Главная / Вокруг нас / Экономика и народное хозяйство России в период империализма. Ч.-1

Экономика и народное хозяйство России в период империализма. Ч.-1

экономика и народное хозяйство россии в период империализма. ч.-1 19 февраля 1861 г. в россии произошло грандиозное событие – александр ii подписал манифест об освобождении крестьян. свыше 20

19 февраля 1861 г. в России произошло грандиозное событие – Александр II подписал манифест об освобождении крестьян. Свыше 20 млн русского крестьянства получило долгожданную «волю». Процесс освобождения происходил в два этапа: на первом крестьяне становились лично свободными, но землю в собственность пока не получали; на втором этапе они выкупали землю у помещиков.

От помещичьей земли отрезались наделы для крестьян, но существовало условие, при котором размер сельхозугодий помещика не должен быть менее 1/3 того, что ему принадлежало раньше. Для крестьян установились «высшие» (3–7 десятин) и «низшие» (1–2 десятины) наделы. В случае если бывший крестьянский надел был больше установленного «высшего», то помещик имел право лишнее отрезать в свою пользу (отсюда «отрезки»). Крестьянской семье для прокорма выделенных пахотных угодий не хватало. Лишаясь после такого дележа части своего надела, крестьянин был вынужден идти к помещику и арендовать у него землю, а в качестве платы предлагать свою рабочую силу. Так появились «отработки». Чтобы стать законным собственником, крестьянин был обязан свой надел выкупить у помещика. Но выкупная цена была намного выше существовавшей рыночной, и государство взяло на себя заботу по уплате 80 % выкупа помещику, остальные 20 % должны были внести сами крестьяне. Но крестьянство еще ведь платило подати государству. В результате этого сумма всех платежей зачастую превышала все доходы крестьянской семьи. И для того чтобы за долги не лишиться последней лошади, у помещика бралась ссуда, которая затем отрабатывалась в его хозяйстве.

Крестьянская реформа вела и к другим преобразованиям – делению населения на капиталистические классы. В русской деревне сохранялась сельская община, или «мир». Ее основой служила общая земельная собственность. Вся земля делилась на равные по качеству и размеру полоски и распределялась между общинниками по количеству мужчин в семье. Вроде бы все поровну, но процесс расслоения среди крестьян все же начался. Зажиточный и бедный крестьянин имели равное количество земли, если семьи у них были одинаковые по количеству голов. Но разорение в основном наступало оттого, что у кого-то просто не хватало средств или сил для обработки своего надела. Например, после падежа лошади или если дети уезжали в город на заработки и там оставались. Но бедней всех становились семьи, где рождались одни девочки, так как при замужестве для них полагалось приданое, да и просто потому, что женской физической силы не хватало на обработку поля.

Появляются «кулаки» и бедняки. Нищие крестьяне шли на работу к зажиточным, в качестве платы часто получая только прокорм. Пока они работали и жили у кулака, были сыты, как только уходили – голодали. Другими словами, многие люди работали за еду. Такие крестьяне получили название «батраки». Кулаками считались разбогатевшие крестьяне, мелкие лавочники, имевшие хозяйство и для его обработки нанимавшие батраков. Крестьянский класс относится к феодальному обществу, а в стране после отмены крепостного права к тому времени уже зарождалась буржуазия, представляющая капиталистический строй. Сельская община тормозила развитие товарного хозяйства и задерживала расслоение крестьян на капиталистические классы – батраков (сельский пролетариат) и кулаков (сельскую буржуазию).

В крестьянском хозяйстве, составлявшем основу русского земледелия, урожайность была значительно ниже, чем у помещиков. В результате ни в одной из капиталистических стран неурожай и сопутствующий ему голод не были такими частыми явлениями, как в царской России. Почти ежегодно какая-либо часть территории страны была поражена голодом, который очень часто принимал характер большого народного бедствия. Но и в годы удовлетворительного урожая крестьянская беднота недоедала, хотя и вынуждена была продавать часть своего хлеба на рынке.

Вследствие крайней отсталости сельского хозяйства сбор хлеба в царской России сравнительно с ее населением был невелик: на душу населения приходилось 378–390 кг, тогда как в индустриальной Германии — 376 кг, то есть немногим меньше, чем в аграрной России. Тем не менее Россия вывозила за границу ежегодно 10,5 млн. зерна, что составляло половину всего товарного хлеба в стране. По экспорту хлеба царская Россия занимала первое место в мире; хлебный экспорт России составлял около трети всего мирового экспорта (35,4 млн. т). Экспорт огромного количества хлеба был результатом недоедания трудящихся и вследствие отсутствия зерна в кормовом рационе скота.

