Главная / Вокруг нас / Русский Харбин. Российская фашистская партия. Ч.-1

Русский Харбин. Российская фашистская партия. Ч.-1

Термины «харбинские русские» и «русские харбинцы» обозначают несколько поколений русских, живших в Харбине, основном узловом городе Китайско-Восточной железной дороги, примерно с 1898 по 1960-е годы.

Первые харбинские русские были в основном строителями и служащими КВЖД и переехали в Харбин для работы на железной дороге. Харбин (станция Сунгари-первая) фактически построили первые поселенцы, которые возвели дома, а мебель и личные вещи привезли из России. После Русско-японской войны многие русские покинули Маньчжурию, но многие из тех, кто прожил в Харбине долгое время, решили остаться. К 1913 году Харбин был фактически русской колонией для строительства и ремонта КВЖД. Население города составляло 68 549 человек, в основном русских и китайцев. Перепись фиксирует наличие граждан 53 разных стран. Кроме русского и китайского, они говорили ещё на 45 языках. Только 11,5 % всех жителей родились в Харбине.

В результате революции и гражданской войны около 100—200 тысяч белоэмигрантов осели в Харбине. Это были солдаты и офицеры, участвовавшие в Белом движении, члены и служащие правительств Сибири и Дальнего Востока, интеллигенция и самые обычные люди. Русское население Харбина было самым большим за пределами России. 8 сентября 1920 года Китайская Республика заявила, что более не признаёт консульства России в Китае, а 23 сентября прервала все связи с представителями Российской империи и отказалось признавать экстерриториальные права её граждан. Тем самым в одночасье русские в Китае оказались лицами без гражданства. После этого китайское правительство установило контроль над государственными учреждениями в Харбине, как то суды, полиция, тюрьма, почта, а также исследовательскими и образовательными заведениями.

В 1924 году в Пекине было подписано соглашение между Китаем и СССР, устанавливающее правовой статус КВЖД. В частности, оно разрешало работать на КВЖД только советским и китайским гражданам. Тем самым большинство харбинцев, чтобы не потерять работу, должны были принять советское гражданство, что ассоциировалось с определённой политической идентичностью. Многие харбинские русские так и поступили по патриотическим соображениям. Другие остались апатридами и потеряли работу на КВЖД. Постепенно вопрос о гражданстве и политической идентичности расколол русское население Харбина на два лагеря. Это привело к сильному советскому присутствию в Харбине. В 1924—1962 гг. в Харбине действовало Генеральное консульство СССР. В период существования Маньчжоу-го генеральным консулом СССР вплоть до 1937 года был Михаил Славуцкий.

В 1930-е годы Япония оккупировала Маньчжурию и создала марионеточное государство Маньчжоу-го. В 1935 году СССР продал свою долю КВЖД этому государству. Весной и летом 1935 года тысячи русских харбинцев — граждан СССР вместе с имуществом были вывезены поездами в СССР. Большинство из них сразу или позже были арестованы по обвинениям в шпионаже и контрреволюционной деятельности, в частности, согласно Приказу НКВД № 00593, подписанному 20 сентября 1937 года. Многие русские харбинцы сначала положительно отнеслись к японской оккупации, надеясь, что Япония поможет им в борьбе с советским влиянием и защитит от Китая, который пытался восстановить суверенитет над Харбином. Тем не менее, многие уехали из Харбина в другие китайские города, как то Шанхай (см. Русский Шанхай), Пекин, Тяньцзинь и Циндао. В 1945 году, после того, как Советская Армия вошла в Харбин, все, кто были идентифицированы как участники Белого движения, и все, кто сотрудничал с оккупационными японскими войсками, были отправлены в лагеря.

В 20-30-х годах XX века «фашистская чума» не обошла стороной и некоторых русских, особенно из среды эмигрантов. Российское фашистское сообщество, действовавшее здесь с начала 20-х годов и до 1943 года, в период своего расцвета насчитывало более 30 000 членов, а его военные формирования численностью около 5000 человек доставляли серьёзные неприятности частям Красной Армии, прикрывавшим дальневосточную границу СССР. Человек, возглавивший русских фашистов в Харбине и поставивший своей целью активную борьбу против советской власти, стал организатором множества акций, в том числе и уголовного характера. До последнего времени о нём было известно весьма немногое.

Константин Родзаевский родился в Благовещенске 11 августа 1907 года. Семья Родзаевских принадлежала к малочисленному и хрупкому слою, вконец погубленному революцией, — сибирскому среднему классу. Во время Гражданской войны красные и белые устроили в Благовещенске настоящую мясорубку, но семье нотариуса удалось тихо пересидеть смутное время. Быть может, Родзаевским удалось бы врасти в социалистическую систему, если бы Константин в 1925 году не вздумал сбежать в Маньчжурию. В 1945 году он писал Сталину, что причиной побега была обида на то, что на Родине он не мог попасть в высшее учебное заведение, несмотря на членство в комсомоле. А за два года до этого письма японская разведка заподозрила, что побег Родзаев-ского был инсцениронан ОГПУ. Как бы то ни было, обстоятельства побега через Амур остаются неизвестными. Известно только, что мать Родзасвского в 1926 году ездила в Харбин уговаривать блудного сына вернуться, однако в этом не преуспела.

