Главная / Вокруг нас / Саамы — скольты 1920 — 1930-е гг. Семья и внутрисемейные отношения. Ч.-1

Саамы — скольты 1920 — 1930-е гг. Семья и внутрисемейные отношения. Ч.-1

саамы - скольты 1920 - 1930-е гг. семья и внутрисемейные отношения. ч.-1 основной ячейкой социальной структуры у кольских саамов в конце xix — начале xx в. была община (саам, сыййт). ее главными

Основной ячейкой социальной структуры у Кольских саамов в конце XIX — начале XX в. была община (саам, сыййт). Ее главными признаками были: четкая локализация на местности (общее зимнее поселение и общие промысловые угодия), общность хозяйственно-экономической и духовной жизни, существование определенной внутренней структуры, а также элементов общинного самосознания. Как и у других народов Севера, община у Кольских саамов совпадала с поселением. Это, в частности, отражалось в том, что и община, и поселение назывались — сыййт. Ее размеры колебались от 60-70 до 200-300 человек. По данным 1861 г., самым малочисленным был Куроптевский погост (64 человека), а наиболее крупным — Семиостровский (255 человек) (Списки населенных мест…, 1861. С. 24). Для сыййта характерен постоянный состав жителей, хотя он и был при этом открытой социальной структурой, допускавшей инкорпорацию новых членов. Основными подразделениями сыййта были семьи, а также временные и постоянные производственные коллективы, объединявшиеся как по территориальному, так и по родственному признаку. Взаимоотношения его членов были основаны на взаимопомощи и кооперации.

В конце XIX в. для саамов обычной была простая малая семья. Лишь в некоторых местностях сохранялись большие семьи. Обычно же сыновья после женитьбы отделялись от отца и заводили свое хозяйство. Только если у родителей был один сын, он оставался вместе с ними до смерти (Харузин, 1890. С. 246). Характерной традицией было то, что нередко, прежде чем основать свое хозяйство, молодой муж должен был определенное время (иногда до года) отработать в хозяйстве у тестя. В прошлом главой саамской семьи всегда был мужчина, но положение женщины в семье было довольно свободным.

После свадьбы, когда молодая жена становилась хозяйкой, хранительницей домашнего очага, она, как правило, не попадала в униженное положение и не становилась рабой мужа, а ее влияние на детей иногда даже было большим, чем власть и влияние отца. Правда, на поведение женщины, как на существо, по старым представлениям саамов, «нечистое», налагался ряд запретов и ограничений. Так, она не могла заходить в переднюю часть вежи, где находилось «чистое» место; когда в доме были гости, не участвовала в общей трапезе, а только подавала угощение. Ей запрещалось также близко подходить к местам святилищ, она не смела прикасаться к шаманскому бубну и т.д. Тем не менее ее положение нельзя было назвать бесправным (Харузин, 1890. С. 301-302).

Особенности образа жизни и быта саамов в условиях суровой северной природы и промыслового хозяйства были таковы, что семья большую часть времени проводила на своих семейных промысловых участках, вне общения с другими семьями и членами территориального объединения — погоста. Специфика этих условий определяла положение каждого из супругов в семье, их взаимоотношения, обязанности. Жена была единственной помощницей мужа, она не только выполняла необходимую работу по дому и занималась воспитанием детей, но и участвовала в промыслах (рыбной ловле, иногда даже оленеводстве), т.е. в добывании основных средств существования.

Как отмечал знаток саамского быта Н.Н. Харузин, работу в семье нельзя было строго разделить на женскую и мужскую, а можно лишь говорить о работах, преимущественно исполняемых женщинами (приготовление пищи, шитье и починка одежды, прядение шерсти и вязание, изготовление рыболовных сетей, лов мелкой рыбы в озерах и т.д.), и работах, исполняемых преимущественно мужчинами (уход за оленями, заготовка и продажа дров, ямская повинность, лов крупной рыбы, постройка карбасов и т.д.) (Харузин, 1890. С. 301-302). Но в действительности в семье не всегда строго придерживались этих норм, и нередко можно было встретить саамскую женщину, которая ехала в лес за дровами или пасла оленей, а также и саама, занимавшегося приготовлением пищи или починкой одежды. Это также делало положение мужа и жены в семье равным.