Общественная структура производства хлеба в России определялась следующими факторами: с одной стороны, помещичьи и кулацкие хозяйства — основные поставщики сельскохозяйственных продуктов на рынок; с другой стороны, огромная масса середняцких и бедняцких крестьянских хозяйств, по преимуществу потребительского типа. В дореволюционной России 71,6% всего товарного хлеба было сосредоточено в руках помещиков и кулаков. Товарная продукция преобладавшей массы бедняцких и середняцких хозяйств, дававшей половину валовой продукции хлеба, составляла лишь 28,4%. Эти же данные говорят о глубоком проникновении в сельское хозяйство России капиталистических отношений, которые вызывали классовое расслоение деревни, превращали значительную часть крестьян в бедняков, полупролетариев и сельскохозяйственных пролетариев — батраков, выделяя на противоположном полюсе эксплуататорскую верхушку — кулаков, которые вместе с помещиками угнетали трудящиеся массы.

Классовое расслоение деревни особенно усилилось после издания в 1906 г. столыпинского земельного закона о выделении крестьян из общин на хутора. Этим законом в полной мере воспользовались кулаки, которые путем скупки земли и разорения маломощных крестьян увеличили размеры своего хозяйства. Кулацкие хозяйства имели в своих руках половину всех крестьянских посевов. Путем усиления кулачества царское правительство стремилось укрепить позиции капитализма в деревне и, таким образом, устранить угрозу аграрной революции. В. И. Ленин, характеризуя столыпинское законодательство, указывал, что оно было «…насквозь проникнуто чисто буржуазным духом. Оно, вне всякого сомнения, идет по линии капиталистической эволюции, облегчает, толкает вперед эту эволюцию, ускоряет экспроприацию крестьянства, распадение общины, создание крестьянской буржуазии». Столыпинская реформа, направленная на укрепление позиций капитализма в деревне, еще более ухудшила положение трудящихся крестьян, деревенской бедноты и обострила классовую борьбу в деревне.

Перед войной среди крестьян насчитывалось 65% бедняков, 20% середняков и 15% кулаков. Около трети всех крестьянских хозяйств не имели лошадей, значительная часть не имела и коров. У 15% крестьянских дворов совершенно не было своей пахотной земли. Низкий уровень развития сельского хозяйства вызывал относительное аграрное перенаселение деревни. Высвобождавшиеся в процессе классового расслоения батраки и бедняки-крестьяне, не находя применения в сельском хозяйстве, вынуждены были искать работу в городе, пополняя резервную армию пролетариата. Дореволюционная деревня была отсталой как в экономическом, так и в культурном отношении. По переписи 1910 г. среди крестьян грамотных было только 31,7% мужчин и 8,6% женщин. Основная причина крайней отсталости сельского хозяйства России заключалась в помещичьем землевладении и пережитках крепостничества.

——————————————————————————————————————————

Россия начала XX в. являлась многонациональным государством, имевшим высокую, самостоятельную национальную культуру. Страна обладала колоссальными природными ресурсами и огромными резервами рабочей силы в городе и деревне. Но Россия находилась под тяжестью отсталого политического строя — царского самодержавия, руководящей политической силой в стране были помещики-крепостники. Вследствие этого Россия в технико-экономическом отношении значительно отставала от передовых капиталистических стран, что непосредственно отражалось на военной и экономической мощи государства. Царская Россия, хотя и ставила перед собой крупные внешне-политические задачи, не имела в достаточной мере экономических ресурсов для успешного их осуществления. Отсталость России в политическом и технико-экономическом отношении была обусловлена в известной мере особенностями ее исторического развития, именно тем, что в стране долго господствовало крепостное право, которое пало лишь в 1861 г. К 60-м годам XIX в. Англия представляла собой крупную индустриальную державу. В России же в это время промышленность находилась в зачаточном состоянии. И даже после падения крепостного права пережитки крепостничества являлись крупным тормозом на пути экономического развития России.

В крестьянском землевладении преобладали мелкие хозяйства. Они страдали от мелкополосицы и чернополосицы своих угодий, в которые вклинивались помещичьи и кулацкие владения. Недостаток у большинства крестьян пашни и отсутствие в их распоряжении лесов, лугов и пастбищ закрепляли пережитки крепостничества в деревне (издольщина, испольщина, отработки и т. д.), что ставило бедняцкие и середняцкие крестьянские хозяйства в полную зависимость от помещиков и кулаков. Царская Россия была преимущественно аграрной страной, с недостаточно развитой промышленностью, что выражалось в высоком удельном весе сельского хозяйства в экономике страны. На долю сельского хозяйства приходилось три четверти населения и около двух третей народного дохода. Из общей суммы экспорта на продукты сельского хозяйства приходилось свыше 80%. Сельское хозяйство России было полностью подчинено рынку уже к началу XX в. Капитализм втянул его в торговый оборот, а вместе с этим и в мировое экономическое развитие, вырвал его из многовекового застоя патриархальности. В течение первого десятилетия XX в., особенно в период промышленного подъема 1909–1913 гг., сельское хозяйство сделало значительные успехи в развитии производства и повышении товарности.

