Главная / Вокруг нас / ГЛАВНЫЕ ПОСТРОЙКИ ФЁДОРА ШЕХТЕЛЯ

ГЛАВНЫЕ ПОСТРОЙКИ ФЁДОРА ШЕХТЕЛЯ

главные постройки фёдора шехтеля федор осипович шехтель (7 августа 1859 - 7 июля 1926)— известный мастер русского модерна. он построил множество зданий, которые стали символом архитектурной

Федор Осипович Шехтель (7 августа 1859 — 7 июля 1926)— известный мастер русского модерна. Он построил множество зданий, которые стали символом архитектурной эпохи конца XIX — начала ХХ века. Ему принадлежит две сотни проектов в Москве и разных уголках России.

Усадьба фон Дервизов. Рязанская область. 1883—1889

В Кирицах Рязанской области Федор Шехтель построил похожую на сказочный замок усадьбу для действительного статского советника, барона Сергея Павловича фон Дервиза (1863-1943). С. П. фон Дервиз известен как предприниматель и меценат, среди прочего он приобрел и подарил орган Московской консерватории. В проект Шехтеля входили главный дом, служебный корпус, конюшня, Красные ворота, беседка, арочный мост, грот, ограда, регулярный и пейзажный парки с системой прудов. Главный дом был увенчан башенками со шпилями и украшен скульптурами. От него к террасе спускались две изящные лестницы.

В парке создали тенистые гроты и арочные мостики, расчистили пруды и украсили территорию скульптурами кентавров. Владелец усадьбы недолго наслаждался архитектурным творением Шехтеля: через несколько лет он разорился и продал Кирицы. В 1908 году усадьбу приобрел шталмейстер светлейший князь К.А. Горчаков. После революции в здании усадьбы находилось сельскохозяйственное училище. Позже здесь разместился санаторий для больных туберкулезом детей, он находится там до сих пор.

Усадьба Локалова. Ярославская область. 1888 — 1890

Второй известной работой Шехтеля в провинциальной России стала усадьба купца 1-й гильдии Александра Александровича Локалова — владельца прядильно-ткацкой мануфактуры — одного из богатейших людей страны в конце XIX века. Комплекс усадьбы был возведён в 1888—1890 годах. Основное здание усадьбы построено за два года в псевдорусском стиле и стилизовано под классический русский терем, со множеством элементов, характерных для древнерусского зодчества, и со шпилем, украшенным флюгером; дом украшен изразцами, витражами и кокошниками. В таком же стиле созданы другие шехтелевские «терема» — особняк Шаронова и Ярославский вокзал

Во дворе дома Шехтель создал зимний сад в форме карстовой пещеры. Потолок из сталактитовых сосулек и ласточкины гнезда на стенах делали его похожим на сказочный грот. С 1920 по 1924 годы в усадьбе размещался крупный губернский музей, а со времён Великой Отечественной войны — детский дом. На начало XXI века особняк нуждается в реставрационных работах.

Особняк Зинаиды Морозовой. Москва, Спиридоновка, 17. 1893—1898

Этот дом Федор Шехтель возвел в Москве для жены богатого промышленника и мецената Саввы Морозова. Шехтель был знаком с Саввой Морозовым ранее и уже спроектировал для него деревянную дачу на реке Киржачe. Заказ подобного масштаба архитектор исполнял впервые. Шехтель был отчислен с третьего курса Московского училища живописи, ваяния и зодчества, поэтому не имел права возводить здания в черте города. Ему пришлось экстерном сдавать экзамены, чтобы подписывать чертежи собственным именем. Всего для проекта было выполнено более 600 чертежей, среди них не только инженерные планы, но и детали интерьера и наброски мебели.

После окончания университета Савва Морозов отправился изучать мануфактурное дело в Великобританию. Он был поражён английскими неоготическими соборами и в 1893 году задумал строительство собственного дома в этом же стиле. Фёдор Шехтель на тот момент увлекался средневековыми мотивами и смог воплотить желание заказчика в жизнь. Дом считается шедевром раннего московского модерна. Внешне особняк напоминал средневековый замок, только в эклектичном стиле с элементами неоготики. Его фасады украшали каменные маски, химеры и зубцы. Главную художественную выразительность берут на себя оконные проёмы. Архитектор сконцентрировал внимание на ритмическом расположении и форме самих окон, размеры и внешний вид которых отличаются на разных фасадах

Дом Морозовой 1898 года постройки оснастили техническими новинками тех лет, здесь даже была собственная электростанция. Интерьеры были решены в разных стилях — ренессанс, рококо, готика, ампир. Над ними Шехтель работал вместе с Михаилом Врубелем.

