Главная / Вокруг нас / 200 лет одиночества

200 лет одиночества

200 лет одиночества первая индейская резервация появилась 29 августа 1758 года в нью-джерси. каждый год у коренных племен «отрезали» по кусочку земли, поводов к этому часто становилось

Первая индейская резервация появилась 29 августа 1758 года в Нью-Джерси. Каждый год у коренных племен «отрезали» по кусочку земли, поводов к этому часто становилось обнаружение полезных ископаемых. На пустынных землях индейцы страдали от голода и болезней. Пестрые краски жизни в резервациях — в воспоминаниях и на снимках.

Воспоминания вождя индейского племени. Перевод Высоцкой Н.(Chief Joseph, «An Indian’s Views of Indian Affairs». North American Review, vol. 128, April 1879):

«Некоторые думают, что индеец подобен дикому зверю. Они сильно заблуждаются. Наши отцы передали нам много законов, которые они узнали от своих отцов. Это были хорошие законы. Они учили нас обращаться с другими людьми так, как они обращаются с нами. Учили нас никогда не нарушать первыми уговор; учили, что лгать стыдно, учили нас говорить только правду; учили, что стыдно отбирать у человека его жену или имущество, не заплатив. Нас учили, что Великий Дух все видит и слышит и никогда не прощает; что он даст поэтому прибежище душе каждого по его заслугам: если человек был хорошим, его душа получит хороший дом, если же он был плохим, то получит дом плохой. Я верю в это, в это же верят и все мои люди.

Мы не знали, что, кроме индейцев, на свете существуют другие люди, пока примерно сто зим тому назад в наших краях не появились люди с белыми лицами. Они привезли много разных вещей, чтобы обменивать их на меха и шкуры. У них был табак, которого мы прежде не знали. Они принесли кремневые ружья, которые пугали наших женщин и детей. Разговаривать с этими белыми наши люди не могли, но пришельцы объяснялись понятными всем знаками. Это были французы, и они назвали нас людьми с проколотыми носами, потому что в носу мы носили для красоты кольца. Теперь мало кто у нас носит эти кольца, но зовут нас, как прежде. Эти французские трапперы говорили нашим отцам очень много такого, что запало нам в сердце. Что-то было для нас хорошо, что-то плохо. Мнения наших людей об этих французах разделились. Некоторые считали, что нас больше научили плохому, чем хорошему. Индеец уважает смелых и презирает трусов. Он любит речи прямые и ненавидит речи коварные.

Первыми белыми людьми, которые пришли к нам в страну, были Льюис и Кларк. Они принесли много такого, чего мы никогда не видали. Они говорили откровенно, и наши люди устроили в их честь большой праздник, доказав этим свое дружеское расположение. Пришельцы были очень добры. Они преподнесли подарки нашим вождям, а наши люди одарили их.

Когда белый человек станет обращаться с индейцами, как он обращается с белыми, у нас больше не будет войн. Мы будем во всем равны — братья одного отца и одной матери, с одним небом над головой, одной землей вокруг и одним правительством для всех. Тогда Великий Дух, что правит наверху, улыбнется своей земле и ниспошлет дождь смыть с лица ее пятна крови, пролитой братской рукой. Этих времен ждут индейцы и об этом молятся. Я надеюсь, что никогда больше до ушей Великого Духа туда, в высоту, не будут долетать стоны раненых мужчин и женщин и что все люди смогут стать единым народом»

Джон Теннер (1780−1847). Из книги «30 лет среди индейцев» — о том, как автор чудом не погиб:

«Руки у нас так закоченели от холода, что прошло много времени, прежде чем удалось снять лыжи (Индейские лыжи-ракетки, по форме напоминающие ракетку, служат не для скольжения, а для хождения по глубокому снегу; их надевают, чтобы не проваливаться в сугробы. У северных племен лыжи приобрели такое важное значение, что можно говорить о своеобразной «лыжной культуре». Сделанная из кедра рама лыж обтягивается сеткой, искусно сплетенной из тонких кожаных полос.); к тому же наши мокасины и высокие кожаные гамаши-ноговицы (Индейские гамаши-ноговицы делались из оленьей кожи, иногда украшались кожаной бахромой, вышивкой и бисером. Зимой они предохраняли от холода, а летом от шипов растений и укусов насекомых.) затвердели на морозе, как только мы выбрались из воды. Брат совсем пал духом и заявил, что умрет. Трут мы тоже промочили и поэтому, выйдя наконец на берег, не могли зажечь огонь. Мокасины и ноговицы так одеревенели на морозе, что мы не могли двигаться; тут и мне стало казаться, что пришел наш последний час. Но я не был похож на своего индейского брата и не хотел покорившись судьбе, ожидать смерти. Я все время старался как можно больше двигаться, а он улегся на сухом месте на берегу, откуда снег сдуло ветром. Наконец мне удалось найти кусочек совсем сухого гнилого дерева, которым я воспользовался как трутом, и, на наше счастье, развел огонь.

Вождь обратился с призывом к Великому духу, моля его, чтобы он помог нам благополучно пересечь озеро. «Ты создал это озеро, — сказал он, — ты создал нас, твоих детей. В твоей власти успокоить воду и дать нам невредимыми переплыть на другую сторону». Так молился он минут пять-десять, а потом бросил в озеро немного табака (Обычай принесения табака в жертву могучим духам до настоящего времени широко распространен среди индейцев. Курение знаменитой трубки мира калумет имеет также религиозное значение, подчеркивая торжественность церемонии.), и его примеру последовали индейцы, сидевшие в других каноэ. Затем все сразу начали грести, а старый вождь затянул молитвенный гимн, смысл которого я уже точно не помню. К тому времени я позабыл свой родной язык»

Джон Теннер (1780−1847). Из книги «30 лет среди индейцев». О традициях и торговле:

«Повернув из Малого Саскачевана в реку Ассинибойн, мы вскоре достигли порогов. Здесь стояло поселение ассинибойнов и нескольких кри, состоявшее из 120 шалашей. Нуждаясь в свежей пище, мы решили затратить денек-другой па ловлю осетров, которые водились здесь в изобилии. Разбив свой лагерь возле деревни, мы увидели, как старик отрезал кусок головы у только что вытащенного из воды осетра и ел сырую, ничем не сдобренную рыбу (Есть сырую рыбу индейцы считают варварством и смеются над теми, кто это делает. Эскимосы, называющие себя «инпуитами», что значит «люди», обязаны своим прозвищем этой привычке. Слово «эскимос» произошло от «ашкимек», что па языке оджибвеев значит «сыроед».). Вообще эти люди показались нам неопрятными и грубыми. Но, возможно, наше предубеждение объяснялось тем, что между оджибвеями и аббвой-нугами (то есть «коптильщиками на вертеле», так как люди этого племени жарят мясо, надев его на палку) давно существует неприязнь. Миновав пороги, мы за два дня добрались до реки Монк-Ривер, где у «Северо-Западной компании» и «Компании Гудзонова залива» было по одной фактории. Пе-шау-ба и его друзья начали здесь пьянствовать и вскоре промотали все меха, с таким трудом добытые за долгие дни удачной охоты. Однажды мы обменяли на спиртные напитки 100 бобровых шкурок. Кварта рома стоила 6 бобровых шкурок, причем торговцы добавляли в него много воды (Такую цену нельзя назвать иначе, как грабежом, ведь даже в те времена хорошая бобровая шкурка стоила на рынке 10 долларов)»

200 лет одиночества

200 лет одиночества

200 лет одиночества

200 лет одиночества

200 лет одиночества

200 лет одиночества

200 лет одиночества

200 лет одиночества

200 лет одиночества

200 лет одиночества

Читать еще:

Гигантское сочинение Аллегри для 2 хоров исполнялось в Ватикане всего 1 раз в год. Произведение тщательно охраняли, запрещали копировать и хранили в секрете почти 150 лет.

Пока не появился 14-летний Моцарт, который, прослушав его всего лишь раз, затем записал его на …

Добавить комментарий