Главная / Вокруг нас / КАК СПЕЦНАЗ НКВД ВОЕВАЛ ЗА БЕЛЫХ. СОБЫТИЯ В СИНЬЦЗЯНЕ

КАК СПЕЦНАЗ НКВД ВОЕВАЛ ЗА БЕЛЫХ. СОБЫТИЯ В СИНЬЦЗЯНЕ

как спецназ нквд воевал за белых. события в синьцзяне летом 1931 года в синьцзяне, буферной зоне между ссср и китаем, вспыхнуло восстание мусульман-уйгуров. убивали всех неверных: сначала

Летом 1931 года в Синьцзяне, буферной зоне между СССР и Китаем, вспыхнуло восстание мусульман-уйгуров.

Убивали всех неверных: сначала китайцев, потом европейцев и других иностранцев, в том числе русских белоэмигрантов. Спасение пришло из Советской России: части особого назначения отправились в Китай и сражались там бок о бок с белогвардейцами, причем в форме офицеров царской армии.

Обстановка в Синьцзяне накалилась до предела: на его территорию вошла из соседней провинции дивизия генерала Ма Чжунъина , состоящая из дунган (мусульман национальности хуэйцзу), и поспешила на помощь своим исламским единоверцам — уйгурам и другим народностям, незадолго до этого поднявшим восстание против китайцев.

Масла в огонь подливали англичане, а также японцы, оккупировавшие в том же году Маньчжурию. Эти страны были кровно заинтересованы не просто в дестабилизации обстановки в Центральной Азии, а в том, чтобы пламя конфликта перекинулось на территорию СССР.

Великобритании было выгодно сохранить свои колониальные позиции в Китае. Япония же опасалась, что в ситуацию вмешается Советский Союз, поэтому для нее было главным — отвлечь внимание нашей страны от собственного демарша — вторжения в Китай. Именно с этой целью Страна восходящего солнца и Туманный Альбион всеми силами раздували набиравший силу бунт, снабжая восставших оружием и посылая в Синьцзян военных инструкторов.

Начальник 3-го отдела разведупра Красной армии Александр Никонов докладывал в Генштаб о том, что «китайцы могут рассчитывать только на свои деморализованные войска, на белых и на нашу помощь».

Разведчик довольно точно определил состояние китайской армии. Как только японцы захватили Маньчжурию, дивизии Северо-Восточной армии Китая под предводительством генерала Ма Ду вместо оказания ожесточенного сопротивления поспешили… уйти в Советский Союз. Горе-воякам просто некуда было больше уходить — пути отступления в Китай им были отрезаны японскими оккупантами.

«На провокации не поддаваться» — такой приказ был в ходу в начале 1930-х. К воюющим сторонам Советский Союз ни враждебных, ни дружественных жестов старался не совершать. То есть Кремль стремился и японцев не провоцировать, и китайцев не обидеть. Поэтому солдат и офицеров армии Ма Ду, пересекших границу новой России, не приняли с распростертыми объятиями, но и не арестовали, а просто интернировали (разместили в специальных лагерях). До поры до времени.

И вскоре это время пришло: когда власти китайской провинции Синьцзян запросили у советской стороны помощь, то ее оказали. Правда, оригинальным способом… перекинув дивизии генерала Ма Ду в зону конфликта по железной дороге.

Несмотря на подоспевшую поддержку, восставшие вскоре практически полностью овладели всей провинцией. Единственной боеспособной силой в Синьцзяне оставались белогвардейцы. Чтобы заставить их воевать против бунтовщиков, губернатор Цзинь Шужень приказал арестовать семьи русских, а их самих обещал в случае неповиновения выдать Советской России.

Возмущенные таким отношением, белые выступили на стороне генерала Шень Шицая, врага губернатора, и свергли его. Однако новый дубань (правитель), который дал белогвардейцам слово «не заигрывать с Советами», все же вынужден был обратиться к Кремлю за подмогой, когда убедился, что сами китайцы даже при поддержке армии Ма Ду терпят поражение от мусульман.

Тем временем события в Синьцзяне развивались катастрофически. В течение двух лет бунт превратился в мощное восстание, участие в котором приняли не только уйгуры. К ним присоединились также казахи, киргизы, таджики, ваханцы, сарыкольцы, карашарские монголы, узбеки, татары и прочие мусульманские и происламистские племена.

Более того, главари повстанцев заявили о создании на территории провинции Восточно-Туркестанской Исламской республики со своей конституцией. Президентом избрали предводителя уйгуров Ходжу Нияза Хаджи.

Чашу терпения советского правительства переполнил тот факт, что, захватив город Кашгар, исламисты Ма Чжунъина в который раз перешли к репрессиям: умертвили более двух тысяч человек мирного населения и полторы тысячи китайских солдат, взятых в плен.