Особенности быта саамской семьи складывались веками и определялись спецификой их хозяйственной жизни и полукочевого быта. Эти особенности, кажущиеся, на первый взгляд, утраченными, в действительности в определенной мере сохраняются и в настоящее время, особенно в тех семьях, где кто-либо из членов занят в традиционном хозяйстве, а именно — в оленеводстве. В таких семьях необходима одежда из оленьего меха и сохраняется умение изготовлять ее так же, как и навыки изготовления различных орудий труда (аркана, саней и пр.), умение традиционной разделки оленьей туши, навыки ориентировки и поведения в тундре. В этих семьях хорошо сохраняется и родной язык.

В современной семье главой может быть как мужчина, так и женщина. В трехпоколенных семьях это чаще бывают люди старшего поколения, но иногда главой семьи считается и кто-нибудь из более молодых (например, женатый сын или замужняя дочь). Это может быть связано с их более высоким заработком или более высоким социальным положением. Внутрисемейные отношения строятся обычно на равенстве членов семьи. На вопрос, как распределяются в семье обязанности между мужчиной и женщиной, большинство саамов отвечает, что «муж помогает жене» или что «обязанности распределяются равномерно». Надо отметить, наши информанты часто затруднялись ответить, как именно в их семье распределяются обязанности между мужем и женой, что свидетельствует, на наш взгляд, о том, что по традиции четкого разделения мужского и женского труда в семье практически нет. Во многих семьях, по словам саамов, муж, помогая жене, занимается закупкой продуктов, участвует в уборке квартиры, в заготовке продовольствия на зиму, т.е. исполняет не только специфически мужские работы. Жена в свою очередь, помимо работы по дому, почти всегда участвует в рыболовном промысле. Распределение семейного бюджета чаще всего также происходит с общего согласия мужа и жены.

В старые времена, да еще и в 1950-е годы саамская семья была очень многодетной: 10-11 детей в семье было обычным явлением. В конце 1960-х годов средний размер семьи был равен 5,3 (в однонациональных — 5,2), а к настоящему времени по полевым материалам эти показатели составляют 4,3 (национально-смешанные семьи) и 3,9 (однонациональные семьи). Сокращение размеров семей объясняется, по-видимому, как довольно большим числом разводов, так и значительным сокращением рождаемости. В современной семье обычно 2-3 ребенка, причем особенно понизилась детность однонациональных саамских семей. В конце XIX в. саамы на Кольском полуострове составляли всего 21% населения (Первая перепись, 1897 г.). Остальные почти 80% составляли русские (66%), карелы (4,5%), коми (1,5%) и др. Но при этом саамы, занимаясь своими промыслами, вели полукочевую жизнь и мало контактировали с представителями других народов. Естественно, что процент национально-смешанных браков был у них в то время очень низким. Только понойские саамы уже в конце XIX в. активно смешивались с русскими. В настоящее время, спустя 100 лет, уровень межнациональных контактов саамов с другими народами очень высок. Имеется совершенно очевидная тенденция роста национально-смешанных браков: за последние 10 лет их доля вы-Росла с 57 до 63%. Среди них половина браков саамов с коми, около 40% — саамов с Русскими и примерно 10% — саамов с ненцами (ПМА, 1968, 1981, 1997 гг.).

При общем росте национально-смешанных браков в Ловозере увеличилась Доля саамско-русских семей (за последние 10 лет с 60 до 65%) и одновременно уменьшилась доля саамско-коми семей (за тот же период с 25 до 20%). В Краснощелье, наоборот, выросла доля саамско-коми браков (с 40 до 50%) и уменьшилась доля саамско-русских семей (с 50 до 38%) (ПМА, 1994 г.)