Поселившись в новом особняке, Зинаида Морозова превратила его в светский салон и центр культурной жизни города. Здесь можно было встретить Сергея Витте, великую княгиню Елизавету Фёдоровну, Антона Чехова, Владимира Немировича-Данченко, Исаака Левитана, Александра Бенуа, Фёдора Шаляпина, который часто выступал в особняке для узкого круга лиц. Князь Сергей Щербатов так вспоминал её приёмы:

« Таким интересным явлением был вновь выстроенный дворец огромных размеров и необычайно роскошный в англоготическом стиле на Спиридоновке… Хозяйка, Зинаида Григорьевна Морозова, большого ума, с прирождённым тактом, вся увешанная дивными жемчугами, принимала гостей с поистине королевским величием.» (цит. по: Щербатов С. А. Художник в ушедшей России. — Москва: XXI век — согласие, 2000.)

После смерти Саввы Морозова его жена в 1909 году продала имение промышленнику и меценату Михаилу Рябушинскому, который был вынужден эмигрировать в 1918 году. Будучи коллекционером, Михаил Рябушинский переделал дом так, чтобы в нём удобно расположилось собрание картин русских и зарубежных авторов: Александра Бенуа, Пьера Ренуара, Франсиско Писарро, Эдгара Дега и других.

После революции особняк был национализирован и в нём расположился Губернский продовольственный комитет. В 1920-х годах в особняке расположился приют для сирот-беженцев из Бухареста, а во флигеле — Узбекский институт просвещения имени Иосифа Сталина. Во время перепланировки в тайнике за шкафом обнаружили клад Рябушинского, там были картины Павла Брюллова, Василия Тропинина, Валентина Серова, Михаила Врубеля, Ильи Репина, мраморный бюст Виктора Гюго работы Огюста Родена и дорогостоящий восточный фарфор. В 1929 году здание было передано Наркомату иностранных дел, и на протяжении девяти лет здание служило жилым домом для народного комиссара Максима Литвинова. В 1938 году в особняке расположился дом приёмов иностранных делегаций. Здесь неоднократно проходили встречи первых лиц государства. Одним из значимых событий стало подписание Московской декларации в 1943 году. На конференции, которая являлась предпосылкой для создания ООН, присутствовали министры иностранных дел США, Англии и Советского Союза.

Типография Левенсона. Москва, Трёхпрудный переулок, 9. 1900

В 1900 году Федор Шехтель построил первую в России типографию в модном стиле модерн — для «Товарищества скоропечатни А.А. Левенсона», одно из самых красивых зданий Москвы. Она состояла из двух зданий — издательства и производственного корпуса. Издательский корпус был построен в духе готического замка с двумя башенками, украшенными орнаментами с изображением чертополоха. А производственный выглядел максимально просто — четырехэтажное здание с огромными окнами и без каких-либо декоративных деталей, зато возвели его с применением новейшей технологии металлокаркаса.

Типография Александра Александровича Левенсона специализировалась на выпуске художественных изданий, альбомов художников, программ для всех Императорских театров. В типографии выпустила свои первые сборники «Вечерний альбом» и «Волшебный фонарь» Марина Цветаева. Печатали здесь, в том числе, книги И. А. Бунина. Скоропечатня работала до 1917 года. В 1917 году типография была приобретена Земгором; после Октябрьской революции — национализирована и преобразована в 16-ю государственную типографию треста «Мосполиграф». Ликвидирована в 1924 году. Сегодня в здании находится офисный центр.

МХТ имени Чехова. Москва, Камергерский переулок, 3. 1902

Первые четыре сезона (1898—1902) театр давал спектакли в арендованном театре Я. В. Щукина «Эрмитаж», сада «Эрмитаж» в Каретном Ряду, в зале на 815 мест. Уже к третьему сезону стало ясно, что театру необходимо совершенно иное здание.

