Смерть на кресте (распятие). Технические подробности

смерть на кресте (распятие). технические подробности крестная мука была в ходу у египтян, иудеев, карфагенян, финикийцев, персов. в маке­донии, греции и римской империи распинали обычно рабов,

Крестная мука была в ходу у египтян, иудеев, карфагенян, финикийцев, персов. В Маке­донии, Греции и Римской империи распинали обычно рабов, иногда — ви­новных в совершении особо тяжких преступлений, чтобы показательно их унизить.

Первые казни на кресте отмечены в Риме при Тарквинии Великолепном, последнем из семи царей. Эта практика пришла в Рим от карфагенян, которые переняли ее у финикийцев.Римских сенаторов и судей обвини­ли в «преступлении» за то, что они при­говорили к распятию римских граждан. Вспомним, как Цицерон гневно упрекал Верреса, когда тот, будучи наместником на Сицилии, приговорил к кресту римского гражданина. Считается, что иудеи стали применять распятие во времена правления царя Ирода.

Крест мог состоять из двух, трех, иногда даже четырех перекладин и при­нимать самые разные формы: Т-образ­ную, Х-образную, У-образную. Первая разновидность — перевернутый крест — позволяла распинать человека вниз го­ловой, так казнили бунтовщиков. Именно так распяли апостола Петра по его собственной просьбе: он посчитал себя недостойным быть распятым, как Христос. Император Нерон удовлетво­рил его просьбу, но другим мученикам отказал.

По мнению отдельных историков, практи­ка распятия вниз головой родилась по чи­сто техническим причинам. «Во влажную землю крест приходилось втыкать глубо­ко, так что горизонтальная балка оказы­валась близко к земле, и один из ее концов, в зависимости от того, куда кре­нился крест, заостряли. Так достигалась максимальная устойчивость, и жертву распинали головой вниз».

Х-образный крест прозвали крестом святого Андрея по имени мученика Андрея, брата апостола Петра и ученика Иоанна Крестителя. Когда он очутился подле креста, то снял всю одежду и от­дал палачу. Ему не стали прибивать ру­ки и ноги гвоздями, а привязали их веревками, чтобы пытка продлилась доль­ше. Он прожил после распятия два дня.

В Риме, Греции и на Востоке пригово­ренного к распятию сначала бичевали кнутом, а потом заставляли нести крест к месту казни. Точнее говоря, он нес «патибулум» (patibulum) — верхнюю горизон­тальную балку креста, тогда как «ствол» (stips) к приходу приговоренного и пала­чей уже торчал из земли. Бесчисленные картины, изображающие шествующего на Голгофу Христа с крестом на плечах, искажают реалии того времени.

На месте казни осужденного привя­зывали к кресту веревками, но чаще прибивали гвоздями. В первом случае человеку разводили руки, крепили их к патибулуму, потом с помощью веревки и блока поднимали наверх и фиксировали.

Когда приговоренного прибивали гвоздями, действовали так же: сначала прибивали к патибулуму руки, затем подвешивали и прибивали ноги. Случалось, что казнимого прибивали к кре­сту, лежащему на земле, потом крест поднимали и вставляли в заранее при­готовленную яму. Гвозди никогда не за­бивали в ладони — они бы разорвались под тяжестью тела.

Гвозди вгоняли в запястья двумя способами. Опытный палач забивал длинный гвоздь в окруженную костями точку, которую современные анатомы называют «пространством Дестота». Остриё пронзало её, не повреждая ко­стей, разве что разрывая медианный нерв, в результате чего большой палец прижимался к ладони. Менее ловкий палач ограничивался тем, что загонял гвоздь между лучевой и локтевой костя­ми. Но в обоих случаях крепление ока­зывалось весьма прочным.

Ноги прибивали разными способа­ми. Их могли крепить, забивая гвоздь в каждую, накладывать одну на другую или разводить в стороны при так назы­ваемом «четырехугольном» распятии. Для лучшей надёжности крепления, гвозди, как правило, прибивались через деревянную шайбу.

В Римской империи существовал особый способ, когда сведенные вместе ноги располагали боком, так что гвоздь пронзал обе пятки, отчего у осужденно­го скручивало все тело.

В любом случае, каким бы ни был способ прибивания, никакой опоры для ног, столь часто изображаемой на рели­гиозных картинах, не было и в помине.