Свадьба. В конце XIX — начале XX в. вопрос о браке своих детей решали родители, хотя в то же время обычно учитывалось возможное несогласие молодых людей. Чтобы избежать родственных браков (у саамов браки разрешались не ближе, чем в четвертом колене), предпочиталось, чтобы жених и невеста были родом из разных погостов При выборе невесты большое значение имел достаток ее родителей и самой девушки, т.е. обращалось внимание на то, сколько она имела оленей. По саамскому обычаю ребенку при рождении дарили несколько оленей, приплод от которых в дальнейшем считался его собственностью. Поэтому девушка, у которой было так называемое олен-ное счастье, могла иметь ко времени выхода замуж довольно большое количество оленей и сравнительно легко находила себе жениха. Красота и прочие достоинства невесты имели меньшее значение. Как пишет И. Шеффер, автор XVII в., люди, живущие в таком суровом климате, среди скудной природы, больше заботятся о пропитании, источником которого главным образом являются олени, чем обо всем остальном. Владение большим стадом кажется им вернейшей гарантией избежать в дальнейшей жизни ужасов бедности и сопряженных с ней страданий, холода и голода. В этом нет ничего удивительного. Со временем, однако, все большее значение при заключении брака стала иметь взаимная симпатия молодых людей. В брак вступали обычно после 20 лет, причем нередко девушка была старше жениха. Считалось, что для заключения брака молодые люди должны были иметь определенные хозяйственные навыки. От юноши требовалось умение убить и освежевать дикого оленя, а от невесты — сшить яры, высокую, до паха обувь из оленьих шкур, что требовало большого искусства.

Свадьбы устраивались обычно зимой, после Крещения, когда все население было свободно от промысловых работ и находилось в поселке.

Свадебный обряд саамов имел множество местных вариантов, но всегда состоял из сватовства, «смотренья» или «рукобитья» и венчания, причем решающее значение имело рукобитье, после которого брак считался заключенным, и молодая переходила в дом к мужу. Сватать невесту ехали жених с отцом и несколько родственников со стороны жениха. Невеста нередко знала заранее о приезде сватов и уже готова была дать согласие. Во время сватовства невеста могла находиться в доме (веже, ту-пе), но чаще уходила куда-нибудь, чтобы ее никто не видел Жених также сначала не входил в дом Сват и отец жениха угощали всех присутствовавших привезенной с собой водкой, после чего сват, обращаясь к будущему тестю, просил его выдать дочь замуж. Надо сказать, что сватом обычно выбирали человека, который владел в какой-то мере искусством колдовства, обладал силой внушения и умел вести сватовство так, что почти всегда получал положительный ответ. Сват расхваливал достоинства жениха и при этом был очень учтив с его будущим тестем. Вести переговоры свату помогала сисса (sisse) — сестра отца жениха, которая вообще играла видную роль во всем свадебном ритуале.

В случае согласия на свадьбу родители невесты приглашали в дом жениха, который сначала здоровался с ними, а потом подходил к невесте. После этого жених и невеста переодевались в праздничные платья. Он надевал новую суконную юпу, а она — белые юпу и каньги. Свадебный печок также всегда делался из светлых оленьих шкур. Потом жених подходил к невесте и приветствовал ее поцелуем. По словам И. Шеффера, при поцелуе саамы не только прижимают губы к губам, но еще и носы к носам. Без этого поцелуй у них считается «ненастоящим». «Поцеловавшись с невестой, — продолжает И. Шеффер, — жених делает ей подарки, преподносит изысканнейшие, по его мнению, лакомства — олений язык, бобровое мясо». Кроме того, он дарил ей платок и кольцо. Если невеста была согласна выйти замуж, она принимала подарки, если нет — бросала ему обратно.

Завершающим этапом сватовства, означающим скрепление брачного договора, было смотренье или рукобитье, которое иногда проводилось сразу же, при первом визите свата и родственников жениха. Это особенно часто происходило в тех случаях, когда жених был родом из удаленного погоста. Но иногда рукобитье проводили и в следующий приход сватов. В давние времена оно сводилось к шуточной ловле женихом невесты-уточки (такое название невесты было, вероятно, связано с культом водоплавающей птицы) и напоминало о былом похищении невест. Позже при рукобитье отец невесты и сват били друг друга по рукам, что означало — брак заключен. После рукобитья до свадьбы проходило от одной-двух недель до нескольких месяцев. Жених должен был приготовить к свадьбе довольно дорогие подарки родителям невесты, ее сестрам, братьям и другим родственникам. Подарки состояли из оленей, мехов, различных предметов и украшений из серебра, денег и имели значение выкупа невесты. В некоторых случаях плата за невесту выражалась в службе тестю в течение года. Подарки, которые в виде платы за невесту делал жених ее родителям и родственникам, возвращались к нему равными по стоимости ценными «отдарками».