С осени 1902 года театр начал работать в здании в Камергерском переулке. Театр домовладельца Лианозова был перестроен на средства Саввы Морозова архитектором Фёдором Шехтелем, при участии Ивана Фомина и Александра Галецкого, за три летних месяца 1902 года. Для семьи мецената Федор Шехтель построил не одно здание — и особняк Зинаиды Морозовой, и дом во Введенском переулке, и усадьбу в Одинцове. Проект реконструкции Шехтель выполнил безвозмездно: он отказался обсуждать вопрос оплаты ещё на стадии переговоров.

Фасад театра Шехтель оформил в стиле модерн. Здание украсили декоративные кубические фонарики, керамическая плитка по сторонам от входа и скульптура Анны Голубкиной «Море житейское». Также Шехтель придумал фирменный занавес МХТ имени Чехова — оливковые кулисы с изображением чайки, летящей на фоне волн. Оформление интерьеров, освещение, орнаменты также принадлежат Шехтелю. Он разработал проект поворотного круга сцены, спроектировал вместительные подсценические трюмы, карманы для хранения декораций, раздвижной занавес взамен поднимающегося. Зрительный зал был рассчитан на 1 200 мест.

«Он создал в театре атмосферу серьезности, почтительного и благоговейного отношения к искусству, невольно подчиняющую себе зрителя. Все, от конфигурации и размеров помещений, цветовой гаммы до мебели, светильников и шрифта надписей, подчинено единой цели: созданию особого мира, интеллектуально и эмоционально насыщенного». (Евгения Кириченко, историк архитектуры, исследователь творчества Федора Шехтеля)

Особняк Рябушинского. Москва, Малая Никитская улица, 6/2 — Спиридоновка, 2/6, стр. 1, 2. 1900—1903

Один из ярчайших памятников всей эпохи московского модерна — бывший особняк Степана Рябушинского, сегодня в нем находится дом-музей Максима Горького. Является одним из наиболее репрезентативных примеров раннего модерна в русской архитектуре.

Строительство городской усадьбы Степана Рябушинского началось летом 1900 года на Малой Никитской улице, в самом центре Москвы. По задумке владельца, на территории имения, помимо здания особняка, должны были расположиться хозяйственные помещения: прачечная, дворницкая, кладовая и конюшня. Воплощение замысла Степан Рябушинский поручил архитектору Фёдору Шехтелю, неординарные творения которого производили на предпринимателя особенно сильное впечатление. Территория будущей усадьбы вплотную прилегала к Малой Никитской улице, однако заказчик хотел, чтобы главный корпус имения находился в глубине участка. Чтобы осуществить идею Рябушинского, Шехтель вывел на красную линию только парадное крыльцо, а дом окружил садом. Этот приём позволил создать воздушное пространство между улицей и особняком, зрительно отодвинув здание вглубь.

Здание с элементами английской готики и мавританского стиля было построено в 1903 году. Его окна — разных форм и расположены на разных уровнях. Благодаря этому приему Шехтель добился эффекта многоэтажного здания, хотя в доме всего два этажа.

В оформлении особняка архитектор использовал растительные мотивы — фасад украшает мозаичный фриз с изображением ирисов. Эта же тематика присутствует и в интерьере дома, над которым Шехтель работал совместно с Михаилом Врубелем. Также в интерьерах здания художники использовали морские образы: белая мраморная лестница была оформлена в виде волны, дверные ручки — в форме морских коньков, а люстра напоминала медузу. Дом таил в себе секреты: например, здесь была старообрядческая церковь — в нее вел тайный ход, известный только хозяевам.

После Революции 1917 года семья Рябушинских иммигрировала в Италию, а особняк перешёл в собственность городских властей. Недолго в усадьбе пребывали отдел виз и паспортов Наркомата иностранных дел (1917—1919 годы) и Госиздат (1919—1921 годы). В 1921-м здание было отдано в ведомство Русского психоаналитического общества во главе с профессором Иваном Ермаковым, где начал свою исследовательскую деятельность выдающийся советский психолог Александр Лурия. Он оставил восторженные воспоминания о работе в необычном здании:

« Нам дали прекрасный дом — особняк Рябушинского. Я получил великолепный кабинет, оклеенный шелковыми обоями, и страшно торжественно заседал в нем, устраивая раз в две недели заседания психоаналитиков.»

