Главная / Вокруг нас / ПЕРВЫЙ КРОТ В ГЛАВНОМ РАЗВЕДУПРАВЛЕНИИ. Часть 2

ПЕРВЫЙ КРОТ В ГЛАВНОМ РАЗВЕДУПРАВЛЕНИИ. Часть 2

первый крот в главном разведуправлении. часть 2 встречи «в одно касание» накануне отъезда попова из германии кайзвальтер познакомил его с сотрудником резидентуры в москве расселом августом

ВСТРЕЧИ «В ОДНО КАСАНИЕ»

Накануне отъезда Попова из Германии Кайзвальтер познакомил его с сотрудником резидентуры в Москве Расселом Августом Ланжелли, который должен был выполнять обязанности связника во время пребывания Грэлспайса в Советском Союзе. Кроме того, для приема радиосигналов Кайзвальтер вручил Попову приемник.

В ходе знакомства Ланжелли и Попов договорились, что их встречи будут проходить в режиме «моменталки» – агент встречает связника в многолюдном месте и «в одно касание» передает ему собранные материалы, взамен получая гонорар.

Первая встреча «в одно касание» с Грэлспайсом была проведена американцем в фойе гостиницы «Советская». В те годы при входе в гостиницу была установлена массивная крутящаяся дверь-«карусель». Поделенная на четыре отсека, в каждом из которых мог уместиться только один человек, она беспрерывно вращалась против часовой стрелки.

Ровно в 16.00 Попов неторопливо поднялся по ступенькам «Советской» и вошел в один из отсеков «карусели». Как только он оказался в фойе, Ланжелли, поджидавший его внутри, сделал шаг ему навстречу и принял пакет. Не покидая «карусели», Попов через секунду вновь оказался на улице и спокойно двинулся к троллейбусной остановке. Со стороны могло показаться, что рассеянный полковник по ошибке заглянул в гостиницу.

Когда в одном месте в одно и то же время оказываются два разведчика из противоборствующих спецслужб, контрразведчики задаются вопросом: а не играют ли они, как два тапера за одним роялем, в четыре руки Поэтому вскоре напротив входов всех московских гостиниц, где имелись двери-«карусели», были устроены стационарные посты наружного наблюдения, оборудованные кино- и фотоаппаратурой.

Через два месяца ровно в 16.00 Попов появился в фойе гостиницы «Центральная», куда пятью минутами ранее вошел прибывший на автомашине с дипломатическими номерами мистер Ланжелли.

Все произошло так же, как и в «Советской», с той лишь разницей, что, завидев Грэлспайса, американец втиснулся к нему в отсек, выхватил у него из рук почтовый конверт, выбежал на улицу и впрыгнул в сорвавшееся с места авто, за рулем которого сидел невесть откуда взявшийся Джордж Пейн Уинтерс, еще один цэрэушник, работавший под прикрытием вице-консула посольства США в Москве.

Как выяснится позже, причиной, побудившей Ланжелли действовать с прытью ковбоя, была поднятая сыщиками наружного наблюдения суета. Под видом рабочих-ремонтников они на свой страх и риск решили взять с поличным и американца, и Попова. С этой целью они в фойе гостиницы развили бурную подготовительную деятельность, не оставшуюся незамеченной Уинтерсом. Последний во время проведения Расселом Ланжелли операции по связи с Грэлспайсом осуществлял контрнаблюдение, то есть выяснял, есть ли «хвост» за Ланжелли или за агентом. Обнаружив подозрительно повышенную активность «обслуживающего персонала» гостиницы в фойе, Уинтерс понял, что готовится ловушка, и в самый последний момент, когда агент уже шагнул в «карусель», подал коллеге сигнал тревоги, а сам опрометью бросился к машине.

Промах, допущенный не в меру ретивыми русскими «топтунами», исправил, как это ни покажется парадоксальным, сам Уинтерс…

«ШПИОНСКАЯ ПЫЛЬ»

Джордж Пейн Уинтерс, молодой кадровый офицер ЦРУ, «сидел под корягой» – действовал под прикрытием – второго вице-консула посольства Соединенных Штатов в Москве. Внимание нашей контрразведки он привлек нестандартностью поведения, повышенной общительностью и чрезвычайной мобильностью. Чтобы полнее фиксировать радиус перемещения американца и объекты его устремлений, было принято решение применить «шпионскую пыль» – спецпрепарат, разработанный в секретных лабораториях КГБ.

