Главная / Вокруг нас / Как новые технологии изменили порнографию, мастурбацию и наш мозг

Как новые технологии изменили порнографию, мастурбацию и наш мозг

как новые технологии изменили порнографию, мастурбацию и наш мозг мощные компьютеры в сочетании с высокоскоростным интернетом положили начало новой эре. в нашей жизни и образе мышления

Мощные компьютеры в сочетании с высокоскоростным интернетом положили начало новой эре. В нашей жизни и образе мышления происходят изменения, сравнимые с теми, что принесло изобретение книгопечатного пресса. Трансформировались не только психические расстройства и способ коммуникации с миром — упомянутые технические достижения драматически повлияли на нашу мастурбацию. Разбираемся, что происходит с мозгом за просмотром порно.

Как изменилось порно

«Грязные фантазии» ушли в прошлое — все, что вы воображаете, уже апроприировано порнографией. Это глобальная индустрия общей стоимостью порядка 100 млрд долларов, ее доля на общемировом рынке составляет примерно 10 %, а пользователи Соединенных Штатов Америки тратят на клубничку больше 3000 долларов в секунду. При этом порнография так мала, что всегда может быть с нами в кармане брюк: если в 2008 году только 1 % пользователей запускали видео категории «18+» с мобильных устройств, то сейчас таких уже 75 %. Еще в 2006 году лишь 34 % смотрели порно онлайн — большинство предпочитали DVD и журналы. Сегодня жизнь горожанина в развитых странах трудно вообразить без доступа на порносайты.

В своем современном виде порнография — довольно новое явление. Как вид искусства и досуга она существовала с незапамятных времен, но клубничке с отменным качеством картинки на базе высокоскоростного интернета всего порядка полутора десятков лет. До этого потребление порно было ограничено — количеством страниц журнала, длительностью фильма, временем вещания кабельного канала. Сейчас оно и безгранично, и бесконечно (если только у вас нет в запасе 173 лет, чтобы пересмотреть 1,5 млн часов видео на PornHub).

Изменилось многое: порнография стала доступной всем и полностью анонимной. А благодаря высокоскоростной связи упростился процесс поиска и загрузки контента — можно открывать десятки окон с разными роликами одновременно.

С распространением и эволюцией мобильных устройств стал другим сам стиль потребления: мы имеем доступ к порно не только всегда, но и везде — в общественном транспорте, в курилке офиса, за столом Ленинской библиотеки и в очереди на получение загранпаспорта.

Почему мы смотрим порно

Разумеется, потому, что это приятно. А приятно это потому, что такое видео активизирует систему поощрения — древнюю часть мозга, мотивирующую нас совершать действия, которые в краткосрочной перспективе повышают наши шансы на выживание и передачу генов следующим поколениям. Главными занятиями она считает еду, секс, любовь и дружбу, а также познание и вообще одобряет тягу к чему-то новому. Можно назвать это базовыми ценностями — природным кайфом.

Основное вещество системы поощрения — нейротрансмиттер дофамин, который ее активирует и вызывает у нас предощущение радости и желание ее испытать. Иногда его называют «гормоном удовольствия», что не совсем верно: непосредственное переживание этого чувства связано с опиоидными и эндорфиновыми рецепторами, в то время как дофамин только обещает наслаждение и заставляет нас стремиться к разного рода радостям или долгосрочным достижениям. Его задача проста: мы должны захотеть то, что выгодно для выживания и размножения, получить удовольствие — и захотеть это снова. Вроде ешь три раза в день — а когда голоден, все равно готов наброситься на еду как в последний раз Это дофамин.

Степень активации системы поощрения зависит от того, насколько многообещающим представляется конкретный стимул.

У большинства людей, например, дофамин вырабатывается при поедании шоколада или созерцании полуобнаженного тела привлекательного человека.

Это эволюционно обусловленная реакция: в процессе развития мозг выработал механизм распознавания и «доставания» калорийной пищи и представителей подходящего нам пола для спаривания. Мы попросту не выжили бы, если бы наши предки не стремились изо всех сил к этим двум занятиям — еде и сексу. Точно так же система поощрения активизируется при употреблении кокаина и других наркотиков, но не потому, что они нужны нам для выживания, а потому, что эти вещества химически вызывают выбросы сверхпорций упомянутого гормона, что приводит к привыканию.