В 1931 году на территории усадьбы были размещены Максим Горький и его семья, вернувшиеся из Италии. Ещё до Революции и отъезда из России Горький с пренебрежением отзывался об особняке и называл его «нелепым». Во время Великой Отечественной войны служебные постройки усадьбы были преобразованы в семейное жильё, в 1942—1945 годах в одной из них квартировал писатель Алексей Толстой. После смерти Горького в особняке осталась вдова его сына Надежда Пешкова, которая внесла существенный вклад в создание музея имени писателя. Его официальное открытие состоялось 28 мая 1965 года.

Ярославский вокзал. Москва, Комсомольская площадь, 5. 1902—1904

Федор Шехтель осуществлял реконструкцию здания. Начальник Ярославской железной дороги Н. Казаков заказал архитектору здание в «северорусском стиле с некоторым монастырским оттенком». Сам Шехтель так описывал свою идею:

« … я изобразил уголок моих построек в Глазго Международной выставки в Глазго 1901 года. Эти постройки, в которых я старался придать русскому стилю суровость и стройность северных построек, мне милы более других произведений. Для меня это мой девиз».

Архитектор оформил фасад Ярославского вокзала в псевдорусском стиле с элементами модерна. Отсюда поезда уходили на Север, и Шехтель построил здание в духе вологодской архитектуры. Также его вдохновляли Московский Кремль — башенка вокзала похожа на одну из кремлевских, — и ворота ярославского Спасского монастыря: их напоминает вход в вестибюль. Ажурные металлические коньки на кровле были выполнены в традициях Русского Севера. Стены украшали керамические панно с изображением моржей, белых медведей и чаек — их создали на керамическом заводе Саввы Мамонтова.

Шехтель сохранил часть корпуса Кузьмина, расширив только пассажирскую зону за счёт двух боковых корпусов со стороны Каланчёвской площади и одного у заднего фасада. Он использовал новые для того времени материалы: железобетон и металлоконструкции, что значительно удешевило и облегчило строительство. Работы начались весной 1902-го, а завершились через два года.

Новое здание превосходило старое по площади более чем в три раза. Правую часть строения занимали служебные и парадные помещения, левую — залы ожидания. Второй этаж отвели под кабинеты членов правления дороги, там же обустроили зал заседаний. Планировка обновлённого вокзала была схожа с прежней, однако Шехтелю удалось умело организовать пространство и разместить большой вестибюль с кассами, просторные залы для пассажиров, а также оборудовать удобные выходы к платформам.

Помимо Шехтеля, над обликом Ярославского вокзала работали Лев Кекушев — он спроектировал восточное крыло и перроны, — и художники Константин Коровин и Михаил Врубель, которые оформляли интерьеры.

ГЛАВНЫЕ ПОСТРОЙКИ ФЁДОРА ШЕХТЕЛЯ

ГЛАВНЫЕ ПОСТРОЙКИ ФЁДОРА ШЕХТЕЛЯ

ГЛАВНЫЕ ПОСТРОЙКИ ФЁДОРА ШЕХТЕЛЯ

ГЛАВНЫЕ ПОСТРОЙКИ ФЁДОРА ШЕХТЕЛЯ

ГЛАВНЫЕ ПОСТРОЙКИ ФЁДОРА ШЕХТЕЛЯ

ГЛАВНЫЕ ПОСТРОЙКИ ФЁДОРА ШЕХТЕЛЯ

ГЛАВНЫЕ ПОСТРОЙКИ ФЁДОРА ШЕХТЕЛЯ

ГЛАВНЫЕ ПОСТРОЙКИ ФЁДОРА ШЕХТЕЛЯ

ГЛАВНЫЕ ПОСТРОЙКИ ФЁДОРА ШЕХТЕЛЯ

ГЛАВНЫЕ ПОСТРОЙКИ ФЁДОРА ШЕХТЕЛЯ

Читать еще:

Беляны. Чудо корабли прошлого.

Увидев изображение подобного корабля, многие решат, что это старинный авианосец или прототип Ноева ковчега. Если …

Добавить комментарий