Поэтому в ответ на призыв Шень Шицая о скорейшей помощи политбюро, не желая образования под боком у СССР исламистского государства, приняло решение оказать китайской стороне финансовую поддержку и ввести на территорию мятежной провинции части Красной армии.

В ноябре 1933 года, в то время, как в новоявленной Уйгурии (как вначале хотели назвать свою исламскую республику мусульмане) шло распределение министерских портфелей, на ее территорию вошел семитысячный корпус Алтайской Добровольческой армии. Роли добровольцев исполняли бойцы ЧОНа (частей особого назначения), вооруженные по последнему слову техники и поддерживаемые авиацией, танками и бронеавтомобилями. В целях конспирации красноармейцы были переодеты в форму царской армии, включая погоны дореволюционного образца.

К этому времени войска Шэня Шицая были сильно потрепаны гарнизоном города Кульджа, 36-й дивизией НРА и «китайскими мусульманами» под командованием Чжана Пэйюаня и Ма Чжунъина. В январе 1934 войска Ма Чжунъина начали штурмовать Урумчи, но безуспешно. 9 января 1933 года повстанческие отряды из Турфана двинулись к Урумчи. 10 января этого же года китайское командование бросило против них все силы, но они не имели успеха. В конце февраля 1933 повстанцы осадили Урумчи. 12 апреля 1933 ставленник Гоминьдана в Нанкине У Чжунсинь был свергнут, и власть в Урумчи перешла к Шэн Шицаю, который опирался на полк из бывших белогвардейцев под командованием полковника Павла Папенгута. К 1934 году войска Ма Чжунъина были почти разгромлены Шэн Шицаем во время сражения при Урумчи. В январе 1934 Шэн Шицай добился поддержки СССР в войне.

Тут надо заметить, что белогвардейская пехота и казачьи сотни уже не раз успешно громили уйгуров и дунган. Появление еще одного корпуса русских не на шутку встревожило генерала Ма Чжунъина. Опасения военачальника оказались не напрасными: вскоре полки Алтайской Добровольческой армии соединились с остатками войск Белого движения и начали в хвост и гриву утюжить зарвавшихся бунтовщиков. Командующим объединенными силами белых и красных был назначен сначала прибывший из Азербайджана будущий командарм 1-го ранга Михаил Фриновский, позже его сменил комдив Николай Кручинкин.

Это была уникальная операция, в которой плечом к плечу исламистов громили в одном строю белогвардейцы и красноармейцы, облаченные в одну и ту же военную форму. Ни о каких выяснениях отношений, а тем более о преследовании белоэмигрантов речи быть не могло. Красные командиры получили от своего московского начальства четкий приказ: взаимодействовать с казаками и офицерами царской армии, не оглядываясь на тяжелое наследие Гражданской войны. И «добровольцы» неукоснительно выполняли это распоряжение командования.

Более того, советское правительство выделило на проведение спецоперации 10 тыс. рублей золотом и дополнительно две тысячи комплектов царского обмундирования. Но если красноармейцы сражались с исламистами не за страх, а за совесть, то белоэмигрантам просто деваться было некуда — они были вынуждены примкнуть к Алтайской Добровольческой армии в силу обстоятельств. Белые были рады тому, что теперь их семьи будут надежно защищены от исламистов, жестоких и беспощадных ко всем неверным.

Таким образом, танки и самолеты без опознавательных знаков не раз поддерживали своим огнем идущую вперед белогвардейскую пехоту, а казачьи сотни прикрывали в трудную минуту бойцов РККА. «Безымянная» авиация сыграла в этой операции большую роль, особенно при взятии столицы провинции Синьцзян — Урумчи».

В 1934 году две бригады НКВД СССР, численностью 7000 человек, при поддержке бронетанковых подразделений, авиации и артиллерии, напали на 36-ю дивизию Национально-революционной армии (далее — НРА) близ реки Тутунь. Солдаты 36-й дивизии НРА, одетые в полушубки, ожесточенно контратаковали советских пулемётчиков и остановили своё окружение. Но все же 36-я дивизия была разгромлена. Тяжелые потери понесли китайские и советские войска, однако войска Ма Чжунъина отступили.

Ма Чжунъин преследовал бывшие белогвардейские, монгольские войска и китайских коллаборационистов, двигаясь на север по Даван Чэну. Вскоре он развернул свои силы обратно и наткнулся на советскую бронеколонну, которую вскоре уничтожил. После сражения они скинули уничтоженные бронемашины с горы. Но когда бывшие белые подоспели к месту стычки, то войска Ма Чжунъина вновь отступили.