26 мая 1931 года в Харбине открылся первый съезд русских фашистов, на котором было объявлено о создании Русской фашистской партии (РФП). Ее председателем стал бывший генерал, организатор диверсионных действий на территории СССР Владимир Косьмин. Но он руководил партией номинально. Бразды правления сосредоточил в своих руках центральный комитет, где заправляли те же самые молодые люди, которые возглавляли упразднённую теперь РФО. Программа РФП, составленная Родзаевским в апреле, предрекала неминуемую гибель советского режима. Как там было сказано, «кремлёвские правители изолировали себя от простых людей, которые стонут от насильственной коллективизации. Грядёт великое народное пробуждение, которое неминуемо перерастёт в антикоммунистическую и антикапиталистическую национальную революцию». Подчёркивая национальную природу фашизма, идеологи РФП выискивали в русской истории своих предшественников. Московский князь Иван Калита провозглашался родоначальником русской фашистской традиции, поскольку сделал Москву религиозным центром; бывший жандармский генерал А. Спиридович утверждал, что идея Муссолини о контролируемых государством профсоюзах была сформулирована ещё в 1901 году шефом Московской полиции Сергеем Зубатовым. Фашистской России, согласно Родзаевскому, предстояло подняться на небывало высокий уровень благосостояния и социальной справедливости, в результате чего соседние страны (Финляндия, Латвия, Польша, Румыния, Болгария, Персия, Афганистан и Монголия) сами будут стремиться к включению в её состав, что в итоге приведёт к образованию великой евразийской империи. Программа РФП была насквозь пронизана антисемитизмом. ОГПУ харбинские фашисты называли «сионистским гнездом», а Сталина, которого трудно было заподозрить в юдофильстве, -«наложницей американских капиталистов и евреев».

18 февраля 1932 года китайские коллаборационисты под диктовку Квантунской армии провозгласили выход Маньчжурии из подчинения нанкинскому правительству Чан Кай-ши. Было объявлено о создании формально независимого государства — Мапьчжоу-Го. Чтобы придать этому акту видимость законности, японцы извлекли на свет политический реликт — последнего китайского императора Шуан-туна, известного также под именем Генри Пу И. (Кстати, эти события легли в основу известного кинофильма итальянского режиссёра Бернардо Бертолуччи «Последний император-.)

Однако японцы имели относительно русских фашистов свои планы. «Токуму кикан» — «органу особого назначения» при разведывательном отделении японского генштаба — они были нужны для шпионажа и диверсий в СССР. «Кемпеи» ~ военная жандармерия, подчинённая командующему Кван-тунской армии, — смотрела на них как на орудие для банального рэкета. В результате некоторые «соратники», бредившие национальной революцией, вместо неё оказались втянутыми в дела с наркотиками, проституцией и вымогательством. В сентябре 1936 года к Родзаевскому обратился майор Сузуки из «Токуму кикан» и предложил создать боевой отряд из членов РФП, который японцы брались обучить и снарядить для выполнения пропагандистских и диверсионных заданий в Восточной Сибири. В местах своих операций отряд должен был создавать фашистское подполье. К концу октября Сузуки и Родзаевский завербовали несколько десятков молодых «соратников», в срочном порядке освоивших элементарные навыки стрельбы, пользования рацией и взрывного дела. В начале ноября отряд разделился на несколько групп, которые должны были организовать беспорядки на советской территории в годовщину Октябрьской революции. Одна группа переплыла Амур в районе Благовещенска и какое-то время шаталась по берегам Зеи, перерезая провода и нападая на советских работников. Другая всё же выполнила задание. Проникнув в Забайкалье близ Разъезда 86 (пограничной станции, где кончалась Северо-Маньчжурская железная дорога и начиналась ветка Транссиба), шесть бойцов РФП прошагали по шпалам 400 километров до Читы. 7 ноября, незаметно смешавшись с демонстрантами, они вдруг вытащили листовки, где обличались преступления Сталина, и стали разбрасывать их в толпе. Арестованы были все, у кого в руках оказались эти листовки, в то время как самим диверсантам удалось скрыться …

