Главная / Вокруг нас / Конные атаки сентябрьской кампании

Конные атаки сентябрьской кампании

конные атаки сентябрьской кампании один из самых популярных эпизодов польской кампании вермахта в сентябре 1939 года — атаки польской кавалерии на немецкие танки. глупых, отставших в техническом

Один из самых популярных эпизодов Польской кампании вермахта в сентябре 1939 года — атаки польской кавалерии на немецкие танки. Глупых, отставших в техническом плане поляков не высмеивает только ленивый. Кавалерийские атаки настолько закрепились в человеческой памяти, что даже известный польский кинорежиссёр Анджей Вайда снял подобную сцену в фильме «Лётна». Неужели поляки были настолько безумны, что действительно бросались в самоубийственные атаки

В первые дни войны

Одна из наиболее известных кавалерийских атак произошла в первый день войны под Кроянтами. Но она не была единственной. В тот же день состоялся бой с участием кавалерии с обеих сторон: разъезд 11-го полка уланов Легионных столкнулся с немецким конным патрулём в Королевских Лесах. Уланы атаковали, используя в бою пики и сабли. В скоротечной схватке, после которой участники отступили в разные стороны, поляки понесли бо́льшие потери убитыми, но среди немцев оказалось намного больше раненых, преимущественно от холодного оружия.

1 сентября отличился и 1-й эскадрон 5-го полка уланов Заславских. В отличие от остальных частей полка, входивших в Подляшскую конную бригаду, он был передан 18-й пехотной дивизии и располагался в Мужинце. Позиции эскадрона подверглись массированному артиллерийскому обстрелу, после чего немцы перешли в наступление и отбросили уланов из посёлка. Придя в себя после первого боевого столкновения, уланы под командованием поручника Ежи Рожковского совместно с батальоном обороны народовой провели контратаку в пешем строю. В рукопашной схватке они выбросили немцев из Мужинце. Когда противник повторил наступление при поддержке танков, уланы, используя противотанковые ружья, подбили два из них, заставив остальные отойти.

Остальные эскадроны уланов Заславских проявили себя через два дня. Совместно с входившими в Подляшскую бригаду кавалерии 10-м полком уланов Литовских и 9-м полком стрелков конных в ночь на 3 сентября они совершили рейд в Восточную Пруссию. Почти не встретив сопротивления, поляки захватили несколько населённых пунктов и на следующий день ушли на свою территорию. Их трофеями стали 30 пленных немцев (из них два офицера), 15 станковых пулемётов, два легковых автомобиля и около 200 велосипедов. Несколько позднее подобные рейды в Восточную Пруссию повторили, только в несколько меньших масштабах, части 2-го полка уланов Гроховских, а также два эскадрона 3-го полка шволежеров Мазовецких.

А я ещё и обороняться могу…

Уланы умели не только атаковать в конном строю. Взаимодействуя с другими родами войск, они могли стать стеной на пути немцев и остановить даже танковый каток. Это наглядно продемонстрировали уланы Волынской кавалерийской бригады под командованием полковника Юлиана Филиповича в битве под Мокрой всё в тот же кровавый день 1 сентября. Входившие в состав бригады четыре кавалерийских полка (2-й полк конных стрелков, 12-й полк уланов Подольских, 19-й полк уланов Волынских и 21-й полк уланов Надвислянских) при поддержке двух пехотных батальонов, 2-го дивизиона конной артиллерии, 21-го танкового дивизиона (13 танкеток TKS и восемь бронеавтомобилей) и бронепоезда «Смелый» в течение дня сдерживали наступление 4-й танковой дивизии вермахта, в составе которой насчитывался 341 танк, из них 183 PzKpfw I и 130 PzKpfw II. Поначалу немцам удалось потеснить поляков и на некоторое время даже занять Мокру. Однако огонь польской артиллерии вынудил их отступить на исходные позиции.