Приданое невесты состояло из оленей, одежды, оленьих шкур — постелей, различной домашней утвари и принадлежностей хозяйства. В XIX в. обычай выкупа постепенно исчезает и сменяется простым одариванием невесты. Подарки родителям и родственникам стали делать редко. Иногда жених заменял их едой и напитками к свадебному столу.

После рукобитья назначали день свадьбы. Накануне этого дня в доме, где жила невеста, собирались все родственники жениха и невесты и жених раздавал свои подарки. Все гости, пришедшие в этот день в дом невесты, приносили с собой съестные припасы, из которых потом готовились блюда для свадебного стола. Н.Н. Харузин считает, что этот обычай можно считать отголоском того времени, когда «вся родня жениха помогала члену своего рода в отдаче выкупа За невесту — обычай, перешедший потом в обычай принесения съестных припасов на свадебный пир, вероятно, сначала лишь родственниками жениха, затем УЖе родственниками и знакомыми обеих врачующихся сторон» (Харузин, 1890. С. 270). Свадебный пир по традиции устраивали в доме невесты. На столе обычно в Изобилии была хорошая еда: разными способами приготовленное оленье мясо, оленьи языки, грудинка и также рыба, в том числе лососевых пород (семга, кум-). Из напитков — чай, водка.

В XIX-XX вв. саамы уже не придерживались обычая, по которому молодой муж должен год отрабатывать в доме тестя. После традиционной свадьбы и венчания, а если венчание задерживалось, то сразу после свадьбы молодые жили в доме тестя еще несколько дней, а затем переселялись в собственное жилище.

В наши дни браки заключаются, как правило, по выбору и решению самих молодых людей. Знакомство происходит в клубе, на танцах, во время праздников, народных гуляний и т.д. Время года для свадьбы практически не имеет значения. Сейчас возраст вступления в брак в основном от 20 до 25 лет, хотя встречаются как более ранние, так и более поздние браки. В настоящее время молодая пара стремится получить собственное жилье и жить отдельно от родителей. Однако, как замечают исследователи, у саамов иногда и сейчас сохраняется традиция поселения молодых в доме родителей невесты. В то же время нередки случаи, когда представители старшего поколения, родители мужа или жены, живут вместе со своими замужними или женатыми детьми.

Т.В.Лукьянченко. Прибалтийско-финские народы России. М. Наука 2003

Саамы - скольты 1920 - 1930-е гг. Семья и внутрисемейные отношения. Ч.-1

Саамы - скольты 1920 - 1930-е гг. Семья и внутрисемейные отношения. Ч.-1

Саамы - скольты 1920 - 1930-е гг. Семья и внутрисемейные отношения. Ч.-1

Саамы - скольты 1920 - 1930-е гг. Семья и внутрисемейные отношения. Ч.-1

Саамы - скольты 1920 - 1930-е гг. Семья и внутрисемейные отношения. Ч.-1

Саамы - скольты 1920 - 1930-е гг. Семья и внутрисемейные отношения. Ч.-1

Саамы - скольты 1920 - 1930-е гг. Семья и внутрисемейные отношения. Ч.-1

Саамы - скольты 1920 - 1930-е гг. Семья и внутрисемейные отношения. Ч.-1

Саамы - скольты 1920 - 1930-е гг. Семья и внутрисемейные отношения. Ч.-1

Саамы - скольты 1920 - 1930-е гг. Семья и внутрисемейные отношения. Ч.-1

Читать еще:

ОМСК. ПОЛУЗАБЫТАЯ СТОЛИЦА.

Прошлое Омска, одного из двух основных петровских городов, возникших в Сибири, таит много необычного. Здесь …

Добавить комментарий