Главная / Вокруг нас / ПАРТИЗАНЫ РАДИОЭФИРА. Часть 2

ПАРТИЗАНЫ РАДИОЭФИРА. Часть 2

партизаны радиоэфира. часть 2 29 августа 1941 года советские войска оставили выборг. при отступлении они заложили в городе несколько десятков радиомин ф-10. эти уникальные для того времени

29 августа 1941 года советские войска оставили Выборг. При отступлении они заложили в городе несколько десятков радиомин Ф-10. Эти уникальные для того времени фугасы, разработанные еще в середине 20-х годов взрывником-железнодорожником Владимиром Бекаури приводились в действие на расстоянии до 600 км по обыкновенному радио!

Причем в качестве детонатора могла выступать просто передаваемая по радио речь диктора или мелодия с определённой частотой звука.

Впервые боевое испытание радиоуправляемые мины прошли 12 июля 1941 года на Северном фронте — в городе Струги Красные, где при отходе советских войск были заминированы три крупных административных здания, позже занятых гитлеровцами для размещения войск. Сигнал на взрыв был послан с расстояния в 150 км. Эффект был впечатляющим: под обломками зданий погибли сотни немецких солдат и офицеров.

Город Выборг должен был стать второй крупной военной операцией отступающих советских войск по разрушению инфраструктуры оставляемых городов. Однако вступившие в город финские войска каким-то образом узнали не только о том, что город заминирован, но и разобрались в механизме взрывателя. Единственное, чего они не знали — это количества спрятанных в городе фугасов. И тогда финны придумали остроумный способ спасти Выборг. Чтобы заглушить сигнал, который мог быть послан для радиомин, финское радио стало транслировать в радиоэфире популярную в те годы мелодию «Сяккиярвен полька». Она была похожа по диапазону частот на советскую и к тому же практически не имела пауз. Эта полька в течение двух месяцев круглосуточно играла в оккупированном Выборге, пока специалисты не сказали – аккумуляторы радиомин точно разрядились, теперь они не смогут отреагировать на смертоносный сигнал. Впоследствии 8 снарядов из 25 были обнаружены финскими саперами, и благодаря «Сяккиярвен полька» удалось спасти достопримечательности Выборга от уничтожения.

Одновременно с падением Выборга умолк и передатчик «партизан эфира».

С учетом того, что Выборг был самой западной точкой тогдашнего СССР и находился ближе всего к Германии, можно предположить, что именно здесь размещался и передатчик, так расстраивавший доктора Геббельса. Вполне вероятно, что «партизаны эфира» были советскими радистами, в преддверии возможной оккупации советской территории противником отрабатывавшими технику конспирации и проведения информационных диверсий в тылу врага. В пользу этой версии свидетельствует и секретный доклад НКВД Ленинградской области от 5 августа 1941 года, в котором говорится о подготовке групп диверсантов и радистов для проведения подрывной работы в тылу врага.

Но к моменту падения Выборга советскому командованию уже не до деятельности собственных радиодиверсантов. 28 августа — аккурат в день последнего появления в немецких радиоприёмниках «партизан эфира», немецкие войска занимают станцию, а на следующий день и поселок Мга на юге Ленинградской области, тем самым замкнув кольцо блокады Ленинграда. Перед советским командованием и всей страной теперь встают совершенно иные задачи.

Впрочем, история с советским передатчиком не прошла для Геббельса бесследно.

В 1942 бывший шеф управления печати министерства пропаганды Ганс Фриче был отозван с Восточного фронта, чтобы возглавить отдел радиовещания. «Радиовещание должно достичь каждого, или оно не достигнет никого», — говорил Фриче. Немецкое иновещание впервые заговорило на русском языке, однако это уже не могло переломить ход войны и отношения жителей оккупированных территорий к немцам.

Другим следствием скандала стало исключительное внимание Геббельса к передачам советского радио. Это болезненное внимание, в котором смешались и тщеславие, и страх, и тайный восторг перед пропагандистской машиной противника, привело к появлению в ставших позже знаменитыми списках лиц, подлежащих непременному аресту в случае оккупации Москвы, например, фамилии диктора советского радио Юрия Левитана, которого Геббельс считал своим личным врагом и за голову которого объявил награду в 200 тысяч рейхсмарок.