Подобная опора противоречила бы самому смыслу казни. Ведь на кресте умирали не от голода и жажды, как ду­мают многие, и не от потери крови, а от удушья. Распятый мог дышать, только если приподнимался на руках, но гвозди причиняли ему сильную боль, мышцы сводило судорогой, и он не мог выдох­нуть воздух, наполнявший грудную клетку. Этот феномен отмечен и очень точно описан выжившими узниками концлагерей, присутствовавшими при распятиях. Для усиления асфиксии к ногам самых крепких распинаемых при­вязывали тяжелые камни, чтобы обеспе­чить полную неподвижность рук и ли­шить человека возможности дышать.

В случае распятия на кресте c руками, несколько согнутыми в локтях и распростертыми вдоль патибулума, и с ногами, полусогнутыми в коленных суставах и стопами, фиксированными к статикулуму, приговоренный к распятию человек мог принимать на кресте только два основных положения.

Первое – с распрямленными в коленях ногами и руками, вытянутыми вдоль патибулума. Осужденный при этом опирался на ноги, на которые в этой позиции приходилась нагрузка практически всей массы тела.

Второе – с ногами, согнутыми в коленных суставах. В этом случае распятого человека туловище провисало вниз и несколько вперед, а руки отходили от туловища к patibulum вверх и в стороны под углом, близким к 60-65º. В подобной позиции запястьям осужденного приходилось выдерживать всю массу его тела, По мере нарастания мышечной усталости распятый все больше и больше времени проводил во второй позиции.

Под действием веса собственного тела перерастяжение грудной клетки достаточно быстро приводило к нарастанию усталости межреберных мышц и брюшной диафрагмы, которые и отвечают за акт дыхания в норме. В этих условиях становится возможным вдох, но резко затруднен выдох, что приводит к накоплению в организме углекислого газа, а также других продуктов метаболизма, выводимых их организма в процессе дыхания через легкие.

Распятый мог компенсировать это состояние, только приняв первую позицию, для чего надо было выпрямить ноги в коленных суставах, и переместить тело вверх по кресту. Однако на запястья, руки и плечевые суставы распятого, под действием веса его собственного тела начинало действовать значительная нагрузка, которая постепенно приводила к дислокации суставных соединений пояса верхних конечностей.

По мере развития усталости, руки распинаемого, все чаще находились в положении, когда они направлены кзади и верх, а туловище обвисало на согнутых в коленях ногах вперед и вниз, что затрудняло работу дополнительных дыхательных мышц.

Помимо этого, при каждой попытке изменить положение на кресте кости запястья и стоп проворачивались вокруг вбитых гвоздей, а поврежденные при бичевании мягкие ткани спины обдирались о стабилум, что доставляло распятому сильнейшую боль.

Так как для того, чтобы говорить человек должен набрать в легкие достаточное количество воздуха, то для произнесения каждого слова распятому также надо было подниматься на кресте. Для этого ему каждый раз, обдирая надкостницу, ему надо было опереться на пронзенные гвоздями ноги и одновременно подтянуться на прибитых к кресту руках. Можно представить, какую сильнейшую боль приносило распятому человеку каждое произнесенное на кресте слово.

Чем дольше времени проходило от момента распятия на кресте, тем больше сил терял казнимый, у него нарастали судороги и мышечная боль, все более выраженной становилась дислокация суставов пояса верхних конечностей, и всё чаще он принимал положение, препятствующее нормальному дыханию. Вдох осуществлялся только за счет диафрагмы, что постепенно приводило к развитию выраженного удушья, от которого он в конечном итоге распятый человек и погибал.

В древности только иудеи смягчали казнь: на закате распятым ломали ноги, чтобы ускорить асфиксию. Иудейский закон требовал подносить осужденному питье, притупляющее чувствительность к боли. Вспомним, что Христу предла­гали такое питье: вино с опиатом перед распятием и уксус после распятия.

Тела мятежников висели до полного разложения. Так случалось после каждой «войны рабов» — трех крупных восста­ний, с трудом подавленных Римом. За победой следовала ужасная бойня и тыся­чи распятий. Два первых бунта вспыхну­ли на Сицилии, соответственно за полто­ра и за век до христианской эры. После третьего — самого знаменитого — под предводительством Спартака в 73 году до новой эры более шести тысяч мятежников при­говорили к распятию. Кресты стояли вдоль всей дороги из Капуи до Рима.

