именно Матерь богов), быть членами «ордена черного фаллоса» категорически запрещалось.

© Алексей Денисенков

Читать еще:

ФИДЕЛЬ И ЮРИЙ

Визит Гагарина на Кубу, 1961 год

Добавить комментарий