Посевные площади по всей стране выросли с 88,3 млн. десятин в 1901–1905 гг. до 97,6 млн. десятин в 1911–1913 гг., причем в нечерноземной полосе посевы сохранились почти на одном уровне (21,3 млн. и 21,8 млн. десятин), в черноземной они увеличились на 14,1% (с 49,7 млн, до 56,7 млн. десятин), а в азиатской России почти вдвое (с 5,1 млн. до 9,5 млн. десятин) За период 1901–1913 гг. значительно выросли посевные площади под техническими и специальными культурами (хлопок, табак, подсолнух, свекла, картофель и др.). Посевная площадь под хлопком увеличилась на 111,6%, под подсолнухом — на 61%, под сахарной свеклой — на 35,5%, под табаком — на 18,5%, под картофелем — на 15,8%. В то же время площадь под льном и коноплей сократилась на 11,1%. Площадь под кормовыми культурами возросла на 79,3%, что свидетельствует об усилении интенсификации животноводства. Посевная площадь под зерновыми культурами за этот период увеличилась на 10,8%, причем по отдельным районам рост шел крайне неравномерно. В то время как в нечерноземной полосе посевная площадь выросла всего на 1,4%, на Северном Кавказе посевы увеличились на 47%, в Западной Сибири и в Северном Казахстане — на 62,7%. Все это свидетельствует о росте товарного земледелия, о развитии капиталистических отношений в сельском хозяйстве России в XX в. Несмотря на значительные успехи в промышленности, достигнутые за последние десятилетия, технический уровень сельского хозяйства оставался крайне низким и в XX в. Механизация сельского хозяйства в России по сравнению с передовыми капиталистическими странами была весьма незначительной. Отношение мощности механических двигателей, применявшихся в сельском хозяйстве и в обслуживавших его предприятиях, к живой рабочей силе (человека и животных) было: в России — 24%; в Англии — 152%, в Германии — 189%, в Соединенных Штатах Америки — 420%.

Одним из основных показателей технического уровня сельского хозяйства является потребление им сельскохозяйственных машин и удобрений. В. И. Ленин в работе «Аграрный вопрос в России к концу XIX века», указывая на рост производства и ввоз сельскохозяйственных машин в Россию и подчеркивая, что этот факт свидетельствует о прогрессе капиталистического земледелия, вместе с тем отмечал чрезвычайную медлительность этого прогресса. Правда, за период 1900–1913 гг. потребление сельскохозяйственных машин значительно увеличилось. В 1900 г. оно составляло всего 27,9 млн. рублей, а в 1913 г. определялось уже в 109 млн. рублей, в том числе импортных машин на 48,9 млн. рублей. Потребление сельскохозяйственных машин росло за счет капитализировавшихся помещичьих и кулацких хозяйств. Технический уровень середняцких и бедняцких крестьянских хозяйств попрежнему оставался чрезвычайно низким. Основными орудиями труда в крестьянском хозяйстве были соха, деревянные плуг и борона, серп и коса. Молотилки, веялки, конные жнейки и другой относительно усовершенствованный инвентарь находили применение лишь в помещичьих и в некоторых кулацких хозяйствах. Производство и потребление минеральных удобрений было весьма незначительно. Внутреннее производство фосфатов всех видов в 1912 г. составляло 3,2 млн. пудов; ввоз из-за границы достигал 35 млн. пудов. Для такой огромной страны, как Россия, этого количества было явно недостаточно. В сельском хозяйстве господствовала трехпольная система, приводившая к истощению почвы и к низким урожаям. Правильные севообороты, создающие возможность восстановления плодородия почвы и повышения урожайности, применялись крайне редко. По урожайности зерновых Россия стояла на последнем месте среди передовых капиталистических стран: в 1909–1913 гг. средняя урожайность в России составляла лишь 45 пудов с десятины, тогда как в Дании — 195 пудов, в Германии — 152 пуда, во Франции — 90 пудов. В крестьянском хозяйстве, составлявшем основу русского земледелия, урожайность была значительно ниже, чем у помещиков. В результате ни в одной из капиталистических стран неурожай и сопутствующий ему голод не были такими частыми явлениями, как в царской России. Почти ежегодно какая-либо часть территории страны была поражена голодом, который очень часто принимал характер большого народного бедствия. Но и в годы удовлетворительного урожая крестьянская беднота недоедала, хотя и вынуждена была продавать часть своего хлеба на рынке.

Экономика и народное хозяйство России в период империализма. Ч.-1

Экономика и народное хозяйство России в период империализма. Ч.-1

Экономика и народное хозяйство России в период империализма. Ч.-1

Экономика и народное хозяйство России в период империализма. Ч.-1

Экономика и народное хозяйство России в период империализма. Ч.-1

Экономика и народное хозяйство России в период империализма. Ч.-1

Экономика и народное хозяйство России в период империализма. Ч.-1

Экономика и народное хозяйство России в период империализма. Ч.-1

Экономика и народное хозяйство России в период империализма. Ч.-1

Экономика и народное хозяйство России в период империализма. Ч.-1

Читать еще:

Фермер в Китае утром вошел в подозрительно тихий курятник и пораженно замер. Все помещение было усеяно безжизненными тушками. Мыслей было всего две — или отравили из зависти соседи, или в курятнике пошалил какой-то дикий зверь. Фермер отправился проверять

Хозяин пса и слышать ничего не хотел о возмещении ущерба. Но вмешательство полиции заставило его …

Добавить комментарий