Однако неожиданно для Родзаевского отношение к нему японских покровителей начало меняться не в лучшую сторону. Сомнения по поводу Родзаевского были явно навеяны событиями в Германии, где гестапо арестовало Бориса Тедли и некоторых других членов ВФС как советских шпионов. У японских властей была причина бояться советских агентов, маскирующихся под фашистов или нацистов. Чуть больше года назад немецкий журналист Рихард Зорге оказался сотрудником советской разведки. Введя всех в заблуждение безупречными нацистскими документами и изысканными европейскими манерами, Зорге несколько лет успешно использовал свои многочисленные японские контакты. В мае 1943 года Родзаевский был арестован «Кемпеи» и подвергнут усиленным допросам. Показания также давали Николай Кипкаев (бывший представитель ВФС в Токио) и Геннадий Тараданов (глава шанхайского отделения ВФС и автор книги «Азбука фашизма»). Всем им удалось оправдаться, и через месяц они вышли на свободу. По мере того как множились советские победы и японские неудачи в Тихом океане, даже Квантунская армия стала пунктуально соблюдать пакт 1941 года о нейтралитете. Желая любой ценой избежать трений с Москвой, Квантунская армия летом 1943 года приняла решительные меры против антисоветских организаций.

Первой жертвой новой политики стал ВФС. Конец его наступил внезапно. 1 июля харбинская военная миссия объявила о ликвидации его отделений организации в Маньчжоу-Го, Японии и Китае. В тот же день были закрыты газеты «Наш путь» и «Нация». На собрания, униформу, песни и эмблему ВФС наложили строгий запрет. Как только стало ясно, что Мань-чжоу-Го неминуемо будет захвачено советскими войсками, эмигранты начали совещаться, как быть дальше. Пессимистам возражали, что, одержав только что великую победу над Германией, Сталин не унизится до мести бывшим соотечественникам. Эти благие упования всячески поддерживались сотрудниками советского консульства в Харбине, которые при каждом удобном случае заявляли, что нет больше ни советских, ни эмигрантов — есть только русские люди. Красная армия освободит братьев-россиян от японского ярма и будет приветствовать их возвращение на Родину. На эту удочку попался и Родзаевский. Он не последовал примеру атамана Семёнова и других известных деятелей Белого движения, которые стоически ждали прихода чекистов. Он успел выбраться из Манъчжоу-Го 17 августа 1945 года, в тот самый день, когда Квантунская армия получила из токийского генштаба приказ о прекращении огня, а Красная — заняла Синьцзин и Мукден. Оказавшись в Тяньцзине, он написал два письма — одно командующему Забайкальским фронтом марпшгу Родиону Малиновскому, другое — Сталину. Родзаевский описал происшедший с ним душевный перелом, в результате которого он осознал преемственность, лежащую в основе русской истории. Величайшей его ошибкой было-де непонимание того, что СССР, в сущности, эволюционирует в фашистском направлении. -Сталинизм, — писал Родзаевский, — этот как раз то самое, что мы ошибочно называли российским фашизмом: это — наш российский фашизм, очищенный от крайностей, иллюзий и заблуждений».

Письма Малиновскому и Сталину Родзаевский сумел переправить в советское посольство в Пекине, Там они попали в руки сотруднику посольства Ивану Тимофеевичу Патрикееву, который немедленно пригласил «вождя» для личной встречи. Патрикеев произвел на Родзаевского хорошее впечатление. Он заверил бывшего «вождя», что такой человек нужен Родине. Россия стоит перед лицом новых, ещё более тяжёлых испытаний. Бывшие союзники — англичане и американцы — хотят воспользоваться её людскими потерями и экономической разрухой и вынашивают империалистические планы. У Родзаевского есть все данные, чтобы послужить своему народу в качестве журналиста-агитатора. На вопрос, куда его отправят, Патрикеев отвечал уклончиво: в Хабаровск или во Владивосток «для ознакомления с постановкой советского газетного дела». Немного освоившись, он получит должность в какой-нибудь газеге или на радио, причём в той части страны, где сам захочет. Однако самолёт, поднявшийся в небо в Чанчуне, вместо Владивостока приземлился в Чите. Оттуда Родзаевский был доставлен в Москву, где оказался на одной скамье подсудимых со своим непримиримым оппонентом атаманом Семёновым, Атаман был захвачен отрядом парашютистов Смерша 19 августа в своём доме в Дайрене. Рассказывают, что накануне ареста Семёнов приготовил особистам роскошное угощение и даже провозгласил тост за победу русского оружия над Германией, заявив, что хотя и отдаст себя на суд Сталину, но виновным себя не считает. Вечером 26 августа 1946 года генерал-полковник юстиции Василий Ульрих открыл заседание Военной коллегии Верховного суда СССР. Семёнов, который был звездой процесса, давал показания первым. Он не скрывал, что с командованием Квантунскои армии вынашивал планы захвата азиатской части Советской России. Тем не менее, в конце своей речи атаман ещё раз выразил радость по поводу победы СССР над Германией. Семёнова «как злейшего врага советского народа» приговорили к смертной казни через повешение, Родзаевского — к расстрелу.

Читать еще:

Правила похудения

1) Жир не животе не сжигается во время того, когда вы работаете над мышцами пресса. …

Добавить комментарий