За Левитаном началась охота. В начале августа в советский тыл была заброшена диверсионная группа с целью попасть в Москву, проникнуть в помещение московского радио и уничтожить диктора радио Левитана. Бойцы Загорского истребительного батальона и отряда народного ополчения перехватили и обезвредили диверсионную группу. После Геббельс повысил ставки, увеличив сумму награды до 250 тысяч марок. Однако захватить Левитана уже не удалось. Когда гитлеровцы поняли, что диктора №1 не получится заполучить живым, они решили его уничтожить.

В сентябре 1941 года несколько десятков самолетов бомбили центр Москвы — и особенно район ГУМа, где, как известно, во время войны находились студии Московского радио, откуда Левитан выходил в эфир. Гитлеровские асы имели на борту бомбы от 100 до 500 кг. На московской карте были определены объекты, подлежащие уничтожению в первую очередь: Кремль, мавзолей, Большой театр, электростанции и радиокомитет. Немецким летчиком на здание, откуда вещал «главный рупор Москвы», был сброшен 200-килограммовый фугас. Но он не взорвался. Эта бомба была предназначена именно Юрию Левитану. Когда бомба упала во двор Радиокомитета, в эфире на целых полчаса наступила тишина (следует отметить, что во время войны практически все дикторы работали в прямом эфире). На завтра геббельсовские радиостанции ликовали – «Большевистский радиоцентр разрушен! Левитан убит!».

А послезавтра Левитан снова вернулся в эфир.

Впрочем, все последующие события — уже совсем другая история, история информационной войны двух стран. Стоит лишь заметить, что техническая возможность напрямую вмешиваться в программы геббельсовского радио появилась в СССР лишь в 1943 году — после создания видным советским радиоинженером Александром Минцем крупнейшей в СССР радиостанции под Самарой. Антенна станции представляла собой сложную сеть, подвешенную на мачтах 200 метров высотой. Напряжение на концах антенны при работе станции доходило до 55 тысяч вольт. Благодаря этой антенне впервые в истории радиотехники удалось осуществить направленную радиопередачу на длинных волнах. В том числе и появилась техническая возможность совершать «атаки в эфире» геббельсовского радио.

Противопоставить этому вторжению в эфире немцам снова было нечего. Они прекращали трансляцию, ожидая, когда русские перестанут «лупить» их эфир направленными радиопередачами.

Есть упоминания о том, что особенно активная атака была предпринята 29 октября 1944 года, в день рождения Геббельса. В статье, посвященной академику Минцу, говорится, как в 1944 году, когда фронт приблизился к границам Германии, нашим специалистам удалось фактически парализовать геббельсовское вещание: «Разработанный Минцем метод синхронного вещания на используемых в Германии частотах позволил вторгаться в передачи Немецкого радио. Иногда в немецкие передачи врезались специально подготовленные вставки, где артисты произносили речи голосами Гитлера и Геббельса, звучала бравурная музыка, которую нельзя было отличить от оригинальной. Естественно, в такие моменты трансляции прерывались, что явно дискредитировало всю непобедимую политику Рейха».

В советской историографии эти эпизоды Великой отечественной войны не получили должного освещения. Академик Александр Минц также не получил всенародной славы, которой заслуживал. О его участии в Великой Отечественной войне энциклопедия говорит предельно скупо: «В годы Великой Отечественной войны Минц внес новый крупный вклад в дело развития советской радиотехники: под его руководством была построена крупнейшая в мире радиовещательная станция. При сооружении этой радиостанции была применена разработанная Минцем система генераторно-модуляторных блоков, представляющая собой дальнейшее развитие его блоковой системы построения радиопередатчика».

Впрочем после войны, в 1946 году, Александр Минц получил за эту работу высокую награду – Сталинскую премию первой степени. Можно сказать, что косвенно это единственная известная награда, которой были отмечены «атаки» на геббельсовский радиоэфир, оставшиеся одним из незаметных эпизодов Великой Отечественной войны.

А история «эфирных партизан» августа 1941 года продолжает оставаться одной из тайн Великой отечественной войны.

ПАРТИЗАНЫ РАДИОЭФИРА. Часть 2

ПАРТИЗАНЫ РАДИОЭФИРА. Часть 2

ПАРТИЗАНЫ РАДИОЭФИРА. Часть 2

Читать еще:

Ампутация руки из-за наручников

Женщина из Питтсбурга выдвинула против властей судебный иск, после вынужденной ампутации её руки, из-за того, …

Добавить комментарий