Немецкие танкисты несколько раз повторяли атаки, но им не везло. Имея на вооружении пулемёты и 20-мм пушки, немецкие танки ничего не могли поделать с польским бронепоездом, своеобразной «движущейся крепостью», ставшей главной силой польской обороны. А уланы, используя противотанковые 37-мм пушки Bofors, пристрелянные накануне по местности, доводили счёт до разгромного. Вечером контратакой танкового дивизиона при поддержке пеших уланов поляки вернули себе первоначальные позиции. К концу дня немцы потеряли около 40 танков, несколько десятков машин было повреждено. Потери среди живой силы достигали тысячи человек убитыми и ранеными. Поляки потеряли в два раза меньше. Но понимая, что численное превосходство немцев рано или поздно сыграет свою роль, и узнав о прорыве немецкой 1-й танковой дивизии на соседнем участке, полковник Филипович отдал приказ об отступлении.

Во время боя под Мокрой произошёл эпизод, сыгравший, возможно, большую роль в становлении легенды об уланских атаках на немецкие танки. Патруль 3-го эскадрона 12-го уланского полка, направляясь к посёлку Мокра, внезапно наткнулся на наступавшие немецкие танки. Понимая, что скорость пули выше скорости коня, и что в случае отступления пуля в спину будет неизбежной, уланы пошли на, казалось, самоубийственный шаг. Поляки пустили коней в галоп прямо на танки противника, стремясь смешаться с немецким подразделением и тем самым избежать пулемётного и артиллерийского огня. План сработал на сто процентов: смешавшись с танками, уланы затем на высокой скорости проскочили дальше и, выйдя к посёлку Мокра ІІ, присоединились к оборонявшимся на той позиции своим товарищам.

Впрочем, существует и другое описание этого эпизода. Отступавшие в пешем строю уланы всё того же 3-го эскадрона, желая спасти лошадей от огня немецкой артиллерии, с несколькими коневодами отправили их прямо через строй наступавших танков. Как и в первой версии, всё закончилось хэппи-эндом.

Атака на берегах Бзуры

Ещё одна уланская кавалерийская атака, претендующая на вхождение в легенду, произошла во время битвы на Бзуре. По всей видимости, именно её запечатлел известный польский художник-баталист Ежи Коссак. Речь идёт об атаке 14-го полка уланов Язловецких.

Полк входил в состав армии «Познань» и в первые дни войны не участвовал в боях с немцами, занимаясь борьбой с диверсантами. Только 7 сентября, выйдя к Бзуре, язловецкие уланы столкнулись с врагом. Это сражение стало первым крупным кризисом в сентябрьской кампании вермахта. Немцы, наступая на Варшаву, «проспали» армию «Познань», которая объединилась с остатками армии «Поморье» и создала угрозу северному флангу немецкой группировки, наступавшей на польскую столицу. Отметим, что 17 сентября немцы отменили все боевые вылеты люфтваффе, если они не были связаны с долиной Бзуры. Из всех кавалерийских частей, бывших в его распоряжении, командующий армией «Познань» генерал Тадеуш Кутшеба сформировал Оперативную конную группу под командованием генерала Романа Абрахама и поставил перед ней задачу: сыграть роль своеобразного тарана и пробить полякам, вокруг которых уже смыкалось окружение, дорогу на Варшаву через Кампиносскую Пущу.

Первоначально группа пыталась прорваться у селения Ляско, но встретила там ожесточённое сопротивление немцев. Тогда Абрахам перенёс удар севернее. Остриём тарана стали Язловецкие уланы. Вечером 19 сентября путь уланам возле селения Волька Венглёва преградила немецкая моторизованная пехота. Не имея при себе ни артиллерии, ни пулемётов, уланы были бы обречены в случае пешей атаки. Командир полка полковник Эдвард Годлевский отдал приказ наступать в конном строю. Выстроившись поэскадронно, уланы ринулись в бой. В авангарде шёл 3-й эскадрон под командованием поручника Мариана Валицкого.

Находившийся при немецких войсках итальянский журналист Марио Аппелиус, свидетель этих событий, так описал атаку уланов: «Внезапно героическая кавалерия численностью в несколько сотен всадников галопом вышла из зарослей. В центре наступающих развевалось знамя. Все немецкие пулемёты умолкли, и только пушки продолжали стрелять, создав огненную стену в трёхстах метрах от немецких позиций. Польские кавалеристы неслись на полной скорости, как на средневековых картинах! Во главе скакал командир с поднятой в руке саблей. Было видно, как сокращалось расстояние между группой польских кавалеристов и стеной немецкого огня. Было безумием продолжать эту атаку навстречу смерти. Но всё же поляки прошли дальше».

Домчавшиеся до немецкой пехоты уланы нанесли ей страшные потери. Спастись смогли только те, кто был недалеко от лесной опушки. Однако, развивая успех, уланы наткнулись на немецкие бронемашины, пулемётный огонь которых нанёс им большой урон. Тем не менее дело было сделано: дорога на Варшаву была открыта. Позднее погибших во время прорыва уланов (среди них и возглавлявший атаку поручник М. Валицкий) немцы похоронили с военными почестями. Солдаты вермахта салютовали над гробами погибших героев.

Уланы против Красной армии

А что же на востоке Польши Может там найдём свидетельства, подтверждающие воспоминания участников В документах зафиксирована только одна атака, осуществлённая в конном строю польскими уланами против красноармейской пехоты. Отметился уже известный нам 14-й полк уланов Язловецких, точнее, его запасной батальон. 24 сентября возле села Гусинное (неподалёку от Грубешова) уланы совместно с эскадроном конной полиции под общим командованием Витольда Радзилевича атаковали пехотные части советского 8-го корпуса.

Поляки не стремились вступить в бой с красноармейцами и пытались уйти к румынской границе. Но быстрые темпы наступления Красной армии привели к тому, что дорога на юг была перекрыта. Чтобы прорваться, уланы решили предпринять атаку в конном строю. Наступление поддержала польская пехота, имевшая на вооружении 81-мм миномёты. Дальнейший ход событий развивался так же, как и на западных участках фронта: атака четырёх сотен всадников имела первоначальный успех, несколько сотен красноармейцев было убито и ранено. Однако подошедшие танки кардинально изменили ситуацию. Поляки были окружены, а когда закончились боеприпасы к миномётам, капитуляция показалась лучшим выходом из создавшейся ситуации.

Истоки легенды

Так как же возникла легенда про «с шашкою на танк» Её истоки, по всей видимости, надо искать в репортаже итальянского корреспондента Индро Монтанелли. 2 сентября он посетил поле боя под Кроянтами, видел мёртвых лошадей и тела погибших солдат. Находясь под впечатлением от рассказов о кавалерийской атаке, журналист написал восторженный очерк об этих событиях, добавив от себя несколько ярких, но неправдивых моментов. Именно под пером Монтанелли немецкая мотопехота превратилась в танки, на которые с саблями бросились уланы. Итальянец желал продемонстрировать мужество поляков, но вышло так, что он оказал им медвежью услугу.

Нацистская пропаганда довольно быстро взяла выдуманный итальянцем факт на вооружение. Уже в конце сентябрьской кампании все жители Германии знали, что польская армия оказалась настолько отсталой в плане вооружения, что кавалеристы атаковали немецкие танки с саблями в конном строю, абсолютно не имея представления о том, как устроены танки. Позднее этот факт настолько закрепился в головах, что даже не требовал доказательств.

Как видим, атаки польских уланов в конном строю были нечастым явлением, которое тем не менее навсегда запечатлелось в памяти очевидцев. Случались они, как правило, спонтанно, когда поляки натыкались на вражеские силы и не могли их обойти. А единственный случай, который можно, пусть и с натяжкой, назвать атакой конницы на танки, был прорывом, единственно возможным в сложившейся ситуации.

Конные атаки сентябрьской кампании

Конные атаки сентябрьской кампании

Конные атаки сентябрьской кампании

Конные атаки сентябрьской кампании

Конные атаки сентябрьской кампании

Конные атаки сентябрьской кампании

Конные атаки сентябрьской кампании

Конные атаки сентябрьской кампании

Конные атаки сентябрьской кампании

Конные атаки сентябрьской кампании

Читать еще:

Как в тюрьмах СССР «ломали» воров в законе

Всерьез за воров в законе взялись в середине 50-х годов в СССР, где на тот …

Добавить комментарий