Главная / Вокруг нас / ВЕЛИКИЙ ЛОНДОНСКИЙ ПОЖАР 2-5 СЕНТЯБРЯ 1666 ГОДА

ВЕЛИКИЙ ЛОНДОНСКИЙ ПОЖАР 2-5 СЕНТЯБРЯ 1666 ГОДА

великий лондонский пожар 2-5 сентября 1666 года поздней воскресной ночью 2 сентября, в пекарне горожанина томаса фарринера на улице паддинг-лэйн вспыхнул пожар. он быстро охватил здание и вскоре

Поздней воскресной ночью 2 сентября, в пекарне горожанина Томаса Фарринера на улице Паддинг-лэйн вспыхнул пожар. Он быстро охватил здание и вскоре об этом узнали городские власти. Так как водопровода в городе не было, пожарные тех лет (организованные отряды местных жителей) прибегали к разрушению соседних от горящего зданий, дабы воспрепятствовать распространению огня.

Это был адский труд, который, однако, в ту ночь применён не был. В силу небольшого размера и расположения пекарни, лорд-мэр Томас Бладворт распорядился не разваливать соседние постройки. Как говорят очевидцы, мэр послушал протестующих местных жителей. Это была роковая ошибка. Пожар сам не унялся, а когда опытные огнеборцы начали действовать, было уже поздно.

Когда огонь перекинулся на другие постройки, его распространение было стремительным. Старые здания, большей частью состоявшие из дерева, охватывались пламенем на глазах. Большинство домов бедноты имели соломенные крыши (что было запрещено, но тем не менее). В условиях тесной застройки это было фатально. Многие здания, построенные по средневековому принципу, буквально наседали друг на друга.

В воскресенье и понедельник пожар разросся и вышел за границы своего возникновения. Лондонский район Сити быстро заполонил огонь, беспрепятственно двигавшийся на север города. Все попытки тушить огонь скудными запасами воды были безрезультатными.

На следующий день пожар охватил уже всю центральную часть города. Сгорел известный Собор святого Павла. Огонь даже оказался на другом берегу реки Флит. Здесь важно упомянуть, что на береговых линиях располагались самые бедные районы, где проживали не только нищие, но и тёмные личности, хранившие там порох и мушкеты со времён недавней гражданской войны. Паника охватила город. Большинство людей не понимало, что происходит и что делают городские власти. Лорд-мэр был бессилен, вместо него даже действовал сам король (а власть монарха в Сити, как известно, под вопросом). Среди горожан поползли слухи о преднамеренных поджогах. В этом обвиняли иностранцев — французов и голландцев. Нередкими были случаи расправы над ними и грабежа их имущества.

Многие люди бежали из своих домов, пытаясь унести спасённый скарб, но на узких улицах это удавалось с огромным трудом. На этой почве хорошо заработали бедные рабочие, предлагавшие помощь в переноске имущества богачам. Владельцы лодок и повозок принялись задирать цены за свои услуги. Так в понедельник (3 числа) была зафиксирована высочайшая цена за аренду телеги — 40 фунтов (сейчас это равносильно 4000 фунтов). Власти приняли решение запереть городские ворота, насильно вынуждая горожан участвовать в тушении пожара. Но вскоре решение отменили, т.к. люди просто начали буйствовать, а не гасить огонь.

Вместо исчезнувшего уже в понедельник лорда-мэра, операцию по тушению пожара возглавил брат короля — Джеймс II. Он организовал командные пункты в городе и распорядился привлекать всех крепких мужчин в оплачиваемую пожарную службу. Сам герцог возглавил патруль, защищавший иностранцев от разъяренных толп. В понедельник вспыхнул королевский дворец, защиту которого возложили на стены Байнардс. Увы, огонь преодолел их. Говорят, в ночь на вторник сам король Карл II работал с пожарными наравне.

Во вторник в огне оказались богатые районы города, где и сгорел застроеннный лесами Собор святого Павла. Говорят, от адского жара в том районе раскалённый металл тёк по красной мостовой.

Однако, вскоре лондонцам улыбнулась удача. Наконец, стих восточный ветер, подгонявший пожар, что позволило локализовать его. Служащие Тауэра использовали порох, организовывая противопожарные взрывы на улицах города, отделявших горящие районы от уцелевших. Доходило до взрыва целых зданий для создания своего рода просек, которые оказались эффективны.