Во время битвы за район Даван Чэн Ма Чжунъин попытался последний раз вернуть инициативу в свои руки. Его солдаты выкопали окопы в узком горном перевале и ожесточенным сопротивлением остановили продвижение советских войск на несколько недель. Но бомбардировки бомбами с ипритом, нанесшие потери китайским войскам около 20 %, заставили его войска в конце февраля 1934 года отступить в Турфан.

Советско-китайские войска и торгуты находились в Корле уже 16 марта 1934 года. Один из бывших белогвардейцев вспоминал: «Мы ехали сюда из Кара-Шахри целый день, войска двигались за войсками. Две тысячи русских — половина белые, половина красные. Здесь тысячи торгутов; и эти две тысячи военных прошли маршем к Куче атаковать войска Ма Чжунъина, остановившись в Корне. Большинство из них завтра атакует противника на западе. Когда мы начали марш от Урумчей нас было пять тысяч».

Вскоре Ма Чжунъин послал вперед передовой отряд из восьмисот человек под командованием Ма Фуяня, чтобы сразиться с просоветскими уйгурами Хои Нияза и для помощи в уничтожении Восточно-Туркестанской Исламской республики, где сражались войска Ма Чжунцана. Томсон-Гловер заявил, что СССР поставил Хое Ниязу «около 2000 винтовок с боеприпасами, несколько сотен бомб и три пулемета.»

Просоветские уйгуры потерпели поражение от восьмисот «китайских мусульман» под Аксу, и 13 января 1934 года бежали в Кашгар с полуторатысячным войском. 800 «китайских мусульман» вместе с 1200 призывниками разгромили Восточно-Туркестанскую армию численностью 10 000 человек.

Войска Ма Чжунъина преследовали силы бывших белых, монголов и Шэн Шицая. Ма Чжунъин передал британскому консульству, которое находилось в Кашгаре, что немедленно требуются дополнительные войска, и он намерен защищать Синьцзян до последней капли крови. Войска Ма укрепились в Маралбаши и Пайзивате. Были созданы оборонительные сооружения для защиты от врага. Антипровинциальными силами руководил Ма Хушань, командир 36-й дивизии НРА. В июне продолжалась бомбардировка Маралбаши, Ма Чжунъин приказал отойти из Кашгара в Хотан. Но по неизвестным причинам он пересек советско-китайскую границу и пропал без вести.

Советские войска вышли из Синьцзяна в конце апреля 1934 года.

Итоги

После выхода советских войск, в Синьцзяне остался кавалерийский полк численностью около 1000 человек с танками и артиллерией и несколько десятков военных советников. В событиях, развернувшихся в Синьцзяне бывшие белогвардейцы сыграли одну из важнейших ролей. Во многих сражениях белоказачьи части участвовали совместно с советскими подразделениями. В ноябре 1934 года из четырех полков и конного артиллерийского дивизиона был создан один полк.

К 1934 году практически весь Синьцзян был освобожден от взбунтовавшихся исламистов. Вскоре «добровольцы» вернулись в Советский Союз, а всем выжившим в операции белоэмигрантам было предложено на выбор пойти на службу к генералу Шень Шицаю, который вскоре вступил в ВКП(б), либо вернуться на родину с последующей реабилитацией и выделением земельных участков.

О дальнейшей судьбе большинства белогвардейцев мало что известно. Зато участь командующего белыми войсками полковника Павла Папенгута была незавидной: обвинив в заговоре, его и сорок приближенных к нему офицеров белой армии арестовали и расстреляли.

На его место поставили полковника Бектеева, лояльного как к красным, так и к китайцам. Тем не менее, несмотря на его покладистость, в помощь полковнику назначили военного советника, которым стал Товарищ Фу (псевдоним комбрига, а в будущем маршала Павла Семеновича Рыбалко).

Через некоторое время подчиненные Бектееву части расформировали. Так закончилась эта история.

Нэх В. Ф. Специальная операция НКВД в Синьцзяне

КАК СПЕЦНАЗ НКВД ВОЕВАЛ ЗА БЕЛЫХ. СОБЫТИЯ В СИНЬЦЗЯНЕ

КАК СПЕЦНАЗ НКВД ВОЕВАЛ ЗА БЕЛЫХ. СОБЫТИЯ В СИНЬЦЗЯНЕ

КАК СПЕЦНАЗ НКВД ВОЕВАЛ ЗА БЕЛЫХ. СОБЫТИЯ В СИНЬЦЗЯНЕ

Читать еще:

Артемисия из Галикарнаса

Артемисия из Карии, также известная как Артемисия I, была правительницей народа карийцев, в античные времена …

Добавить комментарий