Чем больше дофамина впрыскивается в кровь — тем непреодолимее наше желание заполучить награду. Если же его нет или очень мало, то вы безразличны ко всему, даже к молочному шейку, бургеру и предложению заняться сексом прямо сейчас. Дофамин выступает природным барометром, определяющим ценность любого вашего опыта. Он подсказывает, к чему нам стремиться, чего избегать, куда направить свое внимание, и мотивирует — в том числе еще раз проверить обновления на порнотьюбе.

Интернет-порно — супранормальный стимул

Современное интернет-порно можно отнести к супранормальным стимулам, обладающим большей силой воздействия: они ярче, крупнее или громче — в общем, привлекательнее, чем обычные. А потому и количество вырабатываемого дофамина в этом случае возрастает. Мозг сигнализирует: эй, тебе чертовски повезло, бросай всё и займись важным для выживания и продолжения рода делом! Птиц, бабочек и другую живность можно заставить отказаться от своих настоящих гнезд, отвергнуть реальных партнеров и предпочесть им «пластмассовую жизнь». Например, самки пернатых, пытаясь взобраться на гигантские яркоокрашенные искусственные яйца, забрасывали те, что самолично снесли, поскольку они были бледненькие и неказистые, оставляя их без тепла, — и невылупившиеся птенцы погибали.

Супранормальное кажется нам более желанным. Таким стимулам трудно противиться, а в современном мире их очень много и будет еще больше: если рекламная индустрия XX века хотела убедить ваш разум в необходимости пользоваться товарами — то нейромаркетинг превращает свой продукт в супрастимул. Вам не нужно размышлять, чтобы хотеть, — мозг вожделеет его на автомате.

Как новизна постоянно держит нас на пике возбуждения

Еще одна «супранормальность» порнографии — это новизна, которая никогда не заканчивается. Наша система поощрения ярко реагирует на нее, ведь любопытство и исследовательское поведение — важные факторы выживаемости. А высокий интерес к новым партнерам позволял нашим предкам максимально эффективно размножаться.

Для описания подобной ситуации существует даже специальный термин — «эффект Кулиджа». Это название отсылает к анекдоту о том, как президент США Калвин Кулидж с супругой приехали на ферму, где им рассказали, что местный петух сношается десятки раз в день. Первая леди ехидно попросила передать это мужу. Мистер Кулидж не растерялся и поинтересовался у управляющего, всегда ли петух топчет одну и ту же курицу. Ответ был отрицательный — и находчивый президент незамедлительно попросил уведомить об этом жену.

Эффект Кулиджа показывает, как сексуальная новизна управляет нашими поступками. Его действие проявляется в поведении некоторых животных — от баранов до грызунов. Посадите самца крысы в клетку к текущим самкам — и увидите, как он расстарается, чтобы оплодотворить их всех наверняка. Затем, даже если дамы расположены к нему, он больше не захочет любовных ласк. Но стоит подбросить в клетку новую, незнакомую ему самку — у крысиного ловеласа откуда-то появляются силы, чтобы осчастливить и ее. Этот опыт можно повторять, снабжая героя-любовника новыми партнершами, пока тот буквально не лишится сил.

Конечно, человеческие сексуальные отношения куда сложнее: во-первых, мы относимся к 3–5 % млекопитающих, способных создавать моногамные пары, а во-вторых, в генезисе нашей половой жизни не доминируют биологические драйвы — они важны в такой же мере, как социокультурные и индивидуальные психологические коды. И тем не менее сексуальная новизна оказывает на человека весьма заметное влияние.

Как порно воздействует на мозг

HD-порно при высокой скорости связи — целый букет супранормальных стимулов.

Во-первых, перед нашими глазами проходит бесконечная череда потрясающих партнеров, которые доступны и уже готовы к соитию. Это значит, что желание не угасает: меняя их кликами мыши, мы сохраняем сексуальный интерес на пике. Возможность быстрого поиска и многообразие вариантов возбуждают дофаминовую систему благодаря включению исследовательского поведения — пресловутой «новизны», о которой говорилось выше, хоть отбавляй!