В среду пожар начал утихать. Пока городские власти «добивали» его, простые люди укрывались в лагерях беженцев. Наиболее крупный из них был в парке Мурфилдс. В жутких условиях люди ютились под открытым небом, изнывая от жажды и голода. По распоряжению короля в районе Мурфилдс открыли рынки, где торговали продовольствием. Помощь же неимущим организована не была, хотя, монарх опасался восстаний со стороны погорельцев. Впрочем, это не помешало ему обратиться к людям с просьбой пойти и поискать жильё в других местах.

Удивительны оценки жертв того времени. Некоторые общественные деятели утверждали, что погибших в огне можно по пальцам сосчитать. Их больше волновали умершие от голода и холода в последующую зиму. Также они могли легко подсчитать, сколько католиков и иностранцев растерзали беснующиеся толпы. Однако, тогда не учитывали, что люди могли сгореть в своих домах без остатка. Существовали свидетельства плавления стальных слитков, железных замков и прочих тугоплавких металлических изделий. При такой температуре от человека могут остаться максимум фрагменты костей.

Всего огонь уничтожил около 13,5 тысяч жилых домов, 87 церквей и 44 здания различных служб и крупных предприятий. Сгорело трое городских ворот. Виновников пожара так и не нашли. Постановлением королевского совета от 1667 года Великий Лондонский пожар принято считать несчастным случаем. Согласно постановлению совета эта трагедия была вызвана засухой, сильным ветром, способствовавшим быстрому распространению, и Божественным Провидением.

Однако народ жаждал найти виновника и наказать его, и решил иначе.

В возникновении пожара был обвинен француз Робер Юбер. Робер Юбер называл себя тайным агентом Папы Римского, и признался в поджоге пекарни на Паддинг-Лейн, с которой собственно и начался пожар. Юбера повесили в Тайберне 28 сентября 1666 года. После казни француза стало известно, что он прибыл в Лондон на два дня позже, чем начался пожар.

После трагедии был специально создан Огненный суд, который вплоть до 1672 года разбирал дела, касающиеся споров между арендаторами и землевладельцами по поводу разрушенных зданий во время пожара. На основании социального положения, платежеспособности гражданина, суд обязывал восстановление разрушенных зданий.

Многие выдающиеся архитекторы представили королю свои проекты по перепланировке города. Но денег на такие затратные проекты в казне не было. Лондон был восстановлен по старым чертежам, однако были проведены некоторые работы в плане пожарной безопасности, такие события должны чему-то учить. Но самым главным было то, что Лондон отныне стал каменным. Великий архитектор Кристофер Рен по приказу короля сумел восстановить Собор Святого Павла и заново отстроить все остальные разрушенные церкви.

В память о пожаре по приказу короля была возведена памятная колонна, высота которой достигает 61 метра. Сегодня, по прошествии столетий, ее чаще всего называют просто «Монумент». Эта колонна является одним из символов Лондона.

В районе Смитфилд, в этом районе огонь был остановлен, установили другую скульптуру – Золотой мальчик на Пай-Корнер. Надпись на скульптуре гласит, что Великий Лондонский пожар был послан Богом, чтобы наказать жителей города за грех чревоугодия.

Как же повлиял Великий пожар на угасание чумы 1665-1666 гг А дело в том, что немногие больные были либо слишком слабы, чтобы сбежать от огня, либо оказались заперты в карантине. Крысы-разносчики инфекции сразу побежали прочь из города, что всё равно повлекло их вымирание. Таким образом, после пожара никто из лондонцев о чуме не вспоминал.

ВЕЛИКИЙ ЛОНДОНСКИЙ ПОЖАР 2-5 СЕНТЯБРЯ 1666 ГОДА

ВЕЛИКИЙ ЛОНДОНСКИЙ ПОЖАР 2-5 СЕНТЯБРЯ 1666 ГОДА

Читать еще:

Рабы на троне фараонов

Почему Египет называли «страной тюрков» Часть-2 «Колодец Голиафа» К счастью мамлюков, Хулагу и основная часть …

Добавить комментарий