Горничная, она же по совместительству агентесса Второго главка, получила задание «опылять» одежду Уинтерса во время уборки его квартиры. «Шпионская пыль» позволяла нашим контрразведчикам с помощью особых датчиков выявлять связи сотрудников резидентуры ЦРУ, действовавших под прикрытием американского посольства в Москве.

Допустим, подвез американский разведчик своего осведомителя на машине, салон которой обработан «пылью», и микрочастицы химиката осядут на неопределенно продолжительное время на коже и одежде водителя и пассажира, как и на всех предметах, к которым они прикасались.

Вечером 23 декабря 1958 года Попов позвонил на квартиру Ланжелли и условным сигналом вызвал его на личную встречу, которая должна была состояться в воскресенье, 27 декабря, в мужском туалете Центрального детского театра. Однако Ланжелли, пришедший в театр с женой и детьми, напрасно прождал Попова в условленном месте – тот не явился. В ЦРУ были обеспокоены отсутствием Попова в театре и совершили ошибку, стоившую ему жизни.

Получив из Штатов письмо от Кайзвальтера для Грэлспайса и неправильно поняв инструкцию, Уинтерс, вместо того, чтобы вручить письмо агенту в руки, отправил его по почте, так как на конверте был указан домашний адрес Попова.

Результаты не заставили себя ждать. Датчики, которыми были снабжены сыщики «наружки», работавшие за Уинтерсом, зафиксировали его приближение к почтовому ящику. Изъятую корреспонденцию проверили с помощью приборов, и участь Попова была предрешена: он оказался под колпаком у Второго главка. В ходе наблюдения было установлено, что Попов дважды – 4 и 21 января 1959 года – встречался с Ланжелли и во время второй встречи получил от американца 15 тыс. руб. Было принято решение арестовать Попова, и 18 февраля 1959 года его взяли с поличным у пригородных касс Ленинградского вокзала, куда он прибыл на очередную встречу с Ланжелли.

При обыске в доме изменника в тайниках, оборудованных в охотничьем ноже, катушке для спиннинга и помазке для бритья, были обнаружены средства тайнописи, шифровальные и дешифровальные блокноты, подробная инструкция пользования шифрами и адресами, по которым он мог известить ЦРУ из СССР о своем положении.

Попов сразу во всем признался и согласился сотрудничать с Комитетом в оперативной игре по дезинформации ЦРУ. Однако на первой же встрече он предупредил Ланжелли, что находится под контролем КГБ. Сделал так: накануне умышленно порезал руку и спрятал под повязкой записку. В туалете ресторана «Арагви» снял повязку и передал американцу записку, в которой сообщал, что схвачен и находится в тюрьме КГБ.

Ланжелли не поверил агенту и предположил, что таким образом тот намерен в одностороннем порядке прекратить сотрудничество. Чтобы рассеять свои сомнения, он назначил Грэлспайсу контрольную встречу. Встреча состоялась 16 сентября в рейсовом автобусе № 12. Попов указал глазами на магнитофон, закрепленный у него за лацканом пиджака, но было уже поздно. Ланжелли был задержан, но благодаря дипломатическому иммунитету был отпущен. Вскоре он был объявлен персоной non grata и выслан из Союза.

ЭПИЛОГ

7 января 1960 года в клубе чекистов имени Ф.Э.Дзержинского под председательством генерал-майора юстиции Виктора Борисоглебского состоялось заседание Военного трибунала, в ходе которого был оглашен приговор: «Попова Петра Семеновича признать виновным в измене Родине и на основании ст. I Закона об уголовной ответственности предать смертной казни с конфискацией имущества».

ПЕРВЫЙ КРОТ В ГЛАВНОМ РАЗВЕДУПРАВЛЕНИИ. Часть 2

ПЕРВЫЙ КРОТ В ГЛАВНОМ РАЗВЕДУПРАВЛЕНИИ. Часть 2

ПЕРВЫЙ КРОТ В ГЛАВНОМ РАЗВЕДУПРАВЛЕНИИ. Часть 2

ПЕРВЫЙ КРОТ В ГЛАВНОМ РАЗВЕДУПРАВЛЕНИИ. Часть 2

ПЕРВЫЙ КРОТ В ГЛАВНОМ РАЗВЕДУПРАВЛЕНИИ. Часть 2

Читать еще:

Как в тюрьмах СССР «ломали» воров в законе

Всерьез за воров в законе взялись в середине 50-х годов в СССР, где на тот …

Добавить комментарий