Во-вторых, порнография изобилует характерными преувеличениями: огромные груди, никогда не устающие под виагрой и кокаином пенисы, идеальные формы половых губ, барбиобразные фигуры женщин и атлетичные тела мужчин, поражающие воображение позы, неправдоподобно быстрые и громкие оргазмы.

А еще подчеркнутая жестокость, наигранная похоть, «свеженькие» для нашей обыденной жизни групповушки, гэнг-бэнги, тройные проникновения и экстраглубокие глотки.

В-третьих, высокое разрешение современного видео в сочетании с монтажом самых сочных моментов и умопомрачительными клоуз-апами стимулирует мозг куда сильнее статичных картинок из скромных пентхаусов прошлой эпохи.

Что все это значит Мы только что разобрались, где конкретно вам приятно, когда вы смотрите порно: в голове. Такое видео влияет на ваш мозг — и посильнее, чем нейромаркетинг, который пока осваивает софткор со своим классическим sex sells. Порно продает сам секс — и это абсолютно беспроигрышный вариант, поскольку среди миллионов потребителей бесплатного контента находятся сотни тысяч, готовые выложить свои кровные на премиум-подписку (а она сулит многое — от быстрого доступа к самым свежим роликам и веб-кам-чатам до эксклюзивных секс-игрушек и закрытых мероприятий, где можно встретить любимых порноактеров). Тем более что сексуальное возбуждение подталкивает к рискованному финансовому поведению.

Что такое перепотребление

Супранормальные стимулы могут «взломать» вашу систему поощрения, подобно кокаину и амфетамину. Так происходит в том случае, если дофамин вырабатывается в аномально больших количествах. Чтобы добиться химического баланса, ваш мозг снижает его производство. Это приводит к тому, что недостаточно «крупные» естественные награды: чистая вода, богатая витаминами еда, движение, познание, отношения с людьми и достижение долгосрочных целей через преодоление многочисленных трудностей — перестают радовать вас так, как раньше. В попытке «переварить» вырабатываемый от супранормальных стимулов дофамин мозг отращивает новые рецепторы, а чем их больше — тем больше нужно и самого дофамина, чтобы почувствовать прежний кайф.

Поэтому длина вынюхиваемых вами кокаиновых дорожек со временем растет, а порноконтент, который вы ищете, становится все более шокирующим.

Система поощрения — древнее образование, что-то вроде интуитивного, эмоционального центра принятия спонтанных решений, которые должны привести к быстрой разрядке напряжения. Более молодая часть мозга — кора полушарий. В ней есть область, отвечающая за нашу рациональность, планирование, контроль и вообще за все специфически человеческое, — префронтальная зона. В идеале эти два механизма работают слаженно, в паре: «горячая» система поощрения с энтузиазмом указывает на максимально выгодные организму стимулы, «холодная» — обдумывает варианты с учетом долгосрочных перспектив и делает обоснованный вывод. Затем и первая структура постепенно настраивается на запланированные профиты и помогает рациональности с мотивацией (поэтому после любых волевых достижений обязательно надо отдохнуть и наградить систему поощрения).

Строя постиндустриальное общество, наши предки не зря представляли себе, что непрекращающийся процесс потребления может привести мир к стабильности и счастью в духе «Дивного нового мира» Олдоса Хаксли, ведь все наши примитивные, «биологические» желания можно реализовать на рационально сконструированном рынке удовольствий.

Когда что-то гипертрофированно привлекательное становится суперценным для системы вознаграждения, когда можно получить неограниченный доступ к такому благу и при этом постоянно сохранять ощущение новизны и возбужденное любопытство — возникает риск хронического перепотребления.

Это и есть цель рынка — заставить покупателей потреблять лишнее: еду, гаджеты, одежду, секс, вещества.