Когда приговор был «законным», как, например, в суде над Христом, вла­сти разрешали родственникам и друзьям казненного отдать ему послед­ний долг после официальной констата­ции смерти. Удар копьем в бок, по римскому законодательству, служил подтверждением наступившей смерти. Вопреки расхожему мнению, этот удар никогда не добивал распятого и не уси­ливал его страданий.

Самую большую дань этому орудию казни заплатили не восставшие рабы, бунтовщики и опасные преступники, а христиане. За триста с лишним лет вслед за апостолами на кресте было распято множество христиан, не пожелавших отречься от новой веры. При императо­ре Траяне в Иерусалиме распяли святого Симеона. Святую Юлию распяли в Кар­фагене. Людей тысячами распинали во всех средиземноморских странах.

Вспомним Нерона, находившего удовольствие в обмазывании жертв смолой, чтобы добавить к страданиям на кресте пытку огнем. Осужденных рим­скими магистратами на распятие часто пытали до казни. Все современные исследователи истории древнего мира едины во мнении, что число жертв во времена правления Септима Сурового, Каракаллы, Гелиогабала, Максимина и особенно Диоклетиана, Деция и Доми­циана было огромным. С приходом христианских императоров распятие отменили в память о страстях Христо­вых. С тех пор символ креста приобрел культовый характер, как в греческих, так и в латинских литургиях. Крест и распятие заняли важное место в католических ритуалах и церемониях. Крест, некогда бывший орудием казни, стал символом воскресения.Казнь на кресте, распятие

Применение распятия к преступни­кам в Европе стало восприниматься как богохульство, но в Азии и на Востоке этот метод казни сохранялся. Французский писатель и путешественник Жан-Пьер Оскар Кометтан в книге «Неизвестная цивилиза­ция» пишет, что в XIX веке в Японии «су­дьи все еще приговаривали к распятию». Надо сказать, что и Европа, несмотря на все свое христианство, не раз еще возвра­щалась к варварской практике распятия.

Случаи распятий были отмечены во время Вандейской войны в конце XVIII века во Франции: так поступали республиканские солдаты, наказывая жителей городов Машкуль и Сен-Флоран, давших сигнал к восстанию в 1793 году. Людей распина­ли и в Испании во время наполеонов­ской кампании.

В СССР нацисты каз­нили на кресте партизан и евреев. Итальянский писатель Курицио Малапарте в своём знаменитом романе «Шкура» рассказывает о встрече с распятыми на кресте. «Крик ужаса застрял у меня в горле. Это были распятые люди. Они были прибиты к стволам деревьев. Кто-то уронил голову на плечи, кто-то на грудь, кто-то подни­мал глаза к небу, глядя на молодой месяц. Почти все были в черных еврейских пла­щах на голое тело, их кожа блестела в мягком лунном свете…». «Распятые молчали, я слышал их дыхание. Я слышал глухой хрип, вырывавшийся из горла, чувствовал на себе тяжелые взгля­ды, их глаза обжигали огнем мое лицо, залитое слезами, капавшими на грудь…». «Если есть в тебе жалость, убей меня! Выстрели мне в голову, — кричал один из распятых. — Выстрели мне в голову, сжалься надо мной! Убей меня, о-о-о, убей меня из любви к Господу!».

В конце XIX века распятие по-прежнему существовало в Бирме и Северной Аф­рике, в частности в Марокко. В 1892 го­ду, то есть через два года после того, как в США начали «обрабатывать современ­ным способом» приговоренных к смерт­ной казни марокканцев, сажая их на электрический стул, на большой площа­ди в Марракеше публика собралась, чтобы поприсутствовать на распятии каида Хабура. Эта казнь под музыку ста­ла поводом для трехдневных праз­днеств, после чего труп разорвали на мелкие кусочки и бросили собакам. В заключение добавим, что вплоть до 80-х годов ХХ века распятие фигурировало в уголовном кодексе Северного Йемена в качестве законной формы высшей ме­ры наказания. Однако стоит отметить, что приговоренный мог быть распят только после того, как его казнят со­гласно вынесенному вердикту — через расстрел или отрубание головы.

В Судане все обстояло иначе: распя­тие живьем было предусмотрено за престу­пления хадда, то есть против Бога.

По крайней мере, до 90-х годов ХХ века в шести стра­нах, живущих по законам ислама, мож­но было на законном основании казнить лю­дей на кресте, распиная их живыми. Речь идет о Судане, Объединенных Арабских Эмиратах, Иране, Мавритании, Пакистане и Сау­довской Аравии.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *