Главная / Вокруг нас / ЖИЗНЬ В ОККУПАЦИИ

ЖИЗНЬ В ОККУПАЦИИ

жизнь в оккупации 14 октября 1941 года. из дневника жительницы города пушкин (оккупирован немцами в сентябре 1941 года), коллаборационистки лидии осиповой: «никогда еще наша жизнь не была еще

14 октября 1941 года. Из дневника жительницы города Пушкин (оккупирован немцами в сентябре 1941 года), коллаборационистки Лидии Осиповой:

«Никогда еще наша жизнь не была еще столь напряженной. С одной стороны угроза физическому существованию как от снарядов и пуль, так и от голода, с другой — непрерывное и острое ощущение свободы. Мы все еще переживаем медовый месяц думать и говорить по-своему. Немцы нами, населением совершенно не интересуются, если не считать вдохновений комендантов, которые меняются чуть ли не еженедельно, да еще мелкого грабежа солдат, которые заскакивают в квартиры и хватают, что попало. То котел для варки белья утянут, то керосиновую лампу, то какую-либо шерстяную тряпку. Усиленно покупают за табак и хлеб золото и меха. За меховое пальто платят две буханки хлеба или пачку табаку. Но платят. Жадны и падки они на барахло, особенно на шерстяное, до смешного. Вот тебе и богатая Европа. Даже не верится. А пишут всякие гадости про красноармейцев, которые набрасывались в Финляндии на хлам. Так то же советские, которые и в самом деле нищие. И хлам финский совсем не то, что наш. Вот тебе и покорители всей Европы! Чудно!»

P.S. Лидии Осиповой было с чего удивляться. Нацистская пропаганда на оккупированных территориях массово распространяла брошюру «Гитлер-освободитель», где сообщалось, что под «гениальным руководством Адольфа Гитлера» и «дружной работе всего народа» Германия превратилась в цветущую и счастливую страну».

И вот перед лицом жителей СССР предстали солдаты «освободители из цветущей и счастливой страны», которые занимались форменным грабежом и мародёрством. Конечно же, Осипова не могла знать о реалиях этого «процветания и счастья».

А реалии III Рейха были таковы. Не смотря на то, что нацисты трезвонили об своих экономических успехах, перебои с потребительскими товарами начались еще до войны. Свидетельства об этом можно найти в мемуарах Альберта Шпеера, будучи генеральным инспектором имперской столицы по строительству, он вспоминал, как в марте 1938 года богатые берлинцы ринулись за товарами в Вену после присоединения Австрии к Германии.

Не всё было хорошо и с продовольствием. Именно благодаря ограблению Австрии, нацистскому руководству удалось обеспечивать своих граждан хлебом более приличного качества без примеси кукурузной муки в белом хлебе и со сниженным процентом отрубей в ржаном хлебе. При этом всё равно наблюдалось снижение потребления мяса, с 1927 по 1939 гг. в рабочих семьях Германии его потребление упало на 18%, а потребление жиров упало на 37%.

С началом Второй мировой войны положение немцев ещё более усугубилось. была введена сложная система рационирования продовольственных товаров и одежды. Черный рынок был под запретом, хотя он и функционировал, простым рабочим он был слабо доступен.

Германия практически не имела своего хлопка, шерсть и выделанную кожу в основном завозили из-за границы. Для закупки последнего нужна была валюта, которую нацистское руководство тратила на программу вооружения. Немцы ещё до начала Второй мировой войны массово одевались в платья из целлюлозного сырья (искусственной ткани, получаемой из древесной целлюлозы). Поэтому, то что немецкие солдаты оказали «падки на шерстяные вещи» было лишь обусловлено отсутствием таковых в самой Германии и немецкие солдаты были вынужден заботиться о своих семьях такими способами.

То что, жители СССР жили несколько богаче Германии, признавал А. Розенберг, в своих оккупационных планах он писал: «Мы не берем на себя никакого обязательства по поводу того, чтобы кормить русский народ продуктами из этих областей изобилия. Мы знаем, что это является жестокой необходимостью, которая выходит за пределы всяких чувств». Таким образом, ряд областей СССР нацистам виделись именно «регионами изобилия».

Не скрывал грабительских интересов Германии и начальник Генерального штаба сухопутных войск вермахта Франц Гальдер: «Даже если в результате разгрома России нам удастся накормить хотя бы часть армии — а на территории России останутся от 65 до 70 дивизий — потребности Германии в сырье и продовольствии могут удовлетворяться неопределенно долго.»

Читать еще:

Беляны. Чудо корабли прошлого.

Увидев изображение подобного корабля, многие решат, что это старинный авианосец или прототип Ноева ковчега. Если …

Добавить комментарий