Проблема появляется тогда, когда чрезмерное количество супранормальных стимулов перегревает «горячую» систему мозга. Желания становятся навязчивы и стихийны — и в результате ослабевают нейронные связи этой структуры с префронтальной корой, которая теряет власть над вашим поведением. Вам физически труднее себя контролировать, планировать будущее и ставить долгосрочные цели. Такие симптомы были обнаружены у запойно играющих в WoW вместе с ухудшением памяти.

Ослабление префронтальной коры — центральная проблема дофаномики со всеми ее производными, от переслащенного кофе на каждом углу до зависимости от фейсбука. Есть данные, свидетельствующие о корреляции между увеличением времени, проводимого за просмотром порнографии, и уменьшением объема вещества в некоторых зонах мозга, — но что причина, а что следствие, пока неясно.

Может ли порно вызывать зависимость

Основная проблема в спорах на эту тему — содержание самого термина «зависимость». Еще недавно считалось, что ее может вызвать только употребление определенных веществ. Однако современная наука в числе ключевых характеристик нашего мозга называет нейропластичность: он изменяется физически и химически под воздействием не только тех или иных препаратов, но и опыта. Сегодня аддикция определяется уже не как зависимость от употребления какого-то вещества, а как первичное хроническое нарушение в системе поощрения мозга, мотивации, памяти и связанных с ними зонах, которое проявляется в поведении. Для него характерно патологическое стремление к получению награды, будь то химическое соединение или другой стимул. При этом человек не способен воздерживаться, испытывает постоянную жажду, у него возникают проблемы с самоконтролем, социализацией, появляются трудности с осознанием ситуации, нарушения в эмоциональной сфере. Как и другие хронические состояния, аддикция может протекать по цикличной схеме «ремиссия — рецидив».

В последнюю редакцию DSM-5 в 2013 году была внесена игромания как расстройство поведения — но там нет, например, зависимости от порнографии. Почему Основной проблемой таких классификаций можно назвать устаревший подход к описанию болезней: до недавнего времени психиатрия оставалась едва ли ни единственным разделом медицины, в котором его предмет исследовался не напрямую, а через симптомы. Это как если бы в травмопункте у вас определяли перелом не с помощью рентгена, а по вашей хромоте. Не так давно психиатры (правда, лишь в развитых странах) получили возможность непосредственно наблюдать за тем органом, что они лечат, — за мозгом. Пока аддикция описывается через внешние симптомы, в нюансах которых трудно разобраться, у специалистов нет единой картины, а потому и четко определить это понятие невозможно.

На днях в МКБ внесли зависимость от офлайн- и онлайн-видеоигр — но не от социальных сетей или интернет-порнографии, хотя все эти состояния соответствуют характеристикам аддиктивного поведения. Не исключено, что уже в следующей редакции DSM его будут определять не по внешней симптоматичности, а по другому признаку. Этим критерием должно стать то единственное, что делает употребление кокаина и неумеренный шопинг, игру в WoW целыми днями и бесконечную мастурбацию под порно одним и тем же с точки зрения мозга занятием, — патологические изменения в дофаминергических зонах и ослабление контакта «горячей» системы с «холодной». Аддиктивное поведение обусловлено свойствами этого нейротрансмиттера: он не столько вызывает приятные ощущения, сколько побуждает к постоянному действию для достижения удовольствий. При перепотреблении мы попадаем в замкнутый круг: чем больше дофамина, тем сильнее становится неудовлетворенность и желание получить награду.

Конечно, говорить о том, что порнография вызывает зависимость в том же смысле, что и наркотики, — так же некорректно, как обвинять еду в ожирении. Кроме того, героин, например, наводняет организм опиоидами, которые помогают нам не чувствовать боль, — при отказе от него ломит буквально везде, это вам не просто дисфория.

Как новые технологии изменили порнографию, мастурбацию и наш мозг

Как новые технологии изменили порнографию, мастурбацию и наш мозг

Как новые технологии изменили порнографию, мастурбацию и наш мозг

Как новые технологии изменили порнографию, мастурбацию и наш мозг

Как новые технологии изменили порнографию, мастурбацию и наш мозг

Читать еще:

НАТО подступает к границам России

«Миролюбивый» альянс, состоящий из марионеток США, продолжает искать плацдармы для максимального приближения